Премия Рунета-2020
Самара
+12°
Boom metrics

Самарский театр драмы ждет масштабная реконструкция

Восстановить элементы исторического здания 1888 года или оставить привычный вид? О будущем театра говорим с художественным руководителем самарской драмы Валерием Гришко и руководителем проекта реставрации Дмитрием Орловым
В студии архитектор Дмитрий Орлов и художественный руководитель Самарского драматического театра им. Горького Валерий Гришко

В студии архитектор Дмитрий Орлов и художественный руководитель Самарского драматического театра им. Горького Валерий Гришко

Фото: Вера ЦЫГАНКОВА

В эфире радио “КП-Самара” главный архитектор “Волгатрансстрой” Дмитрий Орлов и художественный руководитель Самарского академического театра драмы им. Горького Валерий Гришко рассказали о предстоящей реконструкции. Каким предстанет архитектурный памятник федерального значения после завершения работ, какие перемены произойдут внутри, где можно будет увидеть старые и новые спектакли в ближайшие месяцы — в прямой речи самых заинтересованных участников событий.

О современном состоянии здания

Дмитрий Орлов: Прошло 50 лет с последней реконструкциии, накопились вопросы к техническому состоянию здания. Есть и прогибы перекрытия, и тревожные трещины, кирпич не везде хорошо лежит. Если внимательно посмотреть снаружи, видно, что здание находится не в том состоянии, которого заслуживает старейшее культурное учреждение в городе и памятник архитектуры федерального значения.

О приоритетах реставрации

Дмитрий Орлов: Прежде всего, будет восстанавливаться исторический облик. Главный ориентир при реставрации - подлинность. Композиционное чутье и авторское видение архитектора здесь уходят на второй план.

Каким будет проект — вопрос далеко не решенный. Но вполне возможны два варианта. Первый — консервативный и несмелый, когда мы сохраним все, что есть сейчас в том же виде и в том же цвете. То есть за основу будет принят советский вариант.

Более интересным было бы вскрытие старых фасадов. Сейчас подлинных стен осталась примерно треть. Но они составляют главный фасад, выходящий на площадь Чапаева и фасад, который выходит на улицу Фрунзе. Небольшой фрагмент также остался со стороны Волги. Есть возможность научным образом вскрыть эти фасады и увидеть театр XIX века, каким его видели жители старой Самары.

Мы без проблем можем восстановить четвертую башню, флюгер, кованые детали, кованые навесы над входами, оригинальную расстекловку окон, восстановить цвет. Последнее, кстати, спорный момент. Все элементы, которые мы сейчас видим белыми, были цветными до 30-х годов. Можно восстановить цвет, можно восстановить пластику стены - и архитектура здания станет на голову выше того, что мы видим сейчас. Но это войдет в противоречие с нашей привычкой, с образом театра, знакомым с детства.

О внутренних площадях

Валерий Гришко: Сегодняшний репертуарный театр требует совсем других площадей, мы сталкиваемся с этим каждый день. Например, мы начали репетировать после карантина, запустили сразу три спектакля. И хотя сезон не начался и мы не играем вечерами, нам не хватает места для репетиций.

Изначально рассматривались варианты реконструкции, при которых количество площадей уменьшилось бы. Но мы их отбросили. Площадей будет все-таки больше, плюс прибавится малая сцена. И не такая нерентабельная на 50 мест, которая у нас сейчас.

О размещении малой сцены

Дмитрий Орлов: На последнем градсовете мы обсуждали два юридически возможных варианта размещения малой сцены - на чердаке и в подвале, на глубине 12 метров.

Валерий Гришко: По поводу размещении в “бункере” была полемика - якобы зрителю может быть неприятно спускаться под землю. Но я считаю, не так важно, что зритель выйдет из-под земли, как то, что он оттуда вынесет, что ему подарит и покажет театр. Потому что в самых комфортабельных условиях можно посмотреть такое, что неделю будешь плеваться. Так что сцена под землей — это не проблема. Главное, этот вариант и добавит площадь, и позволит режиссерам репетировать спектакли в тех условиях, в которых они потом будут играться.

О втором здании для театра

Валерий Гришко: Острой необходимости во втором здании нет. Пусть обновленный зал будет сильно сокращен в соответствии с современными требованиями противопожарной безопасности - количество мест уменьшится с 711 до 532-х, но благодаря малой сцене мы примерно останемся примерно “при своих”.

Разговор о втором здании касается только периода реконструкции — театру ведь нужно будет где-то жить около трех лет. Есть пока единственный вариант — КРЦ “Звезда”, мы там были уже много раз и составили список требований, удовлетворение которых позволит нам существовать в нем как стационарному театру. Но Дмитрий Николаевич и “Волгатрансстрой” действительно предлагали построить новое здание. Возник прекрасный вариант размещения его в том уголке Струковского сада, который исторически не был садом. Раньше там стояли дома, бассейн, цирк шапито. И можно было бы соединить его мостом со старым зданием театра, разделить соответствующим образом репертуар... Это был бы революционное решение. К сожалению, оно невозможно из-за нормативов по охране памятников. Хотя на месте архитекторов я поборолся бы за эту идею.

О территории вокруг театра

Дмитрий Орлов: Вокруг театра перекрещивающиеся охранные зоны нескольких памятников. В этом пространстве нельзя делать вообще ничего. Закон допускает только регенерацию исторически ценной застройки. Но мы с успехом смогли отнести к таковой Пушкинские павильоны, и мы будем восстанавливать их в историческом виде. У павильонов, несмотря на маленький размер, богатая история. В них много что происходило впервые в Самаре.

О техническом оснащении

Дмитрий Орлов: В проекте подразумевается установка в театре современнейшего света, звука и механизации на основной сцене. Но самое интересное должно произойти на малой сцене. Она будет модифицируемой - зрительный зал и сцена смогут перемешиваться и перемещаться как угодно. Возможностей у нее будет гораздо больше.

О сроках

Валерий Гришко: Речь идет о нескольких годах. За это время КРЦ “Звезда” станет нашим стационаром. Насколько он превратится в родной дом - зависит от того, сможет ли он подстроиться под наши требования. Нам нужен ангар, где бы хранились декорации для порядка 30 спектаклей. Далее нам нужен поделочный цех - большое помещение со станками, где изготавливают декорации. Необходимы гримерки для артистов. Мы сейчас трудом помещаемся в четырнадцати, в КРЦ их всего две. Наконец, нужна малая сцена, спектакли для которой жалко терять. Ведь это спектакли для фестивалей, экспериментальные - то, без чего современный театр немыслим. Мы предложили варианты, как организовать помещения в “Звезде”. Конечно, это потребует денег. Но иначе мы не сможем работать.