2019-09-05T15:49:56+03:00

«Мой ребенок погибал, а врачи говорили «наблюдаем!»: Двухлетний малыш, которому искали донорскую кровь, впал в кому и умер

Мама мальчика считает, что драгоценное время было упущено, медики слишком поздно признались, что помочь могут только в Москве
Поделиться:
Комментарии: comments45
Артем погиб от синдрома портальной гипертензии. Спасти малыша не успели.Артем погиб от синдрома портальной гипертензии. Спасти малыша не успели.Фото: Личный архив героя публикации
Изменить размер текста:

Надежда на спасение

«Требуется донорская кровь для моего сына! 4 группа, резус фактор положительный!» - такое тревожное сообщение появилось в социальных сетях в середине июня.

В редакцию «КП»-Самара» этот призыв о помощи прислали сразу несколько человек .

- Моему сыну год и девять месяцев. Диагноз - синдром портальной гипертензии. Нам нужна срочная операция. Нужно ехать в Москву, там нас ждут, но уже больше недели мы не может уехать: нет машины скорой помощи, бригады врачей, которая будут нас сопровождать и состояние ребенка нестабильное, - рассказала корреспонденту «КП»-Самара» мама ребенка Елена.

Утром женщина сообщила, что малышу стало хуже: «Хотят тут оперировать. Это большой риск, в Самаре таких операций маленьким детям, насколько я знаю, не делают». Через пару дней Елена написала, что врачи готовят ребенка к поездке в Москву.

- Часть сосудов ему заклеили через ФГДС, пока судить рано, но из-за того что он долго находится на искусственной вентиляции, часть легкого не открывается. Врачи сказали, что как только состояние будет стабильным, поедем в Москву. Не пишите о нас пока ничего. Когда Артем поправится, попрошу вас поблагодарить всех за спасание!

Мама Артема просила поторопить врачей с операцией. Фото: Личный архив героя публикации

Мама Артема просила поторопить врачей с операцией.Фото: Личный архив героя публикации

«Если бы мы уехали раньше!»

Елена и Андрей поженились в 2016 году. Молодые, красивые, успешные. Вскоре родился долгожданный первенец Артем. У малыша был порок сердца. Операцию сделали в первые две недели жизни. После об этом и не вспоминали. Мальчик рос жизнерадостным, улыбчивым. Окруженный родительской любовью, быстро развивался. Черная полоса началась в ноябре 2018 года. У маленького Артема вдруг поднялась температура, и вместе с мамой он попал в инфекционную больницу. Через день ребенка вырвало кровью.

- Это было впервые и так страшно! Из инфекционной больницы нас перевели в детскую городскую больницу №1. Там я впервые услышала о «синдроме портальной гипертензии». Четыре дня ребенок был в реанимации. Потом нас перевели в гастроэнтерологическое отделение. Лечили эрозивный дуоденит. Потому что после кровотечения в желудке образовались язвочки. О том, что такое «синдром портальной гипертензии» и как это лечить нам никто ничего не сказал, - вспоминает Елена.

Через две недели маму и сына отправили домой, прописали маленькому Артему множество лекарств. Три месяца они лечились. Через полгода нужно было пройти повторное обследование.

- Этот диагноз мне не давал покоя. Я читала все, что могла об этом найти. У заболевания множество форм. По сути это неправильная работа воротной вены у печени, через которую кровь идет в печень на очистку. Эта вена должна быть эластичной, а у Артема с ней были сложности. Из-за этого на сосуды и капилляры вокруг оказывалось давление. У меня нет медицинского образования, я не понимала, что это, ходила на консультации к разным врачам. Все уверяли, что не страшно. Все говорили «Наблюдаем», - безутешная мать переживает, что доверилась этим словам.

Малыш чувствовал себя хорошо, рос, развивался. Рвоты с кровью не было, мучила только постоянная икота и было беспокойство после еды, но это ближе к весне. Педиатр ничего особенного не замечала. В феврале Артему сделали компьютерную томографию брюшной полости, заметили проблемы с сосудами пищевода. В мае семья записалась на повторное обследование в детскую больницу.

- Нам сделали ФГДС, обнаружили расширенные варикозное расширение вен пищевода второй степени, фолликулярный бульбит, синдрома портальной гипертензии второй степени, - зачитывает результаты Елена. - Но что с этим делать никто не сказал.

Беспокойство появилось после визита к кардиологу. Врач в разговоре уточнила, как дела в лечении синдрома портальной гипертензии и упомянула, что на ее практике ребенка с таким диагнозом оперировали в Москве, - тут Елена и забила тревогу.

Артем родился с пороком сердца Фото: Личный архив героя публикации

Артем родился с пороком сердцаФото: Личный архив героя публикации

Поездка к главному хирургу

Обеспокоенная мама тут же со всеми выписками и результатами отправилась к детскому хирургу Маргарите Барской, чтобы получить направление на операцию в другой город.

- Она звонила в больницу, уточняла результаты исследований. И … предложила отложить на сентябрь! А пока наблюдать. Но уже через три дня начался ужас…, - плачет Елена. - Ребенка стало рвать кровью. Мы снова попали в реанимацию. С 5 июня ребенок кровил каждый день. Тогда нам признались, что в Самаре никто не поможет. Но драгоценное время было упущено. Мы сами поехали бы в Москву, Питер, да куда угодно! Почему они тянули время?!

В тяжелом состоянии в Москву отправить малыша было невозможно. Постоянные неврозы, установка зондов - врачи пытались остановить кровотечение, но все это давало лишь временные облегчение.

- Нам решили установить кольца на сосуды через ФГДС, чтобы стабилизировать состояние и довести ребенка до Москвы. Ранее в Самаре такое делали детям старше 10 лет. Решили рискнуть, - пересказывает мама.

Елена сама связалась с профессором в Москве, договорились о визите. Вопрос был лишь в машине, медицинском сопровождении и состоянии ребенка.

- 26 июня мы с сыном выехали на машине скорой. Водителя отправили прямо после рабочей смены. Артем ехал под наркозом, был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких, - вспоминает Елена. - В Москве он дышал сам, был в сознания, ему было лучше, мы видели его в реанимации. Профессор Разумовский нас встретил, сказал, что сначала необходимо собрать всю информацию. Врачи отметили, что состояние уже очень напущенное.

В ночь с 28 на 29 июня у ребенка началось обширное кровотечение.

- Кольцо, которое поставили в Самаре, прорвало сосуд, кровь хлынула в желудок, там образовалась отверстие. Кровь вытекает в брюшную полость. Это страшно. В полтретьего ночи ребенок начал истекать кровью. 20 минут у сына не могли определить пульс. В 9 утра его взяли на операционный стол. Это была суббота, - вспоминает страшные дни Елена.

Артем умер от потери крови - кольцо, которое поставили самарские врачи, прорвало сосуд. Фото: Личный архив героя публикации

Артем умер от потери крови - кольцо, которое поставили самарские врачи, прорвало сосуд.Фото: Личный архив героя публикации

Верили в лучшее

За жизнь мальчика боролись столичные врачи: зашили желудок, прорвавшийся сосуд, но в себя мальчик не приходил. Он впал к кому.

- Врачи сказали: «Ваш ребенок больше никогда не будет прежнем. Надеяться не на что. Готовьтесь». Жизнь поддерживали аппараты, но мы верили, что он выкарабкается. Я знаю, что мой сын хотел жить, - уверена Елена.

3 августа Артему сделали еще одну операцию, потому что кровь не останавливалась, чтобы уменьшить давление удалили селезенку, которая к тому же сильно увеличилась. Почти месяц ребенок был в коме.

- Мы не сдавались, донимали вопросами неврологов. Были же случаи, когда люди из комы и через годы выходили. Нам посоветовали лекарство со стволовыми клетками. Купили. Артему стало лучше. Появилась реакция: протираю его влажной салфеткой, а он отдергивает ногу, руку. Появилась надежда. Но врачи разводили руками, говорили что все напрасно, все слишком запущено, - давя слезы, говорит Елена.

Через месяц ребенок снова начал истекать кровью. Ему сделали операцию, ту самую ради которой Артем и приехал в Москву. Помогло на два дня, а потом снова кровь.

11 августа у Артема пропала вся реакция, кардиотоники уже не помогали. Служба реанимации несколько раз вытаскивали Артема с того света.

- Если бы пораньше, хотя бы на месяц! 16 числа Артему стало совсем плохо. Упало давление. Я видела, как сын устал, сколько он всего перенес. 17 числа мне позвонили утром. Пригласили в реанимацию. Буквально за час на наших глазах он ушел… Мне снится каждую ночь, как показания на мониторах превращаются в нули. Давление - 0, пульс - 0. Это ужасно! - уже не в силах сдержать слезы вспоминает Елена.

Сейчас дома все напоминает о сыне, поэтому мама хочет выйти на работу.

- Вся семья на успокоительных. Моего ребенка убило то, как тянули время самарские врачи. Я просто обязана предупредить родителей, которые столкнулся с этим диагнозом: в Самаре вам не помогут, консультируйтесь с разными врачами, в разных клиниках, в разных городах. Не теряйте драгоценного времени!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также