Общество27 октября 2016 9:00

«Покуда жив!»

Это любимое выражение Григория Ильича Жеводерникова, участника Великой Отечественной войны, удостоенного многими наградами
Войну заканчивал Григорий Ильич старшим сержантом, командовал взводом. Победу встретил в Румынии.

Войну заканчивал Григорий Ильич старшим сержантом, командовал взводом. Победу встретил в Румынии.

Фото: Андрей ЦЫГАНОВ

Ветеран награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Славы 3-й степени, орденом «Знак Почета», медалями «За отвагу», «За победу над Германией в ВОВ 1941 - 1945 гг.», «Ветеран труда», юбилейными медалями. Он основоположник семейной трудовой династии, проработавшей на Самарском подшипниковом заводе суммарно 147 лет…

По судьбе Григория Ильича можно написать невероятный сценарий. Но сам он, оглядываясь на прошлое, считает себя самым обычным человеком. Когда Григорию было три года, умер отец. Жить было крайне тяжело, из раннего детства всплывают воспоминания постоянного чувства голода. Мама вскоре вышла замуж. А вместе с отчимом дома появились пятеро его детей. Жить легче не стало, и еще совсем маленьким Григорий начал перенимать от отчима все его умения. К классу третьему он уже мог сам изготовить ключи, подбить обувь, наточить ножи. Сиротой Григорий стал в седьмом классе - умерла его мама. Отчим недолго был один. Жить и быть обузой в большой семье Григорий не захотел. Хоть и был еще совсем мальчишкой, решил уйти из семьи. И занесло пацаненка в колхоз «Красный Октябрь» Сергиевского района. Там юнцов не жалели, работать приходилось до изнеможения. Именно таская мешки с зерном, Григорий начал повторять как заклинание: «Покуда жив».

В 1940 году вышел указ правительства о распределении всех беспризорников в ремесленные училища. Так Григорий получил профессию слесаря-инструментальщика. А потом восемьдесят человек воспитанников посадили на пароход и увезли. Никто из воспитанников не знал тогда, что везут их в начало войны, которую встретят они через две недели после начала работы на Ижевском оружейном заводе.

Директор завода целый год отмахивался от коренастого самостоятельного паренька, который после двадцатичасовой смены умудрялся еще два часа ходить за ним хвостом и проситься на фронт.

В 1942-м директор сдался и снял «бронь» с настырного Григория. Так Григорий оказался в Саратовской области, в школе десантников-прорывщиков. В школе учились только молодые и отчаянные. Но даже среди них Григорий выделялся, себя не жалел. Первым и со второго этажа в опилки прыгал, когда прыжки с парашютом отрабатывали, и с самолета первым в бездну прыгал, и рукопашные бои на совесть отрабатывал. Не жалел себя. Не для кого. Даже письма писать некому было. Сам себе писал огрызком карандаша: «Покуда жив», и в карман прятал.

В феврале 1943 года в составе 5-й гвардейской воздушно-десантной бригады Григорий Ильич попал на фронт. Друзья его называли «бесстрашным», а совсем скоро он был представлен к медали «За отвагу». Бригаду, где воевал Григорий Ильич, постоянно перебрасывали. Именно они - молодые и не знающие страха - прорывали оборону и были первыми на передовой. 1-й Украинский, 2-й Украинский, Степной, Северо-Западный фронты. Калининградское направление, Курско-Орловская дуга. Чехословакия, Венгрия, Австрия, Германия - везде десантники были первыми, и только за ними пускали пехоту. Гибли товарищи постоянно, возвращались и половина от бригады, и по два человека. Но среди них всегда был Григорий. «У меня записка была заколдованная, «Покуда жив» в ней написано было», - с горечью шутит ветеран.

Есть воспоминание у Григория Ильича о войне, которое он бережет особенно трепетно. Место то на Севере СССР помнит плохо, и бой на другие похож был, а вот как двое суток в вырытой берлоге в снегу с другом закадычным Ваней Дорониным сидели, сухари грызли и о Победе мечтали, в память впечаталось. Представляли, как заживут после войны, как женятся, детей заведут. А после боя того страшного, которого двое суток ждали, вернулись лишь семеро ребят. Среди них и Ваня-друг. «Я карандаш наслюнявил и на клочке бумаге написал ему заклинание свое «Покуда жив», и, пока он не видел, в карман ему тихонечко сунул», - улыбается ветеран. Они с Ваней так и держались вместе. Вместе из котелка ели, вместе огонь врага встречали, вместе друзей хоронили, а во время сражений всегда глазами друг друга искали…

Победа! Радовались и праздновали со всеми. Войну заканчивал Григорий Ильич старшим сержантом, командовал взводом. Победу встретил в Румынии. Но для него война не закончилась. Наслышанный про отчаянного десантника полковник В. Шепилов приказал старшему сержанту явиться в штаб для выполнения особо важных заданий. Так, служба Григория Ильича продолжилась до 1948 года, а отпуск на целый месяц, за отличную службу, Григорий даже не использовал - ехать было некуда, его никто не ждал.

И после демобилизации не знал, куда ехать, хоть жребий кидай. Но решил - в Куйбышев. «Чтобы получить прописку, работал «светофором» на площади имени Кирова», - шутит Григорий Ильич.- Это он о своей работе в милиции так рассказывает. Там же, на Кирова, встретил девушку, с которой когда-то до войны учился. Поженились сразу. Она на 9-м ГПЗ работала, Григорию Ильичу тоже хотелось руками работать, но по довоенной специальности его не взяли, на заводе нужны были токари подшипников. Без труда переучившись, Григорий стал заводчанином, проработал за станком до самой пенсии и даже сам обучил профессии 32 ученика. Дома у Григория Ильича много фотографий. Вот супруга любимая, которую пережить пришлось, вот сын - военный, вот дочь - труженица того же 9-го ГПЗ (ныне ОАО СПЗ), уже сама пенсионерка. Внуки взрослые. А вот картины, крестиком вышитые. Много картин. Смотрю на картину «Ромео и Джульетта»: «Ваша Валя вышивала? О ней память?» «Да нет же, я вышивал, привык что-то руками делать. Покуда жив».