2016-12-01T16:17:38+03:00
Комсомольская правда
1

У четы самарских ветеранов на двоих одна Победа

Андрей Петрович и Зоя Федоровна ценят каждый день, поведенный вместе.Андрей Петрович и Зоя Федоровна ценят каждый день, поведенный вместе.Фото: Андрей ЦЫГАНОВ

«Комсомольская правда» продолжает рассказывать об участниках Великой Отечественной войны в рамках проекта «Военная летопись губернии». Сегодня речь пойдет об Андрее Петровиче Тонковидове и Зое Федоровне Гуркиной

Андрей Петрович Тонковидов и Зоя Федоровна Гуркина, уже давно считают себя коренными самарчанами. Их свела судьба в 1989 году и с тех пор у них на двоих одна Победа, одни воспоминания, одна жизнь. Так сложилась судьба. Живут они покладисто, дружно, любят друг друга и, несмотря ни на что, смотрят в будущее с оптимизмом. Наверное, это и есть секрет их семейного счастья. Секрет счастья людей, на долю которых упали все тягости и невзгоды прошлого века.

Измотанный, измученный народ

Андрей Петрович, а когда то босоногий Андрюшка, рос в многодетной семье в селе Дмитровка Саратовской области. В семье было одиннадцать детей: шесть мальчишек и пять девочек. Первое четкое, страшное о своем детстве Андрей Петрович пронес через всю свою жизнь. Ему было всего шесть лет, но он четко помнит, как в далеком нищем и голодном 1933 году их семья чуть не умерла от истощения. Голод был такой, что гнилая картошка, лебеда, крапива, суррогаты казались праздничной едой. По воспоминаниям Андрея Петровича их семья выжила чудом.

В 1941 году Андрею исполнилось 14 лет, он закончил семь классов, что тоже удивительно для такой большой семьи. Обычно уже после четырех-пяти классов в таких семьях дети начинали работать наравне со взрослыми и в школу не ходили.

Мыслей сбежать на фронт у Андрея не было. Потому что времени не было думать и рассуждать. С лета 1941 и до 1944 года паренек работал. Подростки тогда хоть и голодными, щуплыми были, но «пахали» как двужильные. Андрей работал прицепщиком.

- Это вовсе не от слова «прицеп, - рассказывает Андрей Петрович. - Это садишься на плуг за пашущим трактором и от рассвета до заката этот плуг лопатой, руками от травы очищаешь. Пыли наглотаешься, травинок, земля на зубах. Потом нам даже очки выдавать стали, так как глаза больше всего страдали.

Измотанный, измученный был народ деревень. Души истерзанные, руки работой скрюченные, спины сорванные. И, когда в 1944 году пришла Андрею повестка, которую он ожидал, сначала даже ничего не ёкнуло. Пошли они с сестрой 10 километров пешком до районного центра, к сборному пункту Андрея в Советскую Армию провожать.

- Сестра белугой ревет, надрывается. Я поначалу как будто безразличный был. Куда скажут, туда пойду, а потом тоже всплакнул, видя, как сестра убивается. С района собрали нас двадцать пять пацанят. На вокзале рассортировали. Меня для начала во внутренние войска приписали. Подстригли, обмундирование выдали. И 4 ноября 1944 года я начал двухмесячный курс молодого бойца в Куйбышеве, на ул. Вилоновской, дом 2, - ветеран рассказывает задумчиво, будто киноленту былых лет просматривает.

Самый образованный – семь классов окончил

После курсов молодого бойца начали приходить офицеры и отбирать себе бойцов. Андрей оказался самым образованным, все-таки семь классов окончил, у других не больше пяти было, и его сразу забрали в связисты. До марта 1945 поддерживал телефонную связь, ловко управляясь со шнурами. Знали все, что война к завершению идет, но неожиданно в конце марта пришел приказ - направить в Румынию роту солдат для перевозки военнопленных фашистов. В эту команду попал и молодой связист Тонковидов. Как мог подумать деревенский мальчишка, что за границей побывает, а уж тем более фрицев ненавистных в плен повезёт! Привезли их в румынский город Плоешти - главный источник добычи нефти нацисткой Германии во время войны. Видимо из-за этого фашисты бомбили город до последних дней войны. Во время бомбежек все прятались в подвалах. В часы бомбежек не нюхавшие пороху новобранцы притихали.

Такое было голодное детство у Андрея Петровича, что суп, перловая каша, консервы, которыми их там кормили, казались связисту пищей богов. Тем временем эшелон был сформирован и готов к отправке на Северный Кавказ. Именно туда отправили этот поезд с военнопленными.

- Условия для пленных были хорошие, это они наших людей как скот в рабство и в концлагеря вывозили. У них же и помыться было где, и в туалет всегда сходить можно было. Я вдоль всего эшелона проводную связь держал. На станциях их, конечно, никто не выпускал, в каждом тамбуре наши солдаты дежурили, но это не в товарниках холодных, где даже соломы не было, советских детишек в ад возить. Поразился я тогда жесткой дисциплине пленных. Может от страха, может, действительно они такие по натуре своей немецкой. В каждом вагоне свой «старший» немец-офицер был. Видел я пару «подзатыльников» от офицеров другим пленным, отвешенных за какие-то небольшие нарушения, но не более. Кормили их нормально, а бежать никто и не пытался. Поверженные были, побежденные, послушные. Выгрузили пленных на Северном Кавказе, а наш эшелон через Казахстан отправили в Куйбышев, - вспоминает Андрей Петрович.

Слез радости – никто не жалел

Дорога в Куйбышев стала для Андрея Петровича первыми выходными днями за всю недолгую жизнь. Тут и подумать можно было, поговорить, да даже при медленном движении поезда спрыгнуть и цветов в лугах придорожных набрать. О Великой Победе узнали в Куйбышеве, по радио. Командиры нас, молодых в клуб собрали, праздник устроили. Радости, слез радости – никто не жалел. Святой был праздник.

До 1949 года Андрей Петрович проработал телефонистом и на телеграфиста обучился за это время. А в 1949 году отобрали 25 молодых вояк, устроили экстренный одномесячный курс и сразу экзамен назначили. Из 25 человек трое испытания прошли, Андрей Петрович был среди лучших. Их и отправили в Казань, дальше учиться. В 1951 прямиком из Казани попал Андрей Петрович в Магадан, там отслужил 10 лет, а на танцах молодой и уже статный офицер познакомился со своей первой женой. В Магадане Андрей Петрович получил еще одно образование, юридическое. В 46 лет уволился из Вооруженных сил, но дома едва просидел месяц, не смог без работы и направили его работать военруком в авиационный техникум. Работу оставил Андрей Петрович только в 71 год. К своим наградам ветеран относиться трепетно: медаль «За боевые заслуги», ветеран вооруженных сил СССР, медаль «За победу за Германией», «За безупречную службу». Они – вся его жизнь.

«Куда ж мы вас, детей посылаем?»

Супруга Андрея Петровича, Зоя Федоровна Гуркина тоже связисткой была.

- Когда сказали, что война началась, страшно очень было. У нас мальчишек с 10 класса на фронт забрали. Провожали - стон стоял над станицей. Сердца леденели. А мы школьники ездили окопы рыть, в полях работали. И малыши, и старшеклассники, - рассказывает Зоя Федоровна.

С 1944 года Зоя Фёдоровна стала телеграфисткой. Когда на медкомиссию зашла маленькая, как Дюймовочка девочка, военврач расплакалась: «Куда ж мы вас, детей посылаем?». Посадили телеграфисток, диспетчеров, машинисток-стенографисток в товарные вагоны и повезли. Бомбили эшелон часто, сначала поезд самолет «рама» -разведчик освещал, а за ним бомбардировщики летели. Девчонки с нар кувырком падали и в лес бежали. «Было так жутко, что ни есть, ни пить, ни спать не хотелось. Плакали, страшно умирать было». Эшелон их продвигался к Германии вместе с линией фронта. Часто шли за поездом, их посылали налаживать связь. «Дали нам задание троим 17 -летним через болото связь провести. Меня поставили осматриваться, чтобы кто из леса не выскочил, а ребят тех-девочку и паренька в миг болото и засосало…» - на глазах у Зои Фёдоровны накатились слезы…

Присоединили их военно-эксплуатационный отдел к 1-му Украинскому фронту: «Попала я на глаза начальнице политотдела и начальнице связи. Я самая молодая и хрупкая была. На мне самое маленькое обмундирование как на вешалке висело. Глаза зареванные- к мамочке хотелось, голодная, в каких-то тапочках. Видно совсем плохо выглядела, раз они меня к себе пристроили. Что по связи передавали и сами часто не знали. Нам цифры дадут, мы их передаем, это шифровки были. Ночью отдежуришь, что надо азбукой Морзе отобьешь, а днем раненым помогать, полы мыть, перевязки, уколы. Кормили искалеченных солдатиков с ложки» …

День Победы Зоя в Берлине встретила. Говорит, счастливее всех счастливых была. В августе 1945 на самодеятельном концерте в Берлине познакомилась с молодым офицером из Уфы, а уже в сентябре они стали мужем и женой…

У Зои Федоровны есть награды за победу над Германией, она участница освобождения Украины, имеет почетный знак ветерана войны и военной службы. А вот награды «За доблестный труд» и «Ударник коммунистического труда» она получила позже, в Куйбышеве, где работала на Заводе аэродромного оборудования.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24