2019-05-20T16:09:44+03:00

Герои-пограничники, ставшие гастарбайтерами: На «огненной заставе» нас никто не звал чурками

В 1993-м таджики Мирбако и Лутфулло сражались за Россию с моджахедами, а сегодня они подрабатывают стройкой в Екатеринбурге и мечтают о гражданстве [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments214
Мало кто в Екатеринбурге догадывается, что за плечами гастарбайтеров Мирбако и Лутфулло - героическое прошлое.Мало кто в Екатеринбурге догадывается, что за плечами гастарбайтеров Мирбако и Лутфулло - героическое прошлое.Фото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Это черно-белое видео, на котором израненные бойцы 12-й российской погранзаставы в Таджикистане выходят из окружения, вот уже который год кочует из одного патриотического блога в другой. И каждый раз становится хитом. Еще бы - в тот день, 13 июля 1993 года, 48 пограничников почти 11 часов сражались с 250 афганскими террористами... И лишь немногие, просматривая ту хронику, знают, что несколько из выживших героев сегодня - обычные гастарбайтеры, которые работают в России и мечтают стать гражданами нашей страны.

Знаменитые кадры хроники 1993 года. На переднем плане (крайний слева) - Мирбако Додоколонов. Несколько часов назад он совершил подвиг. Фото: youtube.com

Знаменитые кадры хроники 1993 года. На переднем плане (крайний слева) - Мирбако Додоколонов. Несколько часов назад он совершил подвиг. Фото: youtube.com

Двое у памятника

Мамочки с колясками, гуляющие по екатеринбургскому парку Маяковского, с любопытством смотрят, как два человека идут к памятнику «Пограничникам-уральцам». Мужчины больше похожи не на уральцев, а на типичных выходцев из Средней Азии, которых немало на заработках в российских городах. Вот и гадают женщины - с чего это мигранты испытывают такое почтение к сооружению? Гастарбайтеры тем временем кладут к памятнику цветы и что-то тихо шепчут.

- Ребят вспоминали, - скажут чуть позже Мирбако Додоколонов и Лутфулло Бобоев. - Андрея, Махмадулло, Юрия, Тимура, Назира, Александра, Аслетдина, Михаила, Рабадана и других... Из 48 бойцов 25 погибло…

1993 год. В Таджикистане полыхает гражданская война. Незадолго до развала СССР в этой стране возникло исламистское движение, стремящееся захватить власть. Помощниками в этой борьбе стали их «духовные братья» из Афганистана, Пакистана, Саудовской Аравии, здесь вовсю засветились боевики «Аль-Каиды»*, «Талибана»* и ряда других террористических организаций, которые и до того дня неоднократно пытались прорваться из соседнего Афгана. На пути этой угрозы и стояла 12-я застава Московского погранотряда группы Погранвойск России в Таджикистане, в которой служило немало выходцев из этой республики.

- Нас, таджикских срочников, отправляли в российские погранвойска на таджико-афганскую границу, - говорит Мирбако. - Сначала месяц в «учебке», потом - на заставу, где прослужили чуть больше месяца. Тихо служили, спокойно. Я связистом, Лутфулло - пекарем и стрелком, всего 11 парней-таджиков было. А потом вдруг...

Герои-пограничники стали гастарбайтерами.«На «огненной заставе» нас никто не звал чурками»… В 1993-м таджики Мирбако и Лутфулло сражались за Россию с моджахедами, а сегодня они подрабатывают стройкой в Екатеринбурге и мечтают о гражданстве

Атака

Приближающихся к заставе бородачей пограничный наряд заметил около 4 утра. Обнаружив, что их раскрыли, радикалы пошли на штурм. Гранатометы, пулеметы, минометы, безоткатные орудия, переносные реактивные установки - все это обрушилось на казармы пограничников.

- Мы выбежали, заняли позиции, из вооружения - автоматы и одна БМП, - вспоминает Мирбако. - Как только началось, она пошла наверх на позицию, но ее тут же подбили. Следом накрыли казармы и оружейку. Все горело, а мы оказались окружены с трех сторон. Спасибо замбою (замкомандира по боевой подготовке - прим. Ред.) - грамотно командовал: подпускали поближе, стреляли и меняли позиции…Замбой - лейтенант Андрей Мерзликин, - принял командование после того, как погиб начальник заставы Михаил Майборода.

- Как вспоминаю - голова болит и слезы, - начинает дрожать голос Лутфулло. В том бою его сначала ранил снайпер, а чуть позже он получил контузию от взорвавшихся рядом снарядов. - Сколько времени идет бой, не понимали, по солнцу только смотрели: высоко, полдень.

Застава продолжала сражаться, боевики несли потери, но не думали отступать. Помощь все не шла, а у бойцов стали заканчиваться патроны...

«Думали, его больше нет...»

Что будет после того, как они израсходуют боеприпасы, думать никому не хотелось: об отношении моджахедов к пленным ходили самые страшные слухи. Бойцы отстреливались уже одиночными, как вдруг Мирбако Додоколонов под жестоким огнем рванул в передовые окопы, наполовину уже захваченные террористами.

- В них наши убитые были, но у всех - пустые магазины и я побежал в ДОС (дом офицерского состава, - прим. Ред.), - говорит Мирбако. - Командир сказал, что там «цинк» с патронами видел…

- Били по нему страшно, и мы подумали, что его больше нет, - продолжает Лутфулло. - Но вдруг: он ползет. Из левой руки кровь течет, а в правой - целый ящик патронов!

Но и принесенного Мирбако боеприпаса хватило лишь на время. Боевики, понимая, что оставшиеся пограничники долго не протянут, приближались. И тогда лейтенант Мерзликин приказал с боем прорываться навстречу группе, идущей им на помощь. Вокруг заставы осталось лежать около 70 боевиков.

«Оставшиеся в живых перед вами»

Тогда и появилось то самое видео, которое мы сейчас пересматриваем с двумя таджиками-героями. У обоих ходуном ходят кадыки и они, кажется, вот-вот снова разревутся, как и 26 лет назад. «Застава, равняйсь! Бойцы 12-й погранзаставы, оставшиеся в живых, находятся перед вами», - докладывает с экрана контуженный Мерзликин. Практически сразу за ним стоит Лутфулло, рукой закрывая лицо, чуть поодаль - Мирбако. Пацаны, - израненные, ошалевшие, оглохшие и, похоже, не сразу поверившие в то, что удалось вырваться из того ада, - не сдерживают слез. Позже про «огненную заставу» снимут художественный фильм и сериал, и эта мощнейшая сцена туда, конечно, войдет.

Тогдашний президент Ельцин выпустил несколько указов о награждении пограничников. Шестеро из них были удостоены звания Героя России (четверо - посмертно). Мирбако получил орден «За личное мужество». Лутфулло полагалась медаль «За отвагу», но награда так и не нашла героя:

- Вроде как Россия отправила ее для награждения в таджикский военкомат, а там сказали, что не видели. Какой же номер у того указа...

После лечения Лутфулло комиссовали, а его товарища на службу больше не отпустили родители. У выживших начиналась другая жизнь…

12 застава, 1993 год.

«Начальники все понимают»

На родине парни женились и стали работать по специальности - один телемастером, другой - пекарем. Но пошли дети (у Додоколонова их шестеро, у Бобоева - трое), денег стало не хватать и друзья поступили так, как делает это сегодня каждый девятый их соотечественник: отправились на заработки в Россию. Здесь они пополнили миллионную армию таджикских гастарбайтеров и ВВП своей страны - этот показатель Таджикистана более чем на треть состоит из переводов трудовых мигрантов.

В начале 2000-х Мирбако немного помыкался в Москве, Лутфулло - в Туле, где оба познали все прелести мигрантского быта: оскорбления, грязные общежития, обманы с зарплатой. Ну, и миграционные рейды, конечно. Но до серьезных неприятностей не доходило - московские силовики отпускали Мирбако, когда узнавали, за что он получил орден.

Защищали общую Родину

Чуть позже друзья перебрались в Екатеринбург, один сегодня трудится на стройке, другой - дорожным рабочим. Встречаются по редким выходным, сидят в одних и тех же соцсетях. Там они делятся фотографиями, на которых солдаты едят из одного котла и нет «ни москалей, ни хохлов, ни чурок», и поминают сослуживцев, ушедших в вечные дозоры. На этом различия между ними и обычными гастарбайтерами заканчиваются: как и все, оба бывших погранца вкалывают от восхода до заката, ежемесячно отправляют деньги на родину и периодически ловят неприветливые взгляды от местных - нерусские же.

- Но сейчас лучше относиться стали, - подмечает Мирбако Додоколонов. - Милиция не трогает, патент платим, регистрация есть, а наши начальники все понимают. 28 мая - в День пограничника, - дают выходной.

- А еще 13 июля отпускают - в день боя, когда Родину защищали… - добавляет Лутфулло.

- А какую из них?

- Общую, - вместо него отвечает Мирбако. - Да и не думали мы: Москву или Душанбе защищаем. Одну большую родину. Но, знаешь, обидно: у меня вид на жительство есть, а все никак паспорт российский получить не могу. Орден не помогает - говорят, нет никаких преимуществ для получения гражданства, в общем порядке. Вот и платим 5200 каждый месяц за патент, как чужие. И нашему земляку Азаму Аминову, который сейчас где-то в Саратове работает, инвалидность в России не полагается, хотя после того боя ему сделали операцию и одна рука стала короче на 9 сантиметров...

- Вспомнил указ! - радуется в это время Лутфулло. - Вот - номер 1048: «О награждении госнаградами военнослужащих Пограничных войск Российской Федерации… За мужество и отвагу наградить...»

Хоть Бобоев и остался без медали, он явно гордится указом, где он и его друг названы военнослужащими Погранвойск России. Геройскими военнослужащими. И раз уж они стали тогда исключением из правил, может быть, имеет смысл сделать еще одно исключение и наградить этих ребят еще раз? На этот раз - российскими паспортами. Тем более, что не так уж и много в этом списке таджикских имен...

*Террористические организации, запрещенные в России

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Алексей ОВЧИННИКОВ

 
Читайте также