2019-03-05T18:12:10+03:00

«Ей тут еще жить»: почему учителя в школе Самарской области запретили матери вызывать «скорую» сыну, избитому одноклассниками

Драка в Хворостянке обернулась скандалом на всю страну: подросток вступился за мать-инвалида, попал в больницу, а теперь семью выживают из села. Проходят суды
Поделиться:
Комментарии: comments108
В школе, где сломали нос мальчику, не стали "поднимать шума". Но мама Азата написала заявление в полицию.В школе, где сломали нос мальчику, не стали "поднимать шума". Но мама Азата написала заявление в полицию.Фото: Светлана МАКОВЕЕВА
Изменить размер текста:

- Иду по улице, а мне незнакомые люди говорят: «Не проще вам уехать отсюда? Понаехали! Езжайте на свою родину». А я здесь родилась. Не собираюсь никуда уезжать. В пятницу от Винникова (начальник ГУ МВД России по Самарской области. - Прим. ред.) приехали, вызвали казахскую диаспору, чтобы «угомонить» меня. Чтобы отказалась я от поездок в Москву… - рассказывает Найпа Алгалиева.

5 марта 46-летняя жительница Хворостянки - районного центра в Самарской области - полетела с сыном на съемки «Пусть говорят» на Первом канале. Там ей предстоит, наверное, уже в двадцатый раз рассказать, как полгода назад жизнь ее семьи перевернулась с ног на голову.

В Сети сейчас появилось видео: дерутся два школьника, все остальные записывают происходящее на телефоны. Это восьмиклассники Азат Алгалиев и Кирилл Петров*. За несколько часов до этого Кирилл назвал маму Азата хромоногой инопланетянкой, а учителя на это никак не отреагировали. Азату стало обидно за маму, и он вызвал Кирилла «один на один». Азату сломали нос, он терял сознание (позже врачи диагностировали у него сотрясение мозга), а учителя запретили матери вызывать «скорую»: «Не позорьте школу и село!»

Драка в хворостянской школе.

«Скажи, что упал»

- Найпа Жаниловна - жалобщица, это мы знаем. Но думали, что на этом конфликт будет исчерпан, - пожимает плечами начальник хворостянского отдела образования юго-западного управления Татьяна Викторова. - Подумали, раз не на территории школы была драка, значит, дело будет решаться в суде между семьями. Но суд идет, а новые обстоятельства все появляются и появляются.

Дети подрались в начале сентября. После драки Азат пошел домой, прикрывая нос рукой. Мама увидела распухшее лицо сына, приложила холодное полотенце и уложила сына на кровать. После этого Алгалиевым позвонила классный руководитель Азата Ольга Обухова: «Срочно приходите в школу!»

- В школе были родители Кирилла, с которым подрался мой сын. Обухова велела детям стереть видео драки с телефонов. Мы пытались вызвать «скорую», а нам совали деньги. Ольга Васильевна (Обухова. - Прим. ред.) так говорила со мной, будто мы ее собственность. «Скажи, что твой сын упал, и ты, Азат, что сидишь? Упал, носом ударился. Возьми деньги и иди домой, через пять дней все заживет. С питания сниму, иди, иди». Я, конечно, никуда не пошла. Обухова угрожала, что Азата поставят на учет, что он потом не сможет нигде учиться… Мать Кирилла отвезла нас в больницу, а лор-врач был в отпуске. Нас даже не приняли. Отправили в отделение «скорой». Сделали снимок - перелом носа. Все это время Обухова кричала, чтобы я не говорила про драку, что Азату тут еще учиться.

В этом доме на втором этаже и живет семья Алгалиевый Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

В этом доме на втором этаже и живет семья АлгалиевыйФото: Светлана МАКОВЕЕВА

Найпа написала заявление в полицию. По ее словам, в полиции мать Кирилла давала десять тысяч рублей на лечение сына. Найпа отказалась.

- Решила, что буду брать деньги по ходу лечения. Сколько потрачу, столько потрачу, - рассуждает Найпа.

Вечером Алгалиевы вернулись домой, Азат зашел на кухню и потерял сознание. Тогда Найпа вызвала «скорую помощь», и мальчика увезли в областную больницу. Там его лечили две недели.

- Все это время меня просили перевести Азата в хворостянскую больницу. Ну не я же это решаю, - вспоминает мать. - Обухова мне угрожала: «Будете в больнице лежать долго, я на тебя напишу заявление за вымогательство денег».

«Это не избиение, а только один удар»

- Хитрая девчонка, эта Найпа, - не стесняется в выражениях классный руководитель Азата Ольга Васильевна. - Она дождалась 12 часов ночи, несмотря на то, что Азата смотрели два врача, вызвала «скорую». Сказала: мальчик теряет сознание, падает с кровати, не может найти дорогу. Естественно, ее сразу отправили в больницу имени Середавина в Самару. Мы, не имея никакой информации, начали ей названивать. Она сказала, что Азат лежит и не поднимается. Мы начали звонить нашим бывшим ученикам, которые в этой больнице работают, спрашивать, чем мы можем помочь. А они в ответ: «Да вы что, здесь нет ничего особенного». А Найпа потом отключила телефон и сказала, что с нами больше общаться не будет, потому что мы все упрощаем.

Ольга Обухова на уроке в 8 "б" Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Ольга Обухова на уроке в 8 "б"Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Директор школы Ольга Савенкова узнала о конфликте только во вторник, 11 сентября. Хотя драка случилась 7 сентября. Теперь она считает: «Это было не избиение, это один-единственный ответный удар. Азат первый ударил Кирилла».

- Классный руководитель Ольга Васильевна подошла ко мне в понедельник, спросила, не обращался ли ко мне кто-то с претензиями. Я удивилась и ответила: «Нет». Поинтересовалась, в чем дело, та не ответила, лишь проговорила: «Ну, может, все обойдется». Не обошлось, - вспоминает директор школы. - Родительницы ко мне не обращались ни с какими претензиями - ни мама Кирилла, ни мама Азата. Найпу Жаниловну мы нашли через соседей. Когда она все же пришла ко мне, я первым делом спросила: «Найпа Жаниловна, ну почему вы сразу ко мне не пришли. Я же должна знать ситуацию». Она ответила, что они попали в больницу. Ну я сказала: «Передавайте Азату привет, у него телефон отключен. Мы его ждем». После этого разговора она на меня жалобу в министерство образования написала, якобы я на нее накинулась, и сказала, что все в школе против Азата.

Директор объясняет: в «скорую» не хотели обращаться, чтобы детей не ставили на учет, чтобы не испортить им будущее. За честь школы якобы никто не переживал. Даже теперь, после скандала, в Хворостянке ничего не меняется.

- Они сказали: «Побрешут и успокоятся, а ей все равно тут жить». Но мне не страшно. Я пойду до конца, - защищается Найпа.

«Пусть скажет «спасибо», что разрешили помыться»

Судьи провели по этому делу уже 13 заседаний. Стали известны такие подробности, что мороз по коже. «Как такое возможно в ХХI веке?» Найпа рассказала, что учителя фактически взяли в рабство ее семью.

Дом классного руководителя Ольги Обуховой на окраине села Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Дом классного руководителя Ольги Обуховой на окраине селаФото: Светлана МАКОВЕЕВА

Учителя отвечают: «А что такого? Ну давали ей подработку, да».

- У нас полсела нанимают помочь по хозяйству. И не только их. Им за это платят от 500 до 1000 рублей. Кому огород прополоть, кому индюшку ощипать. Для нас это нормально. Только эта казашка у меня не работала, работала ее сестра. Я ее на такси возила и к себе, и домой. Потому что она может не прийти, дорогу не найти, она же глупая, - рассказывает Ольга Обухова про сестру Найпы Ольгу. - Ольга - умственно отсталая. Женщины живут вместе, и Найпа опекает сестру.

Найпа подтверждает: от работы, правда, никогда не отказывается. Женщина живет одна, у нее двое детей и больная сестра. Зарплаты работницы автомойки, конечно, не хватает.

- Если попросят дедушка с бабушкой помыть окна, мы ходили всей семьей. В суде окна мыла, там тоже платили, помогали картошку вскопать... Работали везде. Но Ольга Васильевна - это ужас, - вспоминает Найпа. - Я работала у нее ради сына. Ольга Васильевна сказала, что надо заниматься с ним репетиторством по английскому языку. Это стоит 350 рублей в час. У меня таких денег нет, она взамен предложила помогать по дому. Но работу она давала не для инвалидов и не для детей.

Старшая сестра и мама Азата Фото: Личный архив

Старшая сестра и мама АзатаФото: Личный архив

Здесь в разговор вступает старшая дочь Найпы Найля. Ей 17 лет, девушка учится в медицинском колледже. Тогда она вместе с мамой убиралась у Ольги Васильевны.

- Таскали зерно, доски, кирпичи, металлолом загружали в КамАЗы. Она все говорила: «Справитесь потихоньку». А как мы могли отказаться? - плачет Найля.

Ольга Васильевна, как рассказывает Найпа, заставляла чистить кафель и душ зубными щетками. Процесс контролировала, говорила, где нужно потереть лучше. Однажды Ольга Васильевна забрала убираться сестру Ольгу. Потом Оля рассказала, что ей пришлось делать: траву дергала, курятники чистила, дома везде полы мыла, посуду всю мыла. А потом Ольга Васильевна попросила ее искупать в бане. «Купай меня, ноги мой, руки мой».

- Оля же врать не умеет, она, как ребенок: что видит, то и говорит. После этого случая мы перестали к Обуховой ходить. Да и спина болела, мы не могли больше. А она пыталась нас караулить, выслеживать. Прямо около подъезда ждала. Потом еще и выяснилось, что она никаким репетиторством и не занимается, - рассказывает Найпа.

После отказа от уборки в доме учительницы, по рассказам Найпы, у Азата стали появляться двойки по английскому, хотя уроки помогала делать старшая сестра.

Ольга Васильевна все отрицает: никаким репетиторством со школьником не занималась, пусть не придумывают.

- Да вы что, с кем заниматься? Он буквы D и G путает. У меня даже рот не открывается его на уроке спросить. Как бы он не обиделся, как бы он маме не рассказал, - ерничает педагог. А вот про «рабство» учительница ничего не говорит. Не читала статью, где про это написано. - Как в любой деревне, три дня плохо поговорят, три дня хорошо, а потом забудут. Все меня знают. Даже Бог не может всем угодить, куда уж мне. Может быть, у нее ко мне есть какие-то претензии. Полоть я ее заставила. Ну у меня индюшки, поросята, куры. Огород не больно-то большой. Но я девчонка городская, мне и на следующий год дай роту солдат, я им работу найду. Если у моего мужа есть возможность заплатить за работу другим людям, путь он платит. Да, нужна мне помощь в прополке. Только вот Найпа сама никогда не работала, сестра ее Ольга все делала. Азата приплела… А Ольге, сестре ее, после прополки мы разрешали в нашей бане купаться. Муж сейчас кричит: «Пусть скажет «спасибо», что разрешили!»

Дети, увидев Ольгу Васильевну бегут обниматься Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Дети, увидев Ольгу Васильевну бегут обниматьсяФото: Светлана МАКОВЕЕВА

Учителя жалуются: после публикации статьи на сайте «Такие дела» началась настоящая травля. Угрозы пишут даже их детям и внукам. Досталось и семье Кирилла Петрова. Куда деться от угроз, ни руководство школы, ни семья мальчика не знают.

«Я человек не второго сорта»

Теперь у Найпы Алгалиевой не жизнь, а сплошные поездки на ток-шоу. Первый канал, НТВ, Россия 1… Но Найпа от такой славы не в восторге. Лишь бы помогли справиться с беспределом.

- Зачем мучить ребенка? А если действительно помогут сейчас с этой неразберихой, с властью в Хворостянке, с беззаконием? Я не остановлюсь на полпути. Я ненавижу, когда врут, ненавижу двуличие, ненавижу предательство. Вот Ольга Васильевна мне прямо в лицо сказала: «Наши выпускники везде. В прокуратуре, в суде - везде… Мы первые люди в Хворостянке. А ты кто? Ты никто, ты человек второго сорта». Директор школы вообще начала скандалить: «Ты в зеркало на себя смотрела?»

Однако к Найпе сейчас присоединились и другие родители, чьих детей избили, но просили замолчать конфликты.

В школе же по-прежнему все отрицают и продолжают судорожно выкладывать хорошие новости в группе ВКонтакте, которую до этого случая толком и не вели.

Одна из последних записей - видео той самой драки. Как говорит Азат, оно сильно обрезано. Много осталось за кадром.

В селе тем временем идут проверки: приезжают комиссии из министерства образования, областной прокуратуры, полиции.

Азат заступился за свою маму, в драке школьнику сломали нос. Фото: Личный архив

Азат заступился за свою маму, в драке школьнику сломали нос.Фото: Личный архив

КОММЕНТАРИЙ АДВОКАТА

Нина ИВАНОВА, защитник семьи Алагалиевых по просьбе благотворительной организации «Домик детства»:

- Мы подали руководству школы иск о компенсации морального ущерба. Будем добиваться хоть какой-то компенсации. На многое, конечно, не рассчитываем. Но шанс есть. Уже было 13 судебных слушаний, но так ничего и не решилось. В итоге суд будет рассматривать дело с учетом новых обстоятельств. Суд, скорее всего, будет долгий. Но мы просто так не отступим.

*Имя и фамилия подростка изменены.

СЛУШАЙТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

Восьмиклассник из Хворостянки заступился за мать-инвалида, она защитила его от школьной травли, но теперь семья - изгои в родном селе

00:00
00:00

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также