Общество18 ноября 2020 13:20

Кому не делают КТ и каков план С? Самарский министр здравоохранения подвел итоги 8 месяцев борьбы с COVID

В эфире радио "Комсомольская правда" министр здравоохранения рассказал, сколько медиков болеет, почему не всем делают КТ и чего ждать от инфекции дальше
В студии радио Комсомольская правда обсудили итоги 8 месяцев борьбы с коронавирусом

В студии радио Комсомольская правда обсудили итоги 8 месяцев борьбы с коронавирусом

Фото: Альберт ДЗЕНЬ

Уже 8 месяцев система здравоохранения Самарской области борется с коварным коронавирусом. Первых больных зарегистрировали как раз 16 марта - в Тольятти. Тогда весной, рассказывали про каждого: откуда приехал, кого заразил, распространение заразы прослеживалось с точностью до человека. К сожалению с наступлением теплого лета вирус не остановился. Сегодня ежедневно в регионе выявляют около 200 новых больных и это еще далеко не худшие показатели среди регионов. Но и бороться с инфекцией врачи научились. Какие сложности пришлось преодолеть на этом пути, чего стоило открытие такого количества коронавирусных коек и какие планы есть на разные варианты развития ситуации рассказал в эфире радио Комсомольская правда министр здравоохранения Самарской области Армен Бенян. Публикуем его ответы на самые важные вопросы.

Как много больниц сегодня "резервированы" под коронавирусных больных?

Сегодня под ковидные госпитали задействованы больше 6300 коек. Буквально на днях ввели в строй еще 200 - в терапевтическом корпусе СамГМУ, здесь готовы в любой момент принимать пациентов, как только появится необходимость. Также подготовили койки поликлиники ЮГ-2 - провели кислород, оснастили всем необходимым, к концу недели и эта клиника включится в работу. Около 900 коек - в санаториях, где пациенты могут проходить долечивание. Отмечу, что сюда перемещают тех, у кого уже отрицательный тест на коронавирус, так как это не красная зона.

Всего же на борьбу с коронавирусом задействована треть лечебных учреждений региона, работающих в системе государственного здравоохранения. Это более 35 лечебно-профилактических учреждений. Конечно, мы проводим сортировку пациентов, перед тем, как определить их на койки исходя из степени тяжести и из подтвержденности COVID-19. Самые ресурсные больницы - а это больница им. Середавина и пятая городская в Тольятти принимают самую тяжелую категорию пациентов, с сопутствующими состояниями- коронавирусная инфекция и инфаркт, абдоминальная патология, тромбозы сосудов нижних конечностей.

Жители региона переживают, что и этого не достаточно. Предлагают, например, открывать госпитали в торговых центрах.

Все здравые предложения в период пандемии могут рассматриваться, но сегодня существующий коечный фонд, подготовленный к разворачиванию коечный фонд позволяют с достаточной степенью уверенности говорить о том, что койки не нужно разворачивать в торговых центрах.

У нас есть и план С, он подразумевает, что все койки в санаториях - а это около 7000 мест по региону - будут введены в строй уже для лечения. Но мы надеемся, что этого не понадобится.

А достаточно ли оборудования? Например, тех самых аппаратов КТ?

Сегодня работает 51 компьютерный томограф на территории области, 35 задействованы в системе оказания помощи больным с коронавирусом. 29 – государственные, шесть частные. В Самаре КТ есть практически в любых крупных больницах, в шестой больнице недавно установили и запустили в больницу. В Тольятти в трех крупных больницах, которые полностью переоборудованы под ковидные госпитали, в красной зоне работают компьютерные томографы.

Амбулаторная компьютерная диагностика оказывается в частных организациях, мы пошли дальше и решили установить в поликлиниках частные КТ и они будут работать как компьютерные центры, на принципах государственно-частного партнерства, есть целесообразность и инвестиций, они осуществляются по типу аренды, первый это когда поликлиника сдает инвестору часть помещений и инвестор на этой территории устанавливает КТ и оказывает услугу.

Все эти исследования делают по ОМС, они бесплатны для пациента.

Армен Бенян рассказал о вызовах, которые пришлось преодолеть

Армен Бенян рассказал о вызовах, которые пришлось преодолеть

Фото: Альберт ДЗЕНЬ

Хватает ли врачей?

Сейчас в ковидной сфере так или иначе работает треть всех медицинских работников самарской области, более 150 человек из негосударственного здравоохранения привлекли, больше тысячи студентов, испытываем сложности в обеспечении кадровыми ресурсами. 12% врачей прямо сегодня на больничном листе, 12% уже переболели. Это добавляет трудностей. Но ни один медицинский работник не лечится больше положенного, они быстро возвращаются в строй, понимают как важна стабильность всей системы.

Сколько человек сейчас болеют коронавирусом и почему в больницах лежит больше людей?

Сейчас в стационарах лежит больше 5,8 тыс человек, из них около 1,3 - это пациенты с подтвержденным коронавирусом, еще 4500 - те, у кого внебольничная пневомния и подозрение на коронавирусную инфекцию.

Еще около 13 тыс. человек лечатся амбулаторно, и здесь я бы выделил 4 основных типа пациента – это те, у кого диагностирована пневмония и подтвержден коронавирус, второй- тип - пациенты ОРВИ и подтвержденным коронавирусом, третий тип - пневмония и неподтвержденный коронавирус, и четвертый тип – ОРВИ.

Кого госпитализируют с пневмонией, а кого оставляют дома?

Мы лечим не болезнь, а человека, всегда соблюдаем персонализированный подход. Есть четыре степени тяжести заболевания: пациенты со среднетяжелым течением и выше и те, у кого есть сопутствующие заболевания, подлежат госпитализации.

- При этом я хочу обратить особенное внимание на тот факт, что людей с кажущимися им одинаковыми критериями могут одного оставить дома, второго отправить в больницу. Все зависит от ряда факторов. Во главе угла стоит не картинка с КТ, не мазок, а картина в целом. Показателем для госпитализации может служить сочетание ряда факторов - сатурация ниже 95%, поражение легких больше 30%, высокая температура, низкий отклик организма на лечение. Но я повторяю - мы говорим о совокупности этих факторов.

Также мы учитываем и отклик на лекарства: если у человека на фоне лечения идет ухудшение - это сигнал к госпитализации.

Говорят, что и с поражением легких в 50% не всегда кладут в больницу...

И поражение легких - тоже не показатель. Например, мы можем выписать человека с 25% поражения легких, оно останется, но переходит в другую стадию, стадию рубцевания. Если человек поступил к нам с 70% это не значит, что он лежит, пока все не исправится. Нам достаточно понимать, что пройдена стадия инфильтрации и наступила стадия рубцевания.

И врач должен смотреть, как будет лучше человеку: если у него по показателям крови и другим анализам все хорошо, пройдена активная стадия - ему будет лучше дома, под контролем лечащего врача.

Еще люди часто волнуются, что им не делают КТ - даже при одышке. А некоторые вообще делают это исследование как профилактику - правильно ли это?

Дорогие друзья, КТ не лечит и не является панацеей. КТ лишь в ряде случаев помогает уточнить диагноз и степень поражения легких, если есть соответствующая клиническая картина. Диагноз ставится клинически, на основании данных о состоянии пациента: одышке, температуре, оэскультации легких. И только когда врач назначит – когда будут показания – и как правило это когда на фоне 3-5 дневной лекарственной терапии не происходит улучшения и присоединяется симптоматика бактериальной инфекции – мокрота, кашель, тогда назначают это исследование.

Я хочу поделиться одной врачебной хитростью: при назначении любого обследования мы исходим из принципа: "а что поменяется, если мы получим тот или иной результат". И сами себе отвечаем: Поменяется тактика лечения или нет? Если тактика не поменяется, то исследование проводить нецелесообразно.

Если лечение не действует, надо разобраться, по-новому взглянуть. Исследование крови нам дает больше возможностей, Изменения в легких остаются и должен пройти определенный период времени, а вот кровь показывает любые изменения в организме гораздо быстрее.

Давайте поговорим о лекарствах. Как боретесь с дефицитом в аптеках?

- Минздрав здесь скорее рекомендательное звено, регулирует работу частных аптек Росздравнадзор. Но мы участвуем в контроле, в проведении проверочных мероприятий. Есть недостаток препаратов, но он не категорический. Препараты, которые назначает врач, можно найти если не в одной, то в другой аптеке, в центральных отделениях. Главное, что хочу посоветовать - не может быть однозначных схем лечения, они все заменяемые. Если не можете найти препарат - обратитесь в лечащему врачу, он посоветует, чем его заменить.

Мы много узнали о новой инфекции за это время. Например, сейчас для лечения коронавирусной инфекции азитромицин рассматривается как антивирусный препарат в самом начале. Антибиотики нужны не сразу, а если возникает бактериальный компонент. Важно следовать рекомендациям врача.

Кому будут доступны бесплатные лекарства от коронавируса и когда их начнут выдавать?

Уже с пятого ноября мы начали обеспечение бесплатными лекарствами от коронавируса самарцев и жителей области. Самое главное - понимать, что все зависит от назначений врача. Есть десять схем лечения, согласно им и будут выдаваться лекарства. Кому-то выдадут два препарата, кому-то - 5. Все зависит от состояния человека, от отклика организма на лечение.

Подробнее о том, как получить лекарства от коронавируса, читайте здесь >>>>>>>>

Какие особенности взаимодействия родственников и больных в этот период?

В обычной нашей жизни в доковидную эпоху общение с родственниками врачами проходило таким образом: рабочие номера для медицинских работников, которые были в каждой ординаторской, в каждом подразделении, куда могли дозвониться родственники и узнать о состоянии больного. Сейчас все эти пространства - красная зона, дозвониться до лечащего врача практически невозможно. Узнавать о состоянии человека можно только в справочной.

Остальное почти по-прежнему: передавать можно любые нескоропортящиеся продукты, в соответствие с рекомендациями больницы, а вот забирать из красной зоны нельзя ничего - это опасно.

Вы сами перенесли коронавирус. Как справились и что было тяжелее всего?

Работа спасает от трех зол: болезни, бедности и скуки. Я перенес коронавирус в легкой форме, в том числе и потому, что в течение всей болезни я продолжал работать и времени на себя по большому счету не было. Я принимал обычные препараты: арбидол и азитромицин в течение 5 дней и соответственно симптоматика в виде однократного повышения температуры, общей слабости и утомляемости, мышечных болей достаточно быстро прошли. И я откровенно говоря, особо к себе не прислушивался, не позволял болезни возобладать над собой. И рекомендую всем, в первую очередь, сохранять спокойствие и предполагать что заболевание протечет либо в легкой, либо в управляемой форме.