Общество2 октября 2014 15:02

Нужно ли спасать медведя «с обочины»?

«Комсомолка» следит за судьбой косолапого обитателя полулегальной притравочной станции под Самарой.
Фото: Владимир Орлов

Фото: Владимир Орлов

Последние три дня телефон в редакции не умолкал. Со всех уголков страны звонят люди, которых возмущает история бурого медведя – узника притравочной станции недалеко от трассы М5 под Самарой.

Напомним, о голодном хищнике «Комсомолке» рассказали самарцы, которые в течение месяца подкармливали животное. Поездка к косолапому вылилась в громкий репортаж, всколыхнувший зоозащиников, чиновников, правоохранителей. Ведь хотя у медведя и есть хозяин, участи его не позавидуешь. Он – приманка для охотничьих собак.

Хищник на цепи

- Лайки должны знать запах зверя и не боятся его, - объясняет важность и необходимость своей «станции» самарец Виталий Иванов. Он и не скрывает свою деятельность.

Вместе с чиновниками и волонтерами отправляется на место. Здесь со времен нашего визита в минувший понедельник мало что изменилось. Кроме натянутого троса – никакого ограждения. Клетка бурого стоит под деревом, открыта всем ветрам.

Увидев гостей, мишка отвлекся от гостинцев. После публикации в «Комсомолке» ему понавезли сладостей: печенья, халвы, пирожных… Яблоки от волонтеров приюта «Участие» он принялся закапывать. Про запас. А когда оператор Первого канала неосторожно подошел слишком близко – рванул по плечу парня лапищей: не подходи, мое! Хорошо, что одежда была плотной, травм оператор не получил. Но заставил других отойти подальше.

Фото: Владимир Орлов

Фото: Владимир Орлов

- Зверя кормят водители с трассы, приезжают добровольцы. А вдруг он их покалечит? – спрашиваем.

- Я уже купил сетку, собирался делать ограждение, - уверяет владелец медведя.

Верится в это с трудом. «Дом» у медведя хоть и просторный, но старый и грязный.

- Клетки хищников обычно делают с перегородкой, чтобы запирать зверя в одной части, пока убирают другую. Здесь она давно сломана,- замечает зоозащитник Владислав.

- Нет у меня денег на новую клетку. Содержание животных недешево обходится, - отвечает Виталий Иванов. - На самом деле я их очень люблю. Этого мишки не было бы в живых, если бы я его не купил в 2011 году в Уфе

Фото: Владимир Орлов

Фото: Владимир Орлов

Странно, но днем раньше он уверял «КП», что медведь живет у него 8 лет. Никакого клейма на мишке нет. Тот ли этот медведь, что значится у него в бумагах – проверить нельзя.

- Этот зверь уже был предметом разбирательств летом этого года, - рассказал главный специалист Управления охраны животного мира Департамента охоты и рыболовства Самарской области Сергей Палагута. – Две женщины написали обращение в природоохранную прокуратуру. Мы проверяли документы Виталия Иванова, медведи - его собственность. И вообще животное в неволе, а значит, не подконтрольно нашему ведомству.

Закон не писан

Закон в России таков, что зоопарки и зверинцы курируют чиновники министерства культуры. Но у Иванова не просто питомник, а притравочная станция. А их, по сути, не контролирует никто!

Кроме нашего бурого героя на станции под Самарой живет кабан и … еще один медведь. Правда показывать его хозяин наотрез отказался:

- Он очень злой, уже двух собак задрал. Хочу его продать. Я старый человек и через года два вообще собираюсь закрывать станцию…

Фото: Владимир Орлов

Фото: Владимир Орлов

- Смотрите, у кабана свежие раны, - углядели волонтеры.

Видимо собаки все же дерут зверей, которые не могут сопротивляться. Клыки у кабана сломаны, а медведя во время притравки приковывают к цепи. Так и бегает хищник вдоль металлического троса. А потом снова в клетку.

- Не я это придумал. По всей России полно таких станций. Чаще всего лаек притравливают к медведю для участия в охотничьих соревнованиях. Мои лайки вот недавно победили на конкурсе в Татарии, - гордится Иванов.

Получается, Иванов творит благое дело, тренируя собак? Разве притравочная станция – это медведь на тросе и пара сарайчиков?

Ответ находим у юриста испытательной станции в Москве.

- Законодательством не регулируются конкретные формы оборудования притравочных станций (например, устройство искусственных нор) и проведения притравок. Все это осуществляется в соответствии с различными правилами, положениями, принятыми Ассоциацией «Росохотрыболовсоюза» или Российской федерацией охотничьего собаководства (РФОС), которые имеют статус нормативных актов общественных организаций, имеющих силу только для членов этих организаций, – объяснили «КП».

Фото: Владимир Орлов

Фото: Владимир Орлов

В каждой организации свои нормы? Интересно, какая же организация у самарца Виталия Иванова? Неужели, чтобы притравливать собак, достаточно лишь разрешения на содержание диких животных и накладная на покупку зверя?

Кто дал разрешение на строительство помещений для животных именно на этом участке земли? Где обученный персонал для ухода за зверьем? И почему станция оказывается без присмотра? Об этом «КП» спросила правоохранительные органы. Продолжение темы в следующих выпусках газеты и на нашем сайте.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«Нормы питания нарушать нельзя!»

Алена КИРЕЕВА , заведующая НПО Самарского зоопарка

- В сутки взрослому бурому медведю необходимо 500 гр. вареного мяса, 1кг. рыбы, 3 кг. ржаного хлеба, по килограмму овсяной каши, моркови, капусты и салата. Так же в рацион входят 2 кг. картофеля, 1 кг. яблок, 50 гр. рыбьего жира и по 20 гр. костного муки и кормовых дрожжей. И это только минимум, кроме которого нужно еще разнообразить питание сезонными продуктами: ягодами, фруктами, овощами, травой. Что касается условий содержания, то холод и дождь бурому мишке не страшны, а вот простор вольера имеет большое значение, и чем он больше, тем лучше. Сладости в небольших количествах, раз в неделю и желательно мед. Трехлитровой банки должно хватать на месяц.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Медведь на обочине: в поле у трассы Самара-Тольятти бросили клетку с бурым медведем

За проволочной оградой видим бегающего по периметру загона кабана. Неподалеку сарай с несколькими, явно, недружелюбно настроенными псами. И вот он – герой наших тревог и поисков. (читать далее)

Интересное