Общество1 марта 2017 13:26

Самарский ветеран Леонид Андреев: «Не могу смотреть на лошадей без трепета и боли…»

«Комсомольская правда» продолжает рассказывать о самарских ветеранах Великой Отечественной войны в рамках проекта «Военная летопись губернии»
Леонид Степанович Андреев участвовал в освобождении Ростовской области, Украины, участвовал в сражениях на Курской дуге, в Белгородско-Харьковской, Корсунь-Шевченковской операциях.

Леонид Степанович Андреев участвовал в освобождении Ростовской области, Украины, участвовал в сражениях на Курской дуге, в Белгородско-Харьковской, Корсунь-Шевченковской операциях.

Фото: Елена НЕДЯЛКОВА

Наш земляк, Леонид Степанович Андреев, родился 7 сентября 1923 года в селе Ивановка Богатовского района Самарской области. Семья перебралась в Куйбышев. Десятый класс Андрей оканчивал в 16-й школе. 15 июня 1941 года получил аттестат зрелости. Парень мечтал стать военным.

Мечтал попасть на флот, а пошел в артиллерию

- Я прошел много медкомиссий и мог бы пройти в любые войска. Но мне очень хотелось поступить в Севастопольское военно-морское училище. Я очень хорошо плавал, военком меня одобрил, документы подготовили и отправили в Севастополь. Я ждал вызова. Но 22 июня 1941-го на моей мечте был поставлен жирный крест. Фашистский крест. «Не дождешься теперь вызова, война», - с грустью свел брови военком. Предложили мне летчиком пойти. Я согласился. Прошел комиссию - снова годен. Пригласили меня в военкомат… И вместо летчика предложили 2-е Пензенское артиллерийское училище. «Молодой человек, война, соглашайся, это может быть твоя судьба!» Так и согласился. Нас, 16 парней, направили в Пензу. Мамочка моя любимая и папа провожали, - ветеран улыбается со вздохом.

Учили тогда по ускоренным программам. Трудно себе представить, что вчерашний школьник в декабре 1941 года уже был выпущен младшим лейтенантом по профилю «командир огневого взвода, батареи». И попал младший лейтенант Андреев в 17-й Донской Казачий кавалерийский корпус, в 15-ю Донскую Казачью кавалерийскую дивизию, в 106-й конно-артиллерийский дивизион на должность командира 1-го огневого взвода батареи. И сразу - под Ростов, где велись тяжелые бои за город. В первом же бою Леониду Степановичу было суждено погибнуть, но то, что случилось, можно назвать настоящим чудом:

- Первый бой… Я старший на батарее был, начали стрелять. Немцы нас засекли и по нашей батареи открыли огонь. Один из снарядов попал мне под живот, я кувыркнулся раза два, закрыл глаза, попрощался с жизнью… И ждал разрыва, но его не последовало. Не разорвался подо мной снаряд! Значит, еще повоюю, спасибо ангелу-хранителю, а скорее маминым слезам и молитвам!

Из-за неравенства сил по приказу Ростов сдали. С боями советские войска стали отходить в предгорья Кавказа. В станице Кущевской с тяжелыми боями удерживали немцев неделю, но потом опять стали отступать.

«Куда стреляю - ни черта не вижу»

Молодому командиру приходилось очень тяжело: его подчиненные и другие командиры годились Леониду в отцы:

- Командир дивизии командует огонь открывать, я подготовился как смог, ведь кроме компаса ничего на руке не было. Определил направление, дальность на глазок и скомандовал. Выстрел… Куда стреляю - ни черта не вижу. Второй выстрел… Опять не вижу. И тут командир дивизии кричит, срываясь на мат: «Ты куда… стреляешь, сопляк!? Убирайся на … отсюда». А я еще выстрел дал и увидел наконец-то куда стреляю, потом довернул и в самый центр попал. Слышу, командир снова кричит: «Дать туда десять снарядов!» Больше ничего он не говорил, все покрылось огнем. Командира дивизии понять можно, я и вправду очень-очень молодой был, всего год после окончания школы прошел.

Враг рвался к Черному морю, к Туапсе. Закрепились в районе реки Туапсе, дальше - Черное море, отступать некуда. Немцы выдохлись, тоже заняли оборонительную позицию, но вели подрывную моральную работу, разбрасывая листовки с призывами сдаваться.

Начиналась грандиозная битва за Кавказ. После присвоения корпусу, где воевал Леонид Степанович, Гвардейского звания, его разделили на два гвардейских кавалерийских корпуса. Леонид попал в 182-й гвардейский артиллерийский полк, с которым и прошел всю войну:

- У нас поначалу минометы были, они против танков очень ненадежны. Танк тебя раздавит, пока мина летит. Потом перешли на 76-миллиметровые орудия. С пушками спокойнее было, прямой наводкой стреляли. И я стрелял. А все это оружие лошади таскали. Я всю войну на них. Лошади - мои друзья. Я их еще с военного училища полюбил, ухаживать любил, поить, кормить, чистить. Умные они, почти как люди. Спал, согревался я под брюхом у них, одни лошади стоя спят, другие ложатся. Воду вместе с лошадьми с земли пили… Жизнь лошади на войне не была особенно долгой. Она не могла спрятаться в траншее или укрыться в блиндаже от пуль и осколков снарядов. Считается, что за время Великой Отечественной войны на полях сражений было потеряно более миллиона лошадей. А сколько их, «работяг», «в списках не значилось»! Сердце сжимается до сих пор, когда лошадей вижу…

Штатная численность лошадей в Красной армии составляла 1,9 миллиона, за годы войны было потеряно более миллиона лошадей. И в Советской армии, и в вермахте лошадей применяли и как транспортную силу, особенно в артиллерии. Именно упряжки в шесть лошадей всю войну без всяких жалоб и капризов тянули орудия, меняя огневые позиции батареи. Причина широкого использования лошадей весьма проста - по бездорожью (особенно весной и осенью), там, где застревали любые автомобили, могли пройти только эти выносливые животные. Особенно любили артиллеристы лошадей-тяжеловозов - эти без проблем буксировали даже огромные гаубицы!

- Жаль было, конечно, наших помощников-лошадей. Они же сказать-то не могут ничего, пожаловаться. Но когда речь шла о жизни людей, тут выбор очевиден. Мы как-то другом с пушками передвигаться начали, огонь по нам немцы беспощадный ведут! «Ложись!» - слышу. Легли, а пуля прямо в голову приятелю моему, изо рта сгустки крови... Мне дальше отступать надо, схватил документы у него и дальше побежал. Даже не заметил, как меня в ногу ранило. В госпиталь ехать отказался, меня перевязали, и стал я на коне ездить, чтобы не ковылять, но нога стала сильно нарывать, и меня чуть не силой в госпиталь отправили. Гниение остановили, а вот пулю так и не вынули. Ее организм в «мешочек» взял. Пятисантиметровая пуля и сейчас в ноге, - показывает на левую ногу ветеран.

Прошел всю Европу

Леонид Степанович участвовал в освобождении Ростовской области, Украины, участвовал в сражениях на Курской дуге, в Белгородско-Харьковской, Корсунь-Шевченковской операциях; в освобождении городов Волноваха, Мариуполь, Борвенково, Чаплино, Шпола. Ветеран прошел Молдавию, Румынию, Венгрию, Югославию и Австрию. С Венгрии он и носит с собой в ноге «воспоминание» - пулю.

О Венгрии у ветерана воспоминаний много:

- Через горную речку по мостику (метров 15) поехали наши войска, немцы заметили и начали обстреливать. Полетели в речку лошади, повозки, люди… Я скомандовал: «За мной!» - и поехал. Заезжаем на мостик, думаю, сейчас стрелять начнут, а тут тишина. Проехали мост, батарея моя за мной, остальные наблюдают. А мы развернули пушки и шибанули немцев. Мне за эту награду дали. Сейчас у меня пять боевых орденов: два ордена Отечественной войны I степени, орден Отечественной войны II степени и два ордена Красной Звезды. Еще 16 медалей. Медали даже не умещаются на лацкане пиджака, оттого на пиджаке множество наградных планок.

А еще у Леонида Степановича восемь благодарностей от Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина, и мы понимаем, что каждая из них связана с событиями, связанными с ежедневной борьбой за Великую Победу.

Победу ветеран встретил недалеко от Вены. А после войны отправился в Ростов-на-Дону, где недолго проработал в суворовском училище и в 1946 г. был демобилизован в Куйбышев. Через пять лет окончил институт по специальности «инженер-механик» (технология машиностроения), а далее - работа на авиационном заводе №454. Завод неоднократно переименовывали, а Леонид Степанович так и работал на нем, получая с годами все более ответственные должности.

Почетный ветеран Советского района Леонид Степанович Андреев уже давно на пенсии. Некоторые события и воспоминания размылись от давности лет. Ветеран благодарит судьбу за долгую жизнь, за неразорвавшийся под ним снаряд, за жену, за детей, за внуков. А мы благодарим Леонида Степановича за нашу мирную жизнь!