Звезды

«Пристань»: многие лета

Театр имени Вахтангова отметил 90-летие отметили звездной премьерой

На юбилейном спектакле в театре им. Е.Вахтангова можно было приобрести брелок в виде театрального номерка, на котором выгравировано: «6 ряд 13 место». 13 – число своенравное, но для этих стен счастливое. Евгений Вахтангов родился 13. В 1913 он возглавил студенческую драматическую студию. 13 сентября 1920 студия получила право называться Третьей студией МХТ. А 13 ноября 1921 был сыгран первый спектакль нового театра. С тех пор прошло 90 лет…

Художественный руководитель театра Римас Туминас избежал повторений и привычных юбилейных торжеств. Не капустником отметили юбилей и даже не «Принцессой Турандот» (спектакль-символ театра). Знаменательную дату, как и положено в театре, отметили спектаклем. Название «Пристань» украсило афишу. Восемь отсеков корабля вместили восемь произведений и авторов для восьми легендарных актеров, но на палубу судна вышла почти вся труппа театра, а все каюты (зрительный зал) были полны.

Звон колоколов и вой метели погружают зал в отнюдь не праздничную атмосферу. От праздника тут только помпезная люстра, как бельмо нависающая над сценой. Кажется, что «Пристань» сыграют о последнем пристанище, о «мирной гавани». Пробирающая до дрожи, пронизывающая как холод музыка Фаустаса Латенаса поработила зал: ни кашля, ни постороннего звука, безмолвие. Музыкальная тема «Miserere» (дословно – мольба о милосердии) в начале вечера казалась обращенной к публике. До открытия занавеса в зале витало тютчевское «Когда дряхлеющие силы / Нам начинают изменять / И мы должны, как старожилы, / Пришельцам новым место дать, - / Спаси тогда нас, добрый гений, / От малодушных укоризн, / От клеветы, от озлоблений / На изменяющую жизнь…». Но финальные овации и слезы восторга все расставили по местам. Miserere- хором спетая молитва была во здравие. Не Реквием, Ода к радости.

Восемь эпизодов спектакля - это восемь бенефисов, восемь эталонов, восемь воспоминаний. Октава. Мозаике образов и героев разных эпох, стран и жанров не дает распасться классическое театральное триединство. Это не место, время и действие. От классицизма здесь только колонны. Стволы их съедены тьмой, и торжественный мрак сцены, кажется, поглотит все сущее на ней (сценография Адомаса Яцовскиса). Игра и Смерть сразятся на сцене, но победит Любовь, и белый ослепительный занавес, венчающий путь корабля, осветит зал.

…Любовь к истине руководит Галилеем в исполнении Вячеслава Шалевича. Стареющий, но не устаревший брехтовский жрец науки все также проповедует истину знания. Игра в святого из святых перед толпой уверовавших по простоте душевной.

…Любовь к сцене возвращает к жизни бывшую артистку императорских театров из рассказа Ивана Бунина. Галина Коновалова, кокетка и хулиганка на сцене, производит настоящий фурор. Это не «благосклонное участие» (так называется фрагмент), а настоящий успех. Сцена решена как немое кино и потому молодые артисты, ассистирующие актрисе, хранят молчание и, кажется, сами тайком, отвлекаясь от роли, любуются ее виртуозной игрой и обаянием.

…Любовь к слову Василия Ланового, читающего стихотворения А.С.Пушкина «в кругу товарищей, с душой воспламененной», идет наперекор летам, которые «к суровой прозе клонят».

…Любовь, жаждущая крови, отмщения руководит дюрренматтовской Дамой в исполнении Юлии Борисовой. Фрагмент с ее участием стал полноценным спектаклем в спектакле. Актриса царствует, восседая на троне в золотом платье, напоминая о, кажется, еще совсем недавно, сыгранной ею Турандот.

…Любовь-воспоминание или припоминание об одной из любовей играет Юрий Яковлев в отрывке из «Темных аллей» И.Бунина. Приглушенные размышления о былом и заглушенные годами чувства вновь, напоследок, волнуют кровь. Тяжкий груз прошлого и прожитого давит, но актер покидает сцену пританцовывая. Наперекор и вопреки.

…Любовь к жизни ведет по ней оценщика Соломона в исполнении Владимира Этуша. Герой пьесы А. Миллера всему знает цену, не утратив за долгую жизнь способности ценить мир вокруг. Успешен и оценщик в сделке с клиентом и актер в диалоге со зрителем. Без всяких скидок.

…Любовь. Просто любовь, понимаемая, но не признаваемая героями отрывка «Филумена Мартурано» в исполнении Ирины Купченко и Евгения Князева забавляет зал. Этот фрагмент по своей легковесности и пошловатой буквальности несколько выделяется из полотна спектакля. Зато отсылает зрителя к культовой версии этой пьесы Э.де Филиппо, в которой играли корифеи театра Цецилия Мансурова и Рубен Симонов. Тогда зрители плакали, над сегодняшней композицией пьесы зал хохочет. Это дух времени, но не дух театра.

…Любовь к азарту и раздолью, безраздельная любовь руководит графиней из «Игрока» Ф.М. Достоевского в исполнении Людмилы Максаковой. Энергия, обаятельная злость и жажда жизни и побед, актрисы заставляют зал завороженно следить и за ее игрой, и за игрой в рулетку.

…Любовь к Театру, к великой сцене, ко всем игравшим, жившим и ушедшим навсегда венчает спектакль. На белый вздымающийся занавес-парус проецируются портреты не поверженных временем кумиров. Любовь, Игра и Смерть, слившиеся воедино, перехлестывают сцену и заставляют зал встать «И божество, и вдохновенье,/

И жизнь, и слезы, и любовь» - финал «Пристани».

На сайте театра на странице спектакля есть осторожная запись: «Театр оставляет за собой право исполнять не все части в один вечер, менять последовательность частей, а также вносить коррективы в состав исполнителей». В спектакль, говорят, будут включены новые фрагменты с участием других известных артистов труппы. Пусть будут. Только главное, чтобы не вместо, а помимо. Замены тут невозможны, и, не дай Бог, отмены…