Общество

Геннадий Зюганов: Помогите бедным! В кризис 2014-го 4 триллиона банкирам отдали. И больше 5% никто в экономику не вложил

Лидер КПРФ рассказал нашему обозревателю Александру Гамову о встрече с Михаилом Мишустиным
Лидер КПРФ рассказал нашему обозревателю Александру Гамову о встрече с Михаилом Мишустиным

Лидер КПРФ рассказал нашему обозревателю Александру Гамову о встрече с Михаилом Мишустиным

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Геннадий Андреевич, очень мало информации о вашей встрече с премьером Мишустиным, которая прошла вечером в понедельник, 7 апреля...

- Рабочая встреча, ее запланировали раньше, но сейчас она имела особый характер.

Наслоилась эта тяжелая эпидемия на обвал цен на нефть (почти в три раза) и на падение рубля. Поэтому рассмотрели весь круг главных вопросов.

- Конкретно - каких?

- Во-первых, что надо в экстренном порядке сделать, чтобы не расползлась эта эпидемия.

У нас к 4-м с половиной миллионов безработных сейчас, похоже, еще 8-10 миллионов добавится. Примерно столько гастарбайтеров уже бегают без работы, завтра преступность полезет из всех щелей.

- Нас это больше всего должно беспокоить?

- Не только. У нас 7 миллионов человек получают около 7 тысяч рублей в месяц, а 53 миллиона – меньше 19. Им в срочном порядке надо оказать помощь.

Многие производства остановились. Поэтому - надо принимать меры.

- Сейчас весна, посевная, Геннадий Андреевич…

- Ну, и аграрный комплекс, продовольственная безопасность - да. Мы на этом направлении можем не только себя накормить отборной продукцией, но еще и на экспорт её отправить. Но этим надо заниматься вплотную.

Вот и обсуждали все эти и ещё многие другие вопросы в течение двух часов с Мишустиным, и его заместителями, министрами. Все выступили с докладами.

- Это прямо во время встречи?

- Да. Она проходила в новом формате, в режиме видеоконференции. Это абсолютно правильно. Потом мы один на один с премьером еще обсудили ряд вопросов.

- Тоже дистанционно?

- Конечно. Я внес закрытую записку о развитии электроники, современных технологий.

- А можете нам эту записку раскрыть?

- Могу тебе сказать лишь то, напомнить, вернее, что советская

страна производила 26% мировой электроники, мы были первые, вторые, третьи, вместе с американцами и японцами. А сейчас всего 1%, даже меньше.

Если мы позиции не вернем, не отладим эту свою отрасль,то завтра возникнут проблемы с управлением. Сейчас электронные системы управляют всем – от ракетно-космических комплексов до бытовых приборов в любом доме.

- Скажите, не пора ли завершать этот ужас с коронавирусом, отказаться от тотального контроля?

- Ты знаешь, я в армии в разведке служил по борьбе с бактериологическим оружием и 10 лет возглавлял гражданскую оборону. (Когда работал в Орле. - А. Г.)

Если у вас нет лекарства, то первое и главное – вы должны обеспечить жесткий карантин для тех, кто заболел, или изолировать тех, кто может растащить инфекцию.

Но не надо все производство останавливать. Китайцы Ухань максимально локализовали, остальное у них все и везде работало. Вьетнамцы – то же самое, японцы...

Есть прекрасная пословица крестьянская – помирай, но рожь сей. Если вы сейчас не посеете, вам убирать нечего будет, проблемы еще большие пойдут.

- То есть, все-таки предлагаете отказаться от карантина и вернуть людей на работу?

- Надо помогать людям. Если сейчас по 20-25 тысяч срочно на каждого не выдадим, покупать некому будет, и производство не заработает.

Нужен целый комплекс мер. У нас огромные резервы накоплены – 10 триллионов рублей Фонд, плюс 2 триллиона - профицит. В банках, на предприятиях... Да и золотовалютные резервы колоссальные.

Если не вложат в человека и в современные производства, опять профукают, отдадут жулью… В прошлый раз (речь о кризисе 2014-го. - А. Г.) 4 триллиона банкирам отдали, те обещали, что будут в экономику инвестиции вкладывать. Я проверил – больше 5% никто не вложил. Всё опять загнали то в оффшоры, то еще куда-то. Поэтому, сейчас от этой экономической правительственной стратегии будет зависеть, вытащим мы страну из кризиса или дальше будем проваливаться.

- А Мишустин не вспоминал: вот, Геннадий Андреевич, ты за меня не голосовал в Думе, когда меня утверждали?

- Не вспоминал. Он знает, мы вообще не участвовали в голосовании. Мы не стали голосовать против него, прекрасно понимая, что ему досталось тяжелое хозяйство. Посмотрим, как будет работать.