Политика

Солдаты неудачи

Корреспондент «КП» выяснял, что мешает появлению в России частных военных компаний, которые есть у самых продвинутых стран мира
Российские наемники принимают активное участие в сирийской гражданской войне

Российские наемники принимают активное участие в сирийской гражданской войне

Приговор по редчайшей в России статье «Наемничество» вынес на днях суд в Москве. Вадим Гусев и Евгений Сидоров получили по три года колонии за то, что вербовали бойцов для отправки в Сирию. Нет, они не поставляли боевиков так называемому Исламскому государству. Наоборот, действовали по заказу правительства Башара Асада - у них даже имелась лицензия сирийских властей на охрану энергообъектов от исламистов. Точно так же по всему миру работают десятки частных военных компаний: борются с пиратами, сопровождают конвои, охраняют месторождения... Но россияне попали в тюрьму. Почему?

$20 ТЫСЯЧ - ЗА РАНЕНИЕ, $40 ТЫСЯЧ - НА ПОХОРОНЫ

Все началось чуть больше года назад. На околовоенных интернет-ресурсах появляются объявления: нужны бывшие сотрудники спецподразделений армии, МВД и других силовых структур для длительных командировок за границу.

Людей набирает ранее никому не известная организация «Славянский корпус». А собеседования проводятся в московском офисе фирмы MoRan Security Groupe - это известная контора, ее сотрудники отпугивают сомалийских пиратов от судов в Аденском заливе.

С отобранными кандидатами беседует тот самый Вадим Гусев. Он вроде как занимает должность замдиректора MoRan Security Groupe и одновременно возглавляет «Славянский корпус». Евгений Сидоров - соучредитель корпуса. Но опытные «содаты удачи» знают его как главного кадровика MoRan Security Groupe.

В итоге Гусеву и Сидорову удалось набрать около 250 бойцов с Кубани, из Владимира, Санкт-Петербурга и Рязани. Каждый участник «тура» в Сирию подписал контракт на 5 месяцев. Зарплата - $5 тысяч в месяц. В случае ранения организаторы обязались выплатить $20 тысяч, а гибель оценивалась в $40 тысяч.

МЯСОРУБКА ПОД СУХНОЙ

– Все понимали, что мы не вахтерами туда едем, - вспоминает один из участников той командировки Олег С. - Если ты стережешь нефтяную скважину в воюющей стране, то приготовься воевать. Потому что боевики — их сейчас называют Исламским государством — постоянно пытаются эту вышку взять. А ты должен их отбить.

Под городком Эль Сухна отряд попал в настоящую мясорубку. Город захватили боевики, по некоторым данным, до 2 тысяч головорезов. И, по идее, отбивать населенный пункт должны были регулярные части Асада. Но сирийский куратор, с которым взомодействовал «Славянский корпус», настаивал на том, чтобы русские воевали по полной. Дескать, если путь к нефтепроводу отрезал противник, надо его выбить.

Наемники продержались несколько дней (всем выдали огнестрельное оружие, несколько бронемашин). К счастью, никто не погиб, но были раненые. После такой «подставы» Гусев свернул миссию. Сирийские военачальники были против, отказывались выплатить даже часть обещанных денег. Но о деньгах уже не думал никто. Двумя самолетами вернулись в Москву. Во Внуково их уже ждали оперативники ФСБ. Гусева и Сидорова арестовали. Возможно, все бы обошлось, но боевики сирийской оппозиции нашли на поле боя сумку с документами Алексея Малюты из Краснодарского края. Исламисты на весь мир объявили, что ликвидировали российского наемника. Разразился скандал. Сам Малюта позже объявился живым и здоровым.

РАБОТА ДЛЯ 0,5 МЛН ЧЕЛОВЕК

- Российские частные военные компании (ЧВК) работают фактически вне правового поля, - говорит директор Центра стратегической конъюнктуры и автор книги «Эволюция частных военных компаний» Иван Коновалов. – Есть ЧОПы, они работают по закону о детективной и частной охранной деятельности. Но там нет ни слова о том, что они могут использовать оружие и осуществлять деятельность за рубежом. Упоминания об этом есть только в Уголовном кодексе, в статье «Наемничество». Даже сопровождение судов в Аденском заливе можно подвести под эту статью. Когда в Нигерии арестовали судно, которое сопровождала наша ЧВК, ребят обвинили в контрабанде оружия. Их защищали, как могли. Но ни одного закона, подтверждающего правомерность их действий, не было. Удалось вытащить кое-как. И пока не будет законодательной базы, мы можем снова наступить на грабли где угодно и когда угодно.

Между тем, частный военный бизнес - это огромный рынок с оборотом в сотни миллиардов долларов. Россия практически не участвует в разделе этого пирога, хотя вполне могла бы. По оценкам экспертов, в России кандидатов служить в ЧВК — около полумиллиона человек. Это опытнейшие бывшие силовики, которым не особо комфортно на гражданке. Для большинства из них сегодня потолок - должность охранника.

ВОПРОС-РЕБРОМ

Почему у нас нет закона о частных армиях?

В Госдуме уже подготовлен законопроект о статусе частных военных компаний. Но принимать его не спешат. Сторонники легализации приводят массу аргументов. Во-первых, ЧВК могут применяться там, где регулярные силовые подразделения формально действовать не могут. Кроме того, разработать законодательную базу ЧВК нужно хотя бы для защиты собственности российских компаний за рубежом.

- В Судане принадлежащие Китаю нефтяные объекты охраняет китайская ЧВК, - говорит эксперт Коновалов. – Такие же военные в форме, только без знаков различия. Их там 40 тысяч. Почему наши охранные структуры не могут защищать собственность той же «Роснефти» или «Лукойла»? Такой опыт уже был в Ираке. Но в основном нашему бизнесу приходится нанимать иностранцев.

Но есть и контраргументы. Например, какое вооружение будет у частных армий? Кому будут присягать их сотрудники? И самый главный — как их контролировать? Ведь держать в стране тысячи хорошо вооруженных и подготовленных военных, подчиняющихся только своим директорам-командирам, - довольно опасный эксперимент.

ВИДЫ ЧВК

1. Те, кто ведет боевые действия в интересах клиентов. Одна из самых известных в этом сегменте контор - южноафриканская Executive outcomes. Компанию даже изучают в военных академиях мира. Еще бы, Executive outcomes выиграла две войны: в Анголе и в Сьерра-Леоне.

2. Консалтинговые компании. Сами они в боях не участвуют, но проводят подготовку сил заказчика, составляют планы операций. В 1995 году такая компания разработала для хорватской армии операцию «Буря». Основываясь на данных разведки, дали хорватам такой план, что те за 5 дней разгромили сербские войска.

3. Логистические компании. Они обслуживают нужды тыла. Но они тоже на войне. Например, американская компания KBR, обслуживающая армию в Ираке, потеряла больше всего бойцов. Потому что они гоняли конвои из Кувейта в Багдад под постоянными обстрелами.

А КАК У НИХ

Ловят нелегалов-гастарбайтеров и воюют с наркокартелями

Британская частная военная компания G4S – второй работодатель в мире после сети супермаркетов Wallmart. В ее штате – 625 тысяч служащих по всему миру. Эта частная армия охраняет банки, посольства и грузы в том числе в самых горячих точках планеты. Правительство Австралии подписало с этой компанией контракт, по которому ей отдается вся борьба с незаконными мигрантами в стране. Теперь по всем городам Австралии курсируют патрули G4S, при появлении которых гастарбайтеры предпочитают прятаться и бежать сломя голову. Эта же компания по заказу британского правительства обеспечивала безопасность на олимпиаде в Лондоне в 2012 году. А недавно в той же Британии был запущен проект, в ходе которого G4S строит частные полицейские участки. Задержание нарушителей здесь производит офицер полиции, а сопровождение в камеру, охрану и доставку в суд осуществляют вооруженные сотрудники компании.

Среди крупных ЧВК - Asia Security Group из Афганистана. В последние годы фирма получила миллионы долларов, охраняя объекты и грузы по контрактам с армией США.

А американская DynCorp приносит владельцам около $3,4 миллиардов дохода каждый год. Ее 10 тысяч бойцов действует в Африке, на Ближнем Востоке и в Восточной Европе. Солидную долю доходов компания получила в результате войны с наркокартелями в Латинской Америке.

Еще одна известная ЧВК - американская компания Acadimy - владеет крупнейшим частным военным учебным центром. Раньше эта частная компания называлась Blackwater и выполняла заказы правительств непосредственно на поле боя. Но после шквала критики компания сменила название и профиль. В учебном центре Academy в Северной Каролине было подготовлено более 20 тысяч военнослужащих из десятков стран. Здесь есть 20 самолетов, парк бронетехники и даже специально обученные военные собаки. Кстати, армию Грузии перед вторжением в Южную Осетию готовили инструкторы израильских и американских частных армий.

На этом рынке, по словам эксперта Коновалова, идет постоянная борьба. К примеру, Executive outcomes американцы и англичане выдавили с рынка. Ссылаясь на то, что ее сотрудники служили Апартеиду, протолкнули в ЮАР закон, запрещающий эту деятельность. В Ираке, Африке и других горячих точках идет постоянная борьба за контракты. Нашим фирмам перепадают только крохи с этого стола.