2019-12-05T20:17:41+03:00

«Вывозил в поле и стрелял по мне из ружья»: сестры погибшей самарчанки нашли ее дневник с описаниями мучений в браке

В смерти 30-летней Екатерины С. подозревают мужа, но в судах уже говорят, что женщина пила, бродяжничала и даже лишилась из-за этого дочери.
Поделиться:
Комментарии: comments17
Сестры считают, что Катю (в центре) мог убить мужСестры считают, что Катю (в центре) мог убить муж
Изменить размер текста:

Тело Екатерины С. нашли в ночь с 26 на 27 сентября в квартире бывшего мужа в поселке Черновский под Самарой. Силовики сначала предположили, что виной всему несчастный случай или проблемы со здоровьем - у погибшей была не самая лучшая репутация. Однако экспертиза показала, что 30-летняя женщина умерла не своей смертью – кто-то нанес ей удар в шею острым предметом.

«Избивал на глазах у ребенка»

Сестры погибшей в гибели Екатерины винят ее бывшего мужа – Евгения.

- Он ее постоянно изводил и избивал, у нее все тело было в шрамах, нос два раза сломан. Она от стрессов и унижений начала пить, страшно его боялась, писала заявления в полицию, потом забирала их, - рассказала корреспонденту «КП-Самара» Ольга В. – Сестра мне рассказывала, что однажды он вывез ее в поле и стрелял в нее из своего охотничьего ружья – забава у него такая была.

По словам сестер, Екатерина много раз пыталась сбежать от мужа, но каждый раз он ее находил и возвращал. Четыре года назад она забеременела, родила дочку Надю (имя изменено). Страхов стало больше – женщина теперь переживала и за себя, и за ребенка.

- Этой весной Катя попала в больницу, была вся в синяках и крайне истощена, - вспоминает Ольга В. – В этот раз она сама поняла, что так больше продолжаться не может. Я перевезла ее к себе, она месяц интенсивно работала с психологом, потом нашла работу, сняла квартиру. И выяснилось, что алкоголизм был для нее не физической потребностью, а психологической – только в таком состоянии она могла давать отпор мужу.

В то время, как Екатерина приходила в себя, Евгений подал на развод.Органы опеки на суде высказались за то, чтобы девочка осталась с папой, а не с матерью с сомнительной репутацией - мать ребенка, по их сведениям, злоупотребляла алкоголем, пропадала на несколько суток.

С апреля этого года Наденька стала жить с папой, а Екатерине разрешили раз в две недели забирать дочку на выходные.

Сестры рассказывают, что к лету жизнь Кати кардинально изменилась: она бросила пить, трудилась на двух работах, завела новых друзей, хотела обратиться в суд, чтобы вернуть ребенка. Все это время Наденьку она видела редко.

На своем телефоне Ольга хранит видео, на котором Евгений отказывается отдавать им малышку - девочку они с Катей летом хотели забрать на выходные. 21 сентября, в субботу, история повторилась: девушка приехала за дочкой со своей подругой, но ребенка увидела лишь на руках у бывшего мужа. «Он кричал, угрожал мне, у дочки истерика началась, дозвониться до органов опеки не смогли, а в полиции помочь отказались», - рассказала она сестрам.

Катя с дочкой - сейчас малышка под опекой папы

Катя с дочкой - сейчас малышка под опекой папы

Дневник жертвы или фантазии?

Зачем Екатерина поехала к бывшему мужу в четверг, 26 сентября, сестры не знают – по решению суда за ребенком она приезжать могла в субботу.

Однако незадолго до этого, 24 сентября, она писала им: «Мой ребенок звонит и говорит: «Мама, я знаю, что ты меня забыла, что ты не любишь меня больше!» Она в каком-то отчаянии, еле говорит!». Сестры попытались успокоить ее, но девушка очень скучала по дочке и переживала за ее эмоциональное состояние: игрушки и одежда, которые Катя покупала для Наденьки, по ее словам, уничтожались на глазах у плачущего ребенка.

Могла ли из-за очередного ее звонка Екатерина сорваться и поехать из Самары в Черновский? Возможно. Следователи сейчас внимательно изучают смартфон погибшей, пытаясь восстановить цепочку событий, которые произошли в тот день.

После гибели Екатерины, когда сестры разбирали ее вещи, случайно наткнулись на толстенные тетради – это оказались дневники, которые она вела, когда работала с психологом. В них девушка описывала и анализировала каждую свою боль.

Вот только некоторые из ее записей: «Я с ребенком, со всего размаху бьет меня кулаком в бровь, у меня рассечение». «Сильно избил, она (свекровь. Прим.автора) увидела меня в крови и ничего не сделала, забрала дочь и ушла». «Не пошла с мужем разговаривать, пошла с ребенком на игровую площадку. Он выхватил у меня ее из рук, она плачет, тянется ко мне. И уходит со словами «Дочь больше не увидишь».

Почти на каждой странице одни и те же вопросы: «За что он со мной так? Почему его никто не остановит? Зачем бить на глазах у ребенка?»

Следствие эти дневники пока не видело, сестры собираются их передать в правоохранительные органы в ближайшее время. После этого, возможно, силовики сочтут нужным проверить правдивость изложенных в них сведений, для чего сначала придется подтвердить их авторство.

Подозревают двоих

На страницах дневника - страшные откровения

На страницах дневника - страшные откровения

Несмотря на то, что сестры погибшей во всем винят бывшего мужа Екатерины, следствие говорит, что делать какие-либо выводы рано: преступление произошло за закрытыми дверями, что происходило в квартире, пока не ясно. В доме, кроме Екатерины и Евгения, был также отец последнего. Он тоже оказался под подозрением.

Сейчас уголовное дело возбуждено по ч.4 ст.111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей».

- Бывший муж и свекр погибшей изначально были задержаны в порядке статьи 91 УПК РФ, в настоящее время они являются подозреваемыми, однако обвинение в убийстве пока никому не предъявлено, - прокомментировала ситуацию корреспонденту "КП-Самара" старший помощник руководителя по взаимодействию со СМИ СУ СК РФ по Самарской области Елена Шкаева.

По делу уже назначено несколько важных экспертиз, следователи надеются, что их результаты помогут установить причины и обстоятельства смерти потерпевшей.

Сведения о том, что погибшая незадолго до смерти написала заявление в полицию, в котором жаловалась на то, что бывший муж ей угрожает, не подтвердились.

- 21 сентября в дежурную часть отдела полиции Волжского района поступило заявление с просьбой провести проверку законности действий Евгения, который не отдавал Екатерине дочь, - сообщили корреспондентам «КП-Самара» в областном МВД. – Административный материал в итоге был направлен в комиссию по делам несовершеннолетних Волжского района.

Ребенка оставили с папой

В ноябре администрация Волжского района подала в суд исковое заявление об ограничении Евгения в родительских правах.

- Семья на учете состоит с 2017 года, работать приходилось как с мамой, так и с отцом. Мама вела недостойный образ жизни: пила, гуляла, бродяжничала, поэтому при разводе мы помогли отцу оформить необходимые документы, и ребенка оставили ему. Тем более что он тогда работал и занимался ребенком, - рассказала в суде представитель комиссии по делам несовершеннолетних.

Однако, по словам надзорных органов, к лету ситуация изменилась: Евгений пил чуть ли не месяц, работу бросил, девочку в садик не водил.

27 сентября, когда в его квартире было обнаружено тело бывшей жены, его самого увезли на допрос, а ребенка сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних забрали сначала в больницу на обследование, а потом в детский дом №1, который сейчас называется Центром помощи детям, оставшимся без попечения родителей, имени Фролова.

Сам Евгений и его адвокат считают, что это было сделано незаконно: девочка дома оставалась с бабушкой, которую знает и любит, а вот пребывание в казенном учреждении ребенка сильно напугало. Более того, несмотря на то, что отец написал заявление, чтобы забрать дочь домой, Наденьку ему не отдавали вплоть до 12 ноября – на ноги пришлось поднимать даже полицию, разразился скандал, после чего ребенка все же отдали отцу.

- В деле есть акты обследования жилья, разнообразные обследования ребенка, которые говорят о том, что жизни и здоровью девочки ничего не угрожает, – заявил в суде адвокат Евгения. – Более того, у органов опеки нет доказательств того, что отец злоупотребляет алкоголем, по этому поводу не составлено протоколов. Отправить ребенка в Центр было бы просто бесчеловечным.

Соседи и родственники Евгения заверили суд: пьет он не больше и не чаще других, дочку любит, сам ее водит в детский садик, купил ей недавно планшет.

Таких записей много

Таких записей много

- Он же ее с малых лет сам растил - сноха-то пропадала то и дело, ребенка могла с совершенно незнакомым человеком бросить, - вспоминала в суде бабушка ребенка. – Чтобы сына вывести из себя, надо сильно постараться. Дочку бывшей жене он не отдавал, когда Наденька болела, боялись, что ей хуже станет. Никакого злого умысла с его стороны тут не было.

Первую битву за дочь Евгений выиграл: на время рассмотрения вопроса об ограничении его в родительских правах дочь будет жить с ним. Судья Андрей Бредихин в своем определении отметил: если жизни и здоровью ребенка что-то угрожает, органы опеки всегда смогут самостоятельно изъять девочку из семьи, законом эти полномочия оговорены отдельно. До тех пор ребенок может оставаться с отцом.

В итоге суд решил не ограничивать Евгения в родительских правах. Девочка будет жить с папой, дедушкой и бабушкой. Но кто виноват в гибели ее мамы, пока не ясно.

КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТОВ

«Ребенку лучше в семье, а по отцу делать выводы рано»

Кандидат юридических наук, председатель коллегии адвокатов "Базис" Евгений Сапов:

- Сам по себе факт признания лица подозреваемым или обвиняемым не дает права для изъятия ребенка из семьи и помещения его в детский дом, тем более что подозреваемый не арестован.

В этой ситуации, если бы все было очевидно, то правоохранительные органы при наличии доказательств так бы просто не отпустили бы подозреваемого. Во время расследования могут открыться новые обстоятельства и появиться новые подозреваемые.

Кроме того, да, человек может быть лишен родительских прав из-за хронического алкоголизма, плюс, если им совершено умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей или супруга, при жестоком обращении с ребенком и по ряду других причин. Однако делается это только по решению суда.

На данный момент органы опеки не смогли доказать, что ребенку угрожает опасность, поэтому пока суд основывается на принципе сохранения семьи и воспитания ребенка в семье.

«После гибели мамы насилие вряд ли закончится»

Татьяна Лощинина, психолог проекта «Знание остановит гендерное насилие: поиск новых решений»

- В семье, где имеет место домашнее насилие, дети получают психологическую травму даже в том случае, если они оказываются только свидетелями. Ситуация, в которой муж нападает на жену, но при этом не трогает ребёнка, для самого ребёнка не является безопасной.

Более того, после гибели матери домашнее насилие, скорее всего, не закончится. Оно может продолжаться для ребенка в виде психологического насилия через развитие у него синдрома отчуждения родителя, в результате которого наступают часто необратимые изменения личности.

Если все действительно было так, как рассказывают сестры, то у ребенка мог развиться синдрома отчуждения родителя. Об этом говорят в том числе слова девочки о том, что мама её забыла и больше её не любит. Каждый человек имеет право на своё собственное отношение к родителю. Но его крайне сложно сформировать под давлением других людей. Особенно тяжело, практически невозможно, это сделать для такой малышки.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ:

В Самаре в квартире бывшего мужа убита 30-летняя женщина. Родные погибшей уверяют, что до развода она не раз становилась жертвой домашнего насилия

00:00
00:00

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также