2019-11-26T14:58:14+03:00

«Он ей шубу не купит, а она его выселит»: самарские общественники считают, что закон о домашнем насилии разрушит семейные ценности

Резонансный документ, защищающий жертв семейно-бытового насилия, не нашел поддержки на заседании сразу двух комиссий областной Общественной палаты
Поделиться:
Комментарии: comments10
Общественники считают, что никакой проблемы с насилием в России нетОбщественники считают, что никакой проблемы с насилием в России нетФото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН
Изменить размер текста:

«Поругались, подрались, а завтра опять вместе»

В России Госдума, Совет Федерации и эксперты готовят закон о профилактике семейно-бытового насилия. В нем предусматривается создание кризисных центров для женщин, а также введение новых мер для домашних тиранов. Но с такой постановкой вопроса согласны не все. Только в субботу в Москве на митинге православные активисты высказывались против закона. Один из его авторов Оксана Пушкина уже получала угрозы. Сегодня свои сомнения высказали и общественники Самарской области на заседании сразу двух комиссий. Они считают, что предлагаемые меры по защите от агрессоров опасны для традиционных российских ценностей. И ценности эти более важны, чем жизни погибших от домашнего насилия.

- Те ценности, которые сформировались в других государствах, переносить на нашу землю может быть даже опасно. Нам надо думать о последствиях для нашей страны, - обратился к собравшимся председатель комиссии Общественной палаты Самарской области по вопросам законности, правам человека, взаимодействию с судебными и силовыми органами и ОНК Виктор Полянский. – Конечно, в уголовном и административном законодательстве есть пробелы, но в целом законы по защите в семье есть, просто они не соблюдаются. Вот говорят, что у полиции нет инструментов для защиты женщин и детей, но ведь перед правоохранителями здесь сразу встает вопрос доказательств. Семья такое дело – поругались, подрались, а завтра опять вместе, и женщина идет забирать заявление. Да, люди гибнут от домашнего насилия, но статистика тут тоже разнится…

«Всего» 250 убийств в год

Высказываясь про «предоставляемую феминистками ложную статистику», представители общероссийской общественной организации «Родительское Всероссийское сопротивление» Александр Хоружий и Сергей Бобров не стеснялись в выражениях.

- Сторонники закона о домашнем насилии говорят, что семья – это самое опасное место на земле, что в год в семьях в России убивают 14 тысяч женщин, но это клевета, - заявил Александр Хоружий. – В 2015 году в семьях погибло всего 304 женщины и 36 детей, в 2018 году зафиксировано всего 253 убийства женщин в семьях. Это не та цифра, которой стоит пугать общество. Феминистки говорят, что ежедневно насилию в семье подвергаются 16 миллионов женщин. А по данным МВД, это всего 19,7 тысяч человек в 2015 году, а в 2018 – 15,8 тысяч человек, то есть их число снижается.

Правда, присутствовавший на заседании представитель полиции затруднился озвучить статистику домашних преступлений в регионе. Оказалось, что в ведомстве такие вот семейно-бытовые преступления, будь то побои, насилие или убийства, отдельно никто не считает. А вопрос, откуда тогда берется федеральная статистика МВД, остается открытым.

«Феминистки диктуют семьям, как жить»

Больше всего самарские «общественники» опасаются, что закон о домашнем насилии станет основанием для провокаций и всевозможных манипуляций.

- Там ведь прописаны и так называемое «психологическое насилие», и посягательства на сексуальную свободу, и социально-экономическое насилие, - говорит Александр Хоружий. – Так любая шутка или сарказм могут быть восприняты как психологическое насилие? «Сексуальная свобода» - это получается, что можно ходить «налево»? А если мужчина, зарабатывающий в семье основные деньги, откажется купить жене шубу, она пожалуется на социально-экономическое насилие и выселит его из собственного дома?

Сергей Бобров считает, что в российском законодательстве уже есть все необходимые инструменты для защиты жертв домашнего насилия. На практике их, правда, почти не используют, но это противников закона о домашнем насилии не смущает.

- В интернете развернута настоящая война полов, феминистки уверяют всех, что семьи – это ужас, что все мужчины – абъюзеры, и диктуют семейным людям, как им жить, - возмущается «общественник».

«Они не хотят разводиться»

От общественных организаций про закон о домашнем насилии, которому подвергаются в основном женщины и дети, высказались только двое мужчин. Ну еще священник Алексей Беляев, который напомнил, что хотя домострой и предусматривал побои как меру наказания, но бить разрешалось все-таки за дело, а не просто так. Впрочем, он напомнил, что семья – дело добровольное, и если одна из сторон подвергается насилию, то можно и даже нужно развестись. Более того, в случае насилия церковь не возражает даже против расторжения венчанного брака.

- Но они не хотят разводиться! – разводит руками отец Алексей. – Они хотят «проучить» нерадивую вторую половинку. Хотя, возможно, тут все дело в ипотеке….

Представителей общественных организаций, работающих с жертвами насилия, на обсуждение почему-то не позвали. Но руководитель аппарата уполномоченного по правам человека в Самарской области Вадим Стрелков отметил, что за семь лет работы к нему ни разу не обращались с жалобами на то, что страшно, например, ходить по какой-то улице.

- Но к нам регулярно, каждый месяц, обращаются женщины, пострадавшие от домашнего насилия. Самое страшное, что это латентное состояние, что жертвы до последнего терпят, скрывают его, опасаясь общественного осуждения, - отметил Вадим Стрелков. – А когда приходят в полицию, оказывается, что у МВД нет инструментов, чтобы помочь. Ну вот придет такая женщина к товарищу майору, а что он сделает? Изолировать ее от агрессора, предоставить для этого специальное жилье он не может. Доказать факт насилия без судебно-медицинской экспертизы практически невозможно, в результате агрессора вполне могут до суда отпустить под подписку о невыезде. Ограничить доступ насильника к жертве сейчас можно только в рамках уголовного дела. Если статистика и снижается, то только потому, что домашнее насилие выведено из уголовного в административное законодательство, к тому же в ней не учитываются гражданские браки. Жертвами домашнего насилия становятся слабые, забитые женщины, дети, старики. Если закон может спасти их жизни, значит такой закон нужен!

«Если инструменты есть, почему их не используют?»

Уполномоченный по правам ребенка в Самарской области Татьяна Козлова, чтобы не спорить о пустом, сразу обозначила: в браке она прожила 40 лет, поэтому "в феминизме ее заподозрить никак нельзя". Тем не менее, необходимость законодательного регулирования сферы домашнего насилия для нее очевидна.

- Мне непонятно, почему для статистики берутся случаи смерти. Убийство в семье - это исключительный, вопиющий случай, оно не может служить критерием! – уверена Татьяна Козлова. – Если нашим законодательством все так хорошо отрегулировано, то почему же полиция не использует эти инструменты? Почему женщины, дети, мужчины продолжают гибнуть внутри семей, дома, где они должны чувствовать себя максимально защищенными? Проблема есть, и игнорировать ее нельзя. Пусть не этот закон, пусть дополнения к существующим – но изменения нужны.

Тем не менее, официальная резолюция Общественной палаты удивительным образом свелась к тому, что принимать закон о домашнем насилии сейчас не стоит.

- Учитывая поляризацию общественного мнения, тем более сейчас его нельзя принимать, - уверен Виктор Полянский. – Конечно, обсуждать надо, дискуссия нужна, нужна профилактика. Надо повышать эффективность работы полиции. Кроме того, укажем в резолюции на необходимость укрепления социально-экономической базы для развития семейных и общественных институтов.

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД

«Когда убьет, тогда и приходите»

Когда я слушаю уверенных в себе, лощеных мужчин, авторитетно рассуждающих о проблеме домашнего насилия, мне становится очень не по себе. Они, конечно, лучше всех знают о проблеме домашнего насилия над женщинами. Они лучше всего знают, что ей, этой женщине, нужно, когда и где ей рожать детей или делать аборт, где и с кем жить. Они задают резонные вопросы «Почему же жертва не идет в полицию?». Они не понимают, что жертва домашнего насилия постоянно испытывает страх. Парализующий страх, что ударят, упрекнут, осудят, оттолкнут. Страх, что никто и ничто не поможет. Потому что не принято выносить сор из избы. Потому что в полиции не принимают заявления и велят «приходить, когда убьет». Потому что окружающие осуждают, потому что потом опять возвращаться домой к насильнику. Наверное, они – эти уверенные в себе холеные мужчины – действительно не понимают, с эмпатией нынче у многих плохо. Жаль только, что именно они решают за все общество, что защита от домашнего насилия - это не так важно, как традиционные ценности. Жаль, что пишут и принимают законы именно они.

А что думаете вы? Обсудим в комментариях.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Ревнивый астраханец убил жену и себя на глазах троих детей

Мужчина двадцать раз ударил женщину ножом (подробности)

«Муж убил ее на глазах ребенка»: в Раменском на детской площадке зарезали женщину

Мужчина ударил жертву ножом и уехал на машине (подробности)

Рита Грачева, которой отрубил руки бывший супруг: Я выхожу замуж

Женщина впервые рассказала о своем новом избраннике (подробности)

Оксана Пушкина рассказала, как новый законопроект защитит жертв от домашнего насилия

Планируется, что документ будет готов к 1 декабря, тогда проект закона представят на рассмотрение в Госдуму. Законопроект предусматривает создание в каждом регионе страны кризисных центров, куда смогут обращаться жертвы домашнего насилия за юридической помощью (подробнее)

Законопроект о домашнем насилии внесут в Госдуму до конца октября

В Совфеде рассказали о трудностях в подготовке документа (подробности)

Депутат Оксана Пушкина: бэби-боксы не провоцируют сиротство

Депутат Государственной думы выступила за установку "окон жизни" в тех регионах, где это необходимо. Речь идет о специально оборудованных местах анонимного отказа от детей. Младенца всего нужно поместить в контейнер, после чего он будет передан на попечительство государственным службам (подробнее)

Оксана Пушкина о деле сестер Хачатурян: «Девочкам некуда было идти, они не знали про кризисные центры»

Депутат Госдумы считает, что уголовного дела могло бы и не быть, если бы девушки вовремя узнали о том, что есть организации, где оказывают помощь жертвам домашнего насилия. Они не понимали, как это работает, а потому пошли на страшное преступление (подробнее)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также