2020-06-08T21:20:39+03:00

На секретной службе Его Величества: как Пушкин работал разведчиком

Неизвестные страницы жизни великого поэта мы раскрыли в совместной программе Радио «Комсомольская правда» и Русского географического общества «Клуб знаменитых путешественников»
Поделиться:
Комментарии: comments3
Портрет Александра Сергеевича Пушкина кисти Ореста Кипренского, 1822 г.Портрет Александра Сергеевича Пушкина кисти Ореста Кипренского, 1822 г.
Изменить размер текста:

В день рождения великого русского поэта гостем совместной программы радио «Комсомольская правда» и Русского географического общества «Клуб знаменитых путешественников» (fm.kp.ru) стал редактор журнала «Армия и флот», президент «Народного Пушкинского Фонда» Дмитрий Шеремецкий. С ним мы поговорили о неизвестных страницах биографии Александра Сергеевича Пушкина – не только поэта, но и путешественника и даже разведчика!

- Дмитрий Петрович, есть такое обывательское мнение, что Пушкин был отчаянным домоседом. Тем более, что ему было строго-настрого запрещено выезжать за границу…

- Знаете, это классическое заблуждение. И не только в обывательской среде. Я бывал на многих конференциях пушкинистов и везде отмечал одно: тему путешествий Александра Сергеевича почему-то всегда обходили стороной. Хотя она чрезвычайно интересная и очень объемная.

Вот передо мной лежит карта путешествий Пушкина. Если перечислять все города и веси, где он побывал, то мы явно не уложимся в хронометраж вашей программы... Приведу только один факт: Пушкин проехал по дорогам России около 45 тысяч километров. То есть, можно сказать, обогнул планету по экватору в общей сложности!

Вспомним скитания одного лишь 1820-го года: Петербург, Екатеринослав, Таганрог, Аксай, Новочеркасск, Георгиевское, Константиновск, Железноводск, Гурзуф, Бахчисарай, Симферополь, Кишинев, Каменка...

До самых последних дней своих поэт постоянно был в движении. Многие его произведения были созданы в результате вот таких поездок. Один маленький факт: особенно часто Александр Сергеевич приезжал в деревню Берново (сейчас это Старицкий район Тверской области), где находилось имение его друга Алексея Вульфа. Так вот - именно с него Пушкин срисовал одного из самых своих знаменитых героев...

- Неужели Онегина?

- Почти угадали - Ленского.

- Дмитрий Петрович, Александр Сергеевич любил вообще путешествовать или все-таки больше тяготился?

- Обожал! Он был такой подвижный человек, что не мог сидеть на месте. Его называли «французом» не только за знание французского языка, но и за такую подвижность. Притом он был легок на подъем. Знаете, как раньше собирались? Вещи, баулы с едой, долгие проводы, лишние слезы и т.д. Но у него было не так. Он хватал свой дорожный чемодан, садился в кибитку – и вперед: то к своим друзьям, то к своей будущей жене. Представляете, на лошадях в то время такие расстояния преодолевать? Но, как он сам признавался: путешествия – это не только физическая потребность, но и духовная. И это - повторяю - богатый источник вдохновения и наблюдений... Вспомните повесть «Станционный смотритель», где он описал, как и что происходит на почтовых станциях, что представляют из себя проезжающие, что представляет из себя чиновник низшего класса (станционный смотритель - он же чиновник). Вообще все «Повести Белкина» навеяны этими путешествиями...

Автопортрет поэта, 1822 год.

Автопортрет поэта, 1822 год.

- Кем был Пушкин больше - туристом или профессиональным путешественником?

- А вот сами судите. Николай I, который с моей точки зрения, очень благоволил Пушкину не только как поэту, но и как ученому-историку, разрешил ему пользоваться архивами, когда он искал информацию по восстанию Пугачева. Пушкину этого оказалось мало и он получил высочайшее разрешение на сбор материала непосредственно на месте. Он объехал Казань, Оренбург, почти весь уральский регион… И ездил он, конечно, не как турист, а как ученый, исследователь.

- Но южная ссылка - это же почти увеселительная прогулка?

- Еще один миф! Почему-то говорят, что на Юг империи Пушкин был сослан. Но если принять во внимание, что в 1820-м году Пушкин числился в Министерстве иностранных дел (а тогда МИД выполняло некоторые функции современной Службы внешней разведки), то пушкинская так называемая ссылка представляется несколько в ином духе. Собственно, как и приключения другого известного литератора и издателя Фаддея Булгарина...

- О, извечный враг Пушкина, как и Бенкендорф…

- Боюсь, что по поводу роли Александра Христофоровича в судьбе Александра Сергеевича тоже придумано слишком много мифов, но это тема для отдельного разговора… Так вот, вы же знаете, что Булгарин служил в царской армии, а потом каким-то странным образом поступил на службу к Наполеону...

- Ну почему странным - его же с позором выгнали из русской армии за пьянство и чуть ли не разбой... Разве не так?

- Совсем не так! Он же родился в Польше, а поляков привечали во французской армии, поскольку они отличались антироссийскими настроениям. И вот под этой самой легендой он поступил на службу к Наполеону, дослужился до капитана, но на самом деле - снабжал секретными сведениями русскую разведку.

Писатель, критик и издатель Фаддей Венедиктович Булгарин.

Писатель, критик и издатель Фаддей Венедиктович Булгарин.

- Получается, Булгарин – один из наших первых разведчиков-нелегалов?

- В общем-то, да. Это было еще до войны 1812 года, где-то в 1808 году, когда наши Финляндию присоединили в результате войны со Швецией. Потом он вернулся. И все удивлялись – как же так: разгильдяй, предатель, у Бонапарта служил - да по нему Сибирь плачет, а ему доверяют издание крупнейшей в России газеты? Это что за неожиданная такая "милость к падшим"? Когда Александра I начали засыпать доносами и предложениями о наказании "французского прихвостня", он резко ответил: Булгарина - не трогать! Значит государство было в долгу у этого человека.

- Как и у Пушкина? Он тоже совершил какой-то подвиг?

- Мне кажется, что и Пушкину создали подобную "легенду": вот он такой гуляка, пишет эпиграммы на Аракчеева (хотя доказано, что на Аракчеева он ничего не писал). Надо бы его сослать на окраину империи - пусть там подумает над своим поведением.

Портрет Александра Пушкина художника П.Соколова, 1836 год.

Портрет Александра Пушкина художника П.Соколова, 1836 год.

- Над поведением лучше думается в Сибири, но его отправляют на Юг - почему?

- Вы сразу поймете - почему, как только узнаете, что тогда представляла из себя эта территория. Юг тогда только-только присоединили к империи. И вот до Александра I дошел слух, что там создаются разные масонские ложи, тайные общества офицерские, да и местные как-то неспокойно себя ведут... А обстановка в мире была напряженная. В южных регионах Европы начались восстания – в Испании, Португалии... И царю нужна информация - насколько взрывоопасная ситуация на нашем юге?

- И вот такое удивительное совпадение - как раз в это время туда отправляется в ссылку Пушкин…

- Не была это ссылка! Если бы он ехал как ссыльный, то не получил бы такую подорожную: «По указу Его Величества Государя Императора Александра Павловича, самодержца российского и пр., представитель сего ведомства Государственной коллегии иностранных дел, коллежский секретарь Александр Пушкин отправлен наблюдателем службы к Главному попечителю колонистов южного края России генералу-лейтенанту Инзу. Почему для свободного проезда сей паспорт коллегией дан ему в Санкт-Петербурге мая 5 дня».

7 мая 1820 года он отправляется в путь и уже 17 мая въезжает в Екатеринослав (который обозвали сейчас почему-то Днепр). Получается, что он летел со скоростью от 70 до 100 верст в сутки. То есть двигался, как курьер государя.

И. К. Айвазовский, И. Е. Репин. «Прощание Пушкина с морем». 1877. Всероссийский музей А. С. Пушкина, Санкт-Петербург.

И. К. Айвазовский, И. Е. Репин. «Прощание Пушкина с морем». 1877. Всероссийский музей А. С. Пушкина, Санкт-Петербург.

- Давайте объясним технологию перемещения по царской России тех времен. Необходима была подорожная. Это главный документ, который дает человеку право менять лошадей на станциях. И чем выше чин того, кто этот документ выписал, тем больше привилегий - самые быстрые лошади, самые опытные ямщики, никаких задержек... То, что Пушкин проделал этот путь с максимальной скоростью, говорит о том, что он явно он ехал не как турист и не как ссыльный.

- Есть более интересный момент. Он приезжает в Екатеринослав, и там встречается с семейством Раевских, которые едут в Пятигорск. Там жена, дочери, сын Раевского, сам генерал - герой Отечественной войны 1812 года. Вместе доезжают до Кисловодска, а потом направляются в Кишинев. Но! Почему-то выбирают не самый безопасный путь – через Ростов, Таганрог, а дальше - Херсон и Одессу. Они едут по Черноморской кордонной линии, часто через земли, которые еще не принадлежат России, и в которых шалят различные воинственные народы – кабардинцы, черкесы...

- Но это же очень опасно!

- Естественно. Именно поэтому их охраняли 60 вооруженных до зубов казаков, которые тащили с собой даже артиллерийское орудие! Явно Раевский осуществлял тайную инспекторскую проверку под видом частной поездки в Крым. А Пушкина была своя тайная миссия.

- Дмитрий Петрович, значит, где-то в архивах наших спецслужб должна храниться какая-то отчетная бумага Александра Сергеевича как разведчика?

- Скорее всего, в архивах Министерства иностранных дел. Может быть, что-то найдется в Военно-историческом архиве...

Вообще явно не хватает какой-то объединительной монографии по путешествиям Пушкина - все-таки 45 тысяч километров: от юга до Уральских гор.

Редактор журнала «Армия и флот», президент фонда «Народный Пушкинский Фонд» Дмитрий Шеремецкий.

Редактор журнала «Армия и флот», президент фонда «Народный Пушкинский Фонд» Дмитрий Шеремецкий.

- Это даже больше получается, чем путешествия Пржевальского.

- Кстати, да. Правда, у Пржевальского несколько потруднее были путешествия…

- И опаснее, скажем так. Хотя тоже, получается, Пржевальский был не только путешественником, но и разведчиком-нелегалом.

- Ничего не «получается», оно так и есть. Он ездил под прикрытием Русского географического общества, но, на самом деле, по заданию Генерального штаба - стирал "белые пятна" с карты южных земель. Хотя, если быть точным, эта территория была одним сплошным "белым пятном"... Очень часто отчеты Пржевальского ложились прямиком на стол государю...

- А доклады по итогам поездок Александра Сергеевича?

- Естественно. Александр I как-то на удалении с ним держался, а вот Николай I очень тесно с ним сотрудничал, через Бенкендорфа, начальника III Отделения, которое выполняло функции контрразведки в России...

- Неужели Пушкин как разведчик был настолько ценен - ведь то же глубоко гражданский человек?

Знаете, был такой генерал Липранди (он тоже на юге служил), который сказал об Александре Сергеевиче, что "...Пушкин мог стать военным необыкновенным". И стати, все его предки и все потомки выбирали именно военную стезю. Это такая черта рода Пушкиных. Но и сам поэт успел послужить защите России, пусть и без погон...

ДОСЛОВНО

Из "дорожных" стихов и заметок А.С. Пушкина

Из письма Вяземскому (21 апреля 1820 г.):

«Петербург душен для поэта. Я жажду краев чужих, авось полуденный воздух оживит мою душу».

«Телега жизни» (1823 г.):

Хоть тяжело подчас в ней бремя,

Телега на ходу легка;

Ямщик лихой, седое время,

Везёт, не слезет с облучка…

Катит по-прежнему телега:

Под вечер мы привыкли к ней

И дремля едем до ночлега,

А время гонит лошадей.

Письмо В. П. Зубову (1 декабря 1826 г.):

«Я… выехал 5—6 дней тому назад из моей проклятой деревушки на перекладной, из-за отвратительных дорог. Псковские ямщики не нашли ничего лучшего, как опрокинуть меня, у меня помят бок, болит грудь, и я не могу дышать; от бешенства я играю и проигрываю… жду, чтобы мне стало хоть немного лучше, дабы пуститься дальше на почтовых».

«Дорожные жалобы» (1829 г.):

Долго ль мне гулять на свете

То в коляске, то верхом,

То в кибитке, то в карете,

То в телеге, то пешком?

Не в наследственной берлоге,

Не средь отческих могил,

На большой мне, знать, дороге

Умереть Господь судил…

«Евгений Онегин» (1831):

Лет чрез пятьсот… дороги, верно,

У нас изменятся безмерно:

Шоссе Россию здесь и тут,

Соединив, пересекут.

Мосты чугунные чрез воды

Шагнут широкою дугой,

Раздвинем горы, под водой

Пророем дерзостные своды…

Зато зимы порой холодной

Езда приятна и легка.

Как стих без мысли в песне модной —

Дорога зимняя гладка.

Автомедоны наши бойки,

Неутомимы наши тройки,

И версты, теша праздный вздор,

В глазах мелькают как забор.

«Путешествие из Москвы в Петербург» (1833-1835):

«Вообще дороги в России (благодаря пространству) хороши и были бы еще лучше, если бы губернаторы менее об них заботились… Лет 40 тому назад один воевода, вместо рвов, поделал парапеты, так что дороги сделались ящиками для грязи. Летом дороги прекрасны; но весной и осенью путешественники принуждены ездить по пашням и полям, потому что экипажи вязнут и тонут на большой дороге, между тем как пешеходы, гуляя по парапетам, благословляют память мудрого воеводы. Таких воевод на Руси весьма довольно».

КСТАТИ

Роман в стихах «Евгений Онегин» Пушкин писал с мая 1823 по октябрь 1831 г. Причем большую часть – в дороге: в Кишиневе, Одессе, Михайловском, Петровском, Бернове, Малинниках, Москве, Болдине, Царском Селе…

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также