2018-07-08T20:31:18+03:00

Чапаевские людоеды и угонщик трамваев: самарский ветеран-оперативник рассказал, как разговорить преступника

Журналист "Комсомолки" послушал истории Надима Ибятуллова, который отдал службе в системе МВД 30 лет и хорошо знаком с криминальной жизнью Самары и Куйбышева
Сейчас Надим Ибятуллов находится на заслуженном отдыхе, но с коллегами связь не теряетСейчас Надим Ибятуллов находится на заслуженном отдыхе, но с коллегами связь не теряетФото: Альберт ДЗЕНЬ
Изменить размер текста:

"Комсомольская правда - Самара" совместно с региональным ГУ МВД продолжает рассказывать об уголовном розыске - службе, которой 5 октября 2018 года исполнится сто лет. Очередным героем проекта стал Надим Ибятуллов, пришедший в милицию в конце 60-х годов прошлого века, а с октября 1996-го по сентябрь 1998-го возглавлявший подразделение у нас в области.

Возили тунеядцев в изолятор на попутках

Ибятуллов родился в 1946 году в селе Елховый Куст, рядом с Димитровградом. Рос в большой семье - 5 братьев, двое сестер - учился в местной школе. В Куйбышев Надим приехал в 1968-м, после демобилизации с армии в Кировской области, где служил в ракетных войсках стратегического назначения. Молодой человек остановился у родственника и устроился на работу в строительно-монтажное управление на улице Мирной.

- Пару недель поработал и меня вызвал начальник. Сообщил, что пришла бумага о требовании с нашего предприятия направить в милицию 5 человек, - рассказывает оперативник. - Я после армии, водки не пил, работал - на следующий день в комсомольском бюро мою кандидатуру и еще нескольких человек утвердили и направили в Советский РОВД. Поработал 2 месяца милиционером, меня назначили участковым инспектором. Обслуживал большой участок - район Планового института с выходом на улицу Матросова.

Про сокурсников по академии МВД и про коллег по работе в Самаре и области Надим Насибуллович отзывается исключительно хорошо Фото: Альберт ДЗЕНЬ

Про сокурсников по академии МВД и про коллег по работе в Самаре и области Надим Насибуллович отзывается исключительно хорошоФото: Альберт ДЗЕНЬ

В тот период начинающий сотрудник МВД много занимался уголовными делами по статьям "Тунеядство" и "Злостное хулиганство". Фигурантами по ним становились те, кто не работает, пьянствует и досаждает женам с детьми так, что последним приходится жаловаться на родственника силовикам. Участковые такие нарушение расследовали и доставляли дебоширов в изолятор в Спиридоновку - зачастую на попутках, ведь с транспортом у стражей порядка были проблемы.

Спустя 5 лет Надима - он уже заочно учится в Саратовском отделении высшей школы МВД СССР - приглашают в уголовный розыск районного отдела. Там было большое количество фронтовиков, сотрудников с медалями и орденами - к ним всегда можно было обратиться за помощью. Наставляют молодого сотрудника заместитель по оперативной работе Советского РОВД Петр Мочалкин и старший секретарь Владимир Пшеничников.

- Требовательные и порядочные начальники. Вообще, если сейчас в уголовном розыске молодежь работает, в то время там старшими инспекторами работали маститые мужики, - характеризует сослуживцев ветеран. - Они знали весь участок, всю территорию, людей. Собственноручно составляли бланки на тех, кто состоит на учете - это сейчас компьютеры, раньше всегда от руки. И по этим, написанным от руки бланкам, приметам в них указанным, искали тех, кто совершает преступления.

С людей снимали шапки

В тот период, как помнит милиционер, в городе чаще всего совершали имущественные преступления. Хотя и убийств с изнасилованиями было достаточно. Оперативники несли службу по секторам, в Советском районе таких насчитывалось 6.

- У инспектора уголовного розыска активность начинается после обеда, когда люди идут с работы. Совершаются кражи, грабежи, разбои, - объясняет офицер. - В то время часто снимали шапки с граждан. Наверно, туговато с шапками было в магазинах. Человек садится в автобус - они не так часто ходили и переполнены были - и преступник пользуется моментом, шапку сдергивает с головы и убегает. Еще ломали стены гаражей, крали колеса. Негде их было покупать. А наша задача - работать, раскрывать. Для этого у сотрудников уголовного розыска должны быть свои "помощники". Среди гражданских. Мы работали с ними. Это могли быть бывшие судимые по несколько раз, например. Ведь судимого можно не только ругать, иногда и помогаешь ему с работой, их жен и детей помогаешь куда-то устроить. И они, когда что-то есть, и нам помогают. Подсказывают, кто мог совершить то или иное преступление.

Ветеран с теплом вспоминает годы, проведенные в академии МВД СССР Фото: Альберт ДЗЕНЬ

Ветеран с теплом вспоминает годы, проведенные в академии МВД СССРФото: Альберт ДЗЕНЬ

После Советского района Ибятуллов отправляется в Промышленный, который только создавался. Там ему предложили руководящую должность в оперативном подразделении:

- Когда появлялся отдел, туда отдавали сотрудников УР со всех райотделов. Давали самых плохих, которые любили немножко выпить, немножко хулиганить! - смеется Надим Насибуллович. - Но со всеми нашли общий язык, создали большую семью уголовного розыска, так же, как и в Чапаевске годами позже.

Убили мужчину и запугали женщин

Не только шапками и колесами промышляли в те годы преступники. Были, конечно, и убийства:

- Когда меня назначили начальником уголовного розыска Промышленного РОВД, в 70-е годы, у нас участок был нехороший в районе клуба "Победа". И вот там зарезали парня ночью. Женщины, которые работали на заводах - Фрунзе, "Прогресс", других - перестали ходить на работу, боялись. В то время райкомом партии был назначен Владимир Золотарев , недавно он умер, почетный гражданин Самары. Приехал к нам и сказал: "Мужики надо раскрывать!" В течение трех дней мы нашли преступников, взяли у них вещи, которые пропали у мертвого. Через день приехал Золотарев - 5 орденов вручил и сертификаты на квартиры. Говорит: "Никому не отдаю, отдаю тебе как начальнику, ты сдержал свое слово. Передай награды своим сотрудникам, которые работали по раскрытию". Я свою квартиру, где сейчас живу, как раз тогда получил, остальные тоже.

Убийцами же оказались два брата-наркомана, проживавшие неподалеку от "Победы". Зарезали несчастного с целью ограбления.

- При таких тяжких преступлениях делаешь полный обход - дома, подъезды, подвалы, квартиры, кто приходил, кто уходил, кто во сколько шел с работы, с учебы, кто что видел. По приметам спрашиваешь, ищешь тех, кто раньше занимался чем-то подобным. Вышли на подозреваемых и задержали. Все преступления раскрываются однотипно - ходить и общаться.

Самосуд в Кинель-Черкассах

У офицера за годы службы накопилось много наград Фото: Альберт ДЗЕНЬ

У офицера за годы службы накопилось много наградФото: Альберт ДЗЕНЬ

Страшных дел в карьере опера было достаточно. До сих пор в памяти жестокая расправа над ребенком в Кинель-Черкассах:

- Отец убил свою дочь и в подпол ее бросил. В частном доме они жили, - качает головой Ибятуллов. - Девочке всего лет 7 было. Зарезал ее пьяный, белая горячка, ничего не осознавал. Мать-доярка пришла домой, начала искать дочь и нашла под полом.

Местные жители окружили дом погибшей. Люди требовали самосуда и не хотели выпускать преступника из дома. Милиции пришлось выставить вокруг избушки оцепление из самых крепких офицеров, причем ОМОНа или СОБРа в Кинель-Черкассах, в те годы не было. Подозреваемого еле вывели и увезли в отдел - в Отрадный.

Тогда же - в 70-х - Надим по приглашению генерала уезжает на учебу в академию МВД СССР в Москву. Жену Аллу Ивановну и двоих детей офицер берет с собой. Мужчина закончил профессиональный вуз с отличием - получил красный диплом! После семья вернулась в Куйбышев.

Город наркоманов

В карьере ветерана до областного Управления были Промышленный и Кировский районы, а также Чапаевск, куда его в конце 80-х направили руководителем отдела - решать проблемы.

- Своеобразный город, город наркоманов. У людей в квартирах пусто, в подъездах наркоманы лежат - такая картина была, когда я первый раз приезжал. Ждут, когда что-то принесут, или сами по улицам ходят, ищут себе еду, - описывает обстановку наш собеседник. - Но народ там хороший, очень помогает друг другу, я 5 лет работал - не могу ничего плохого сказать. Бывало, захожу в два часа ночи, говорят "пришел хозяин" - так начальника милиции называли - не дай Бог кто-то против что-то скажет. Жалко было этих людей.

Офицер приехал в провинциальный городок с четким планом работы. И это дало свои плоды:

- Придя туда я собрал всех по 5-6 раз судимых, человек 300, в зале в нашем отделе. Участковые нашли всех и доставили. Спросил, какие есть к нам вопросы? Много было. № 1 - трудоустроиться. Второй вопрос - устроить детей в садики и ясли. Я говорю: "Я вам буду помогать, вы мне будете помогать". Первый раз они не поверили: "Какой-то чокнутый полковник приехал, хочет помочь! " В следующий раз я дал участковому задание - выявить самых остро нуждающихся. Стал устраивать их на работу. Договорился с директорами совхозов, сказал, что нужно друг другу помогать. "У меня 30 человек, не могут работу найти, не могу устроить их. Они не инженеры, они судимы". Те согласились - кого-то пастухом взяли - 2-3 человека в какое-то село, кого-то плугарем, кого-то помощником тракториста . Черная работа. Контроль вели уже мы с участковыми, которые каждые две недели проезжали по кругу, проверяли, как они там работают, выходят ли на работу, не пьянствуют ли. Это повлияло на людей и на статистику, и судимые мне поверили, стали помогать, указывать на того или иного преступника. И представляете, если раньше в Чапаевске была раскрываемость очень-очень маленькая, то в течение года мы вышли на передовые позиции. Раскрыли все убийства, все грабежи, разбои. Вывод: нужно налаживать контакты обязательно, без них абсолютно тяжело. И еще главное - верить своим сотрудникам. Начальник он же не бегает, не раскрывает, он требует.

Удалось поправить и статистику по ночным преступлениям:

- Личного состава было человек 607. В ночное время ППС работали только до часа ночи, после все сдалвали оружие, шли домой отдыхать. На улицах не оставалось ни одного человека. Кроме УВО - ночная милиция так называемая. Я с начальником УВО договорился - город разделили на несколько частей, дали квадраты им и они стали работать по этим квадратам. Тоже уменьшились преступления, особенно уличные грабежи, кражи. Нас по всем вопросам поддерживал глава города - Юрий Николаевич. По транспорту, по бензину, по всему. Квартирами поддерживал - нескольким нашим сотрудниками предоставили жилье. У меня очень хорошие заместители были - Илья Андреевич, зам по службе, 1937 года рождения, всех знал. Оперативные работники отличные. Когда сам к человеку по-человечески относишься, то и он так же к тебе - это важно помнить. Я приехал в Чапаевск - туалета не было в милиции! Только общественный. И туалет построили, гаражи построили, новые машины получили, и начальник УВД Андрейкин поддерживал, и глава администрации.

Проголодались и съели друга

Маньяк Ворошилов - один из тех, с кем приходилось сталкиваться оперативнику во время работы Фото: Михаил ГОРЮНОВ

Маньяк Ворошилов - один из тех, с кем приходилось сталкиваться оперативнику во время работыФото: Михаил ГОРЮНОВ

На вопрос о преступности в девяностые, наш собеседник тяжело вздыхает. Ситуация была тяжелая:

- По 10 человек убитых лежало на улице бывало. Делили государство, не только Самару. Заводы, фабрики делили. Я не успевал с одного места выезжать в другое. Переоделся, поел, помылся - звонит дежурный: там трупы нашли, в другом месте нашли. Помню, мы в Новокуйбышевск приехали. На улице Миронова, в середине 90-х, я уже возглавлял уголовный розыск в области. Две группировки объявили друг другу стрелку. Когда приехали со своей оперативной группой, то бандиты уже смылись, но оставили - для нас конечно - пару трупов на улице, несколько разбитых автомашин. И по улице идешь - по гильзам будто, а не по асфальту. Ящик с патронами там достали, ящик гранат, следы от пуль в доме рядом. И все это прям на улице! Тяжелые годы - за каждый дом, в котором есть магазин, дрались тогда, хотели взять под свой контроль, чтобы им платили, чтобы у всех были деньги. Одни не хотели платить , другие хотели заставить - в итоге конфликт и стрелка назначается. Это общая картина для всей преступности 90-х.

Ибятуллов уверен - победить банды было можно. Не хватало лишь указания:

- Эти группировки зависят от самого государства. Если бы государство в лице министра дало бы указания убрать их, я вас уверяю - в течение недели, мы бы всё убрали. Они бы сидели на своих местах. Такого не было. Но мы всех знали.

Но бывали злодейства и неожиданные. Не по заказу или дележу пространства, а от сиюминутно возникшей идеи. Зачастую они выглядели страшно:

- Ехал я как-то домой из Чапаевска, по Красноармейской улице, - вспоминает опер. - Смотрю, там ребята наши работают. Стоит машина, а рядом с ней в мешках человеческий скелет. И вот начали разбираться, да выяснили, что три друга там пили пиво. Глядят - закусить нечем! А кушать хочется! И один другому говорит: "Давай, третьего съедим". И друга своего они убили, расчленили , часть мяса на Запорожский рынок небольшой продали, часть пожарили и съели сами. Установили их быстро - по машине.

Серийные убийцы

Сталкиваться приходилось с серийными убийцами - в начале службы, и ближе к ее завершению. Ибятуллов замечает, что такие безжалостные люди всегда существуют, не всегда они в поле зрения:

- Когда я участковым работал, в Куйбышеве ловили Серебрякова. Мы организовывали дежурства, каждый в своем секторе. Жильцы дежурили, не только милиционеры. С палками ходили по улицы, подозрительных останавливали, спрашивали... В девяностых при мне орудовал Ворошилов, майор ФСИНовский. Женщины с "девятки" - колонии на Управленческом - сразу сказали, что он к ним пристает, рассказывает нехорошие анекдоты. А сам он своеобразный человек был - сидит и молчит обычно. А все с чего началось? Его девушка в молодости обманула и пошел. Знаете, рыцарей бывает по телевизору показывают - верхом на лошади с клинком. И он себе клинок сделал. Подходил с ним к машинам, где парочки уединялись, открывал дверь и сходу убивал мужика. Потом женщину. После отвозил в сторону и сжигал. Трупов было 13 что ли. Но еще несколько остались - 100 %.. Если посмотреть фото альбом, что он творил с этими людьми... Ужас! Наверное, месяц-два спать не будешь. А сам он часть лишь признал за собой.

Секрет и угонщик трамваев

В процессе своей оперативной деятельности милиционер пришел к выводу, что от злодея много можно добиться, если разговаривать с ним человеческим языком.

- В Чапаевске я проводил несколько экспериментов. Задержали преступника - судимого раз 5-6! Такие не признают никого, - делится секретом ветеран. - И вот я, хоть сам не курю, предлагают ему папиросу. Первый руку подаю, когда в кабинет захожу. Спрашиваю, как дела, как обстановка. Он трястись начинает. 6 раз судимый, первый раз видит, что полковник ему руку пожал, поинтересовался про здоровье, про семью, сигарету дал. Он абсолютно не понимает, что происходит! Никогда не надо идти вперед, требовать от него рассказа. Сиди разговаривай с ним - как семья, соседи, родители, он сам, в каких условиях живет. В итоге он устает от того "хозяйства", которое на него давит, и начинает говорить. Почти всегда выходит нормально.

Но, конечно, бывали и исключения. Есть сложные персонажи:

- Был такой пацан, Исламов фамилия, в 60-е годы. Средне-Садовая, 30 жил. Он угонял трамваи. С Заводского шоссе. Трамвай подъезжает к кольцу, останавливается. А трамвайщица убегает отмечать путевку, кабина остается открыта. Исламов садится и поехал по линии. И сколько мои коллеги ему не говорили, не работали с ним - он никогда ничего не понимал! Хоть как объясняй! Осудили его за десяток угонов. И, как говорят, в колонии где-то убили.

Эволюция уголовного розыска

Наш собеседник настаивает - каждое преступление можно раскрыть. Абсолютно! Главное - работать. УгРо же с годами менялся только в лучшую сторону. В 70-е повысили транспортное обеспечение, техническое оснащение, вручили рации, а еще - фотоаппараты! И совсем не только для того, чтобы снимать места происшествий:

Главное, считает оперативник, относится ко всем по-человечески Фото: Альберт ДЗЕНЬ

Главное, считает оперативник, относится ко всем по-человеческиФото: Альберт ДЗЕНЬ

- Бывает так, что возле подъезда сидят 5 подростков. Замучили всех - на гитаре играют, шумят, людям не дают отдыхать, которые с работы пришли. И вот этих дебоширов фотографируешь. На них это влияло профилактически, потому что мы говорили: еще раз будут жалобы - пеняйте на себя! У нас все ваши фотографии есть, на вас покажут, примем меры!

Сегодня поиском жуликов заниматься еще легче: камеры, отслеживание телефонов, другие новшества.

После ухода на пенсию Надим Насибуллович работал начальником службы безопасности, но потом получил травму ноги. Теперь ветеран отдыхает. Проводит время с семьей, которая всегда была рядом и всегда поддерживала. 5 октября для Ибятуллова -дата особая. Все-таки служба в УР - дело всей жизни.

- В обязательном порядке мы встретимся с близкими друзьями и знакомыми, с сослуживцами. Вспомним былое, поговорим, - озвучивает планы полковник. - Но не скажу, что 100 лет кого-то не видел. Видимся с бывшими коллегами периодически. Бывает зайдешь в гости, чай попьешь. Важно поддерживать связь, ведь через столько прошли!

Мы продолжим рассказывать об успехах местных оперативников уже совсем скоро. Интересные истории из прошлого и настоящего читайте на "КП-Самара".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Привет из Куйбышева: ветеран-оперативник рассказал, как ловили знаменитого маньяка Серебрякова и щипачей, обчистивших гостей из Польши

"Комсомолка" рассказывает о самых интересных случаях из службы опера Георгия Князькина, который встал на путь против преступности больше 50-ти лет назад (подробности)

Безжалостные «шубники» и подростки-людоеды: ветеран самарского угрозыска - о самых ярких моментах своей работы

«Комсомолка» продолжает рассказывать о бывших и нынешних оперативниках, которые в октябре этого года отметят столетний юбилей своей службы (подробности)

Игра в "киллера", люди, которые убивают за копейки, и любовь к работе: заместитель начальника полиции облМВД рассказал о самарских оперативниках

"Комсомольская правда-Самара" начинает серию материалов о героях местного уголовного розыска, которые в октябре отметят вековой юбилей (подробности)

 
Читайте также