2016-05-18T01:07:27+03:00

Исповедь человека, решившего проблему бродячих собак

Обозреватель «КП» встретилась с самарцем, который смог очистить отдельно взятый город от беспризорных животных. И он уверен, что сделал это цивилизованно
Поделиться:
Комментарии: comments887
Изучив зарубежный опыт, было выдвинуто предложение: помогать приютам не деньгами, а инфраструктурой.Изучив зарубежный опыт, было выдвинуто предложение: помогать приютам не деньгами, а инфраструктурой.
Изменить размер текста:

Проблема собак на улицах кажется неразрешимой. Там, где городские власти пускают ситуацию на самотек, появляются догхантеры (у одного из них «КП» недавно взяла интервью), там, где выделяют солидные деньги на приюты, животные гибнут в муках (вспомните «концлагерь для животных» «Бано эко» в московских Вешняках)…

Однако выход есть, его нашли три самарских блогера Антон Буслов (известный своей борьбой с раком, ныне покойный mymaster), Андрей Ишмуратов, председатель самарской неправительственной организации «Центр общественного взаимодействия», и Алексей Самошкин, в миру врач. Он и согласился рассказать об инициативе гражданского общества, оказавшейся удачной.

ОТЛОВ ДОЛЖЕН БЫТЬ БЕЗВОЗВРАТНЫЙ

- Началось с того, что в 2010 году у нас поменялся мэр. Пришел человек, который был готов работать с обществом, собирал блогеров, просил помочь преодолеть так называемый «эффект разбитых витрин»… Что сподвигло меня заняться собаками? Во-первых, личные причины. И старики-родители жаловались на стаи, и сына с женой однажды чуть не разорвали… Ситуация с нападениями в Самаре была чудовищной. Важно: законопроект мне никто не заказывал. Я просто задал вопрос мэру: я займусь этим? И все…

Общественники подошли к проблеме академически: взяли данные засобаченности городов от Биробиджана до Лос-Анжелеса, подняли гигантское количество документов, изучили законодательство многих стран.

- Мне, - говорит Самошкин, - понравились нормативные акты Великобритании: там, если человек прошел мимо безнадзорного животного и не отвел его в полицию либо не сообщил, куда следует, - он подлежит штрафу. То есть, и речи нет о том, чтобы какие-нибудь зоозащитники прикармливали стаю возле гаражей…

Но, главное, троица нашла корелляцию между количеством укусов и отловом. Важно: оказалось, что ни стерилизация сук, ни помещение в приюты не дают положительного результата. Только безвозвратный отлов, то есть умерщвление животных.

- Чудес не бывает, - говорит Самошкин. – Там, где практиковался отлов, например, в Уфе, число нападений животных на людей было меньше одного на тысячу населения в год: 0,74. Там, где ловили, стерилизовали, выпускали, этот же показатель - 3- 3,6! Почему? Да потому что эффект от стерилизации достижим, только если одномоментно прооперировать 75 процентов сук в популяции! А специалисты говорят: это недостижимо на практике…

ПОЖИЗНЕННОГО СОДЕРЖАНИЯ СОБАК В ПРИЮТАХ ЗА ГОССЧЕТ НЕ БЫВАЕТ

Общественники предложили четкий план урегулирования ситуации.

Изменить структуру потока информации от жителей. Жалобы должны приниматься по всем доступным каналам связи - а не по одному телефону с девяти до шести (под это был сделан, куплен современный городской портал со спутниковой картой, в 2011-м это было ах).

Принципиально сделать систему отлова безвозвратной, процентов на 90.

Добиться поддержки общества.

На последнем стоит остановиться подробнее.

- СМИ в Самаре, как и в Москве, находились под влиянием зоозащитников. «Бедная собанька», «Как можно убить животное с умными глазами», - и так далее. Интересы гуманизма, то есть людей, которые страдали от покусов, глистных инвазий, фекалий и прочих «продуктов» жизнедеятельности бродячих собак, не учитывались никак. Человек в этой системе ценностей, фактически, ставится ниже собаки. Показательная история была в Москве: бездомный пес напал в переходе на девушку, девушка отбилась, но СМИ и зоозащитники затравили саму жертву. Верх цинизма…

Мэрия и общественники в Самаре стали работать со СМИ. Отслеживать все публикации, давать трибуну адекватным специалистам, объяснять, что из-за бродячих собак страдают хозяйские. Например, был момент, когда по улицам почти не могли передвигаться слепые с поводырями…

Задачу облегчало то, что обыватели всегда были в ужасе от собак. Убеждать пришлось именно говорящую часть общества, интеллигенцию.

- Последний вопрос, который пришлось решать, - рассказывает Самошкин, - это поддержка частных приютов. Мы на дыбы встали: никаких муниципальных денег на содержание собак. Ответственно заявляю: пожизненного содержания собак в приютах за госсчет нигде в мире НЕТ. То, что такая программа в 2014-м принята и реализуется в Москве, это нонсенс, следствие бешеных нефтяных денег. К примеру, в Лондоне есть один (!) муниципальный приют на 700 голов, с оборотом 21 день: если животное не находит хозяина, оно умерщвляется.

Изучив зарубежный опыт, мы выдвинули предложение: помогать приютам не деньгами, а инфраструктурой. Выделять землю, проводить свет, коммуникации – чтобы внутри была не антисанитария, а нормальные условия. Но! Ни в коем случае не оплачивать текущие платежи. Повторяю, этого в мире нет…

И – наша программа была принята.

Алексей Самошкин. Фото: Ульяна СКОЙБЕДА

Алексей Самошкин.Фото: Ульяна СКОЙБЕДА

ВОЙНА С ЛИБЕРАЛЬНОЙ ИДЕОЛОГИЕЙ

Конечно, зоозащитники не сдались без боя. Долгие годы публичное поле, СМИ и телевидение принадлежали им, и вдруг – бунт на корабле. Была масса воплей, митингов, возмущений. Самошкина объявили догхантером: не идеологом догхантерства, а прямо догхантером, который ходит с отравленной колбасой. За ним установили слежку: зоозащитники пытались поймать общественника на месте преступления. Конечно, тщетно.

- Долго не могли понять, как вести себя на отлове. Ситуация: ловцы приезжают на стаю, тут же являются «кураторши», «опекуны», или, как их называют в узких кругах, «кастрюльки», и заявляют: «Это наши собаки». Заметьте: домой они их себе не берут, но и очистить от них двор не разрешают. Что делать?

Решили так: отлов всегда - в присутствии полиции. Стали подводить к защитницам участкового: «Ваши собаки в общественном месте без намордника и поводка, оформляем штраф…» «Кураторши» тут же убегали. Такие двойные стандарты.

Итог: за пять лет поголовье бродячих собак в Самаре снизилось с 12-13 тысяч голов до 6 тысяч голов, это ниже порога стаеобразования. Количество покусов снизилось в четыре (!) раза. Город пришел в норму, и даже зоозащитники нашли свое место в новом порядке: они выигрывают тендеры на социальную рекламу и размещают правильные щемящие плакаты: «Не выбрасывай на улицу! Мы в ответе за тех, кого приручили», - или: «Возьми из приюта, не покупай».

- Мне не стыдно за то, что я сделал, - говорит Самошкин, - я горжусь этим. Всего лишь три человека смогли сломать порочную систему, от которой страдали тысячи людей! И жизнь подтвердила, что мы правы: в Москве на бездомных животных тратится 900 миллионов рублей в год, а покусов там – два на тысячу населения, то есть десятки тысяч в год. А мы в Самаре тратим от 17 до 34 миллионов, всего…

- Алексей, - спросила я напоследок, - а почему вообще эту систему стало нужно ломать? Откуда взялись эти люди, которые пишут на форумах: «Если наши собаки мешают вашим детям, водите ваших детей в намордниках»? И, главное, почему принимаются законы в интересах собак, а не людей?

- А это вариант расчеловечевания. Тот же «вирус либерализма»: только здесь ненависть не к группе населения, например, русским, а к людям в целом. Есть такая дисциплина, биоэтика, ее краеугольный принцип: жизнь человека – высшая ценность. А, по зоозащите, просто жизнь – высшая ценность. Противоречие неразрешимое, ведь человек существует, как биологический вид, убивая другие виды... Стоит посмотреть на Украину: она поражена вирусом либерализма в стадии сепсиса, активного воспаления. А собак в Крыму, в доставшихся нам бывших украинских городах – огромное количество.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Исповедь догхантера: Собак люблю, и кошек тоже

Наш обозреватель взяла интервью у человека, которого одни считают садистом и убийцей, а другие - спасителем, защитником здоровья нации

Он написал мне сам, после радиоэфира об удивительной истории: житель Магадана зарезал собаку, напавшую на его трехлетнего ребенка, и был признан виновным, а реальный виновник ситуации, хозяин, - потерпевшим. В цивилизованной Европе, объясняли наши эксперты, именно человек, спустивший пса с поводка, заплатил бы 25 тысяч евро штрафа, но российское законодательство в этой сфере написано словно для стран третьего мира. В Индии, например, жители даже боятся отстреливать ягуаров, забредающих в деревни: себе дороже, можно сесть...

Едва отгремели возмущенные голоса радиослушателей “КП”, в личке звякнуло: “Ох, желаю мужества! Сейчас зоошиза набежит, они, в своей массе, - неадекватны... Ну, если смогу помочь консультацией, буду рад. Дело в том, что я, ну, будем так говорить... имел некоторое отношение к регуляции поголовьев диких псов на улицах. Только тссс!” (подробности)

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Ульяна СКОЙБЕДА

 
Читайте также