Общество

«Я не кричала, думала, что виновата сама»: как самарчанка, ставшая жертвой секснасилия в Италии, выбирается из депрессии

Девушка отправилась за границу рисовать и учиться, но попала в сети мужчины с криминальным прошлым
Студентка из Самары оказалась в полной зависимости от новых знакомых, с которыми встретилась в Италии.

Студентка из Самары оказалась в полной зависимости от новых знакомых, с которыми встретилась в Италии.

Фото: Личный архив

Татьяне 22 года, сегодня она учится в Москве на архитектора, работает, рисует, гуляет. А еще просыпается по ночам от собственного крика, не выходит из дома без крайней необходимости и отталкивает от себя любимых – сама мысль о поцелуе и физическом контакте с мужчиной ей невыносима.

Все это – последствия истории, которая произошла с ней 2 года назад. Студентка из Самары оказалась в полной зависимости от новых знакомых, с которыми встретилась в Италии. Алкоголь, наркотики, секс и унижения – вернувшись домой, она привезла с собой из поездки полный багаж комплексов и страхов, побороть их самостоятельно ей оказалось не под силу.

Как это – день за днем пытаться вырваться из замкнутого круга самоуничижения, ненависти и отвращения к самой себе, Татьяна согласилась рассказать корреспондентам «КП-Самара».

Татьяна просто запуталась в проблеме

Татьяна просто запуталась в проблеме

Фото: Личный архив

Новые знакомства

– Я всегда мечтала стать архитектором, много рисовала, фотографировала, увлекалась искусством. Два года назад, в феврале 2018-го, нашла билеты в Италию по бросовым ценам, на каучсерфинге познакомилась с Сергеем, у которого можно было остановиться бесплатно, и с 50 евро в кошельке рванула вперед к приключениям – для меня это был, прежде всего, вызов самой себе: справлюсь ли я? Смогу ли заработать достаточно денег, чтобы путешествовать дальше? Как оказалось, главная проблема была не в деньгах.

Мой новый знакомый Сергей оказался отличным парнем, родом с Украины, в Италию уехал много лет назад, получил там гражданство. У нас с ним не было романа, но он предложил пожить у него подольше. Кажется, ему и правда понравились мои картины, он даже записал меня на уроки итальянского и сам оплатил сразу несколько занятий. Это было несколько неожиданно и нарушило мои планы, потому что я хотела путешествовать по стране. Я решила подзаработать, вернуть Сергею эти деньги и потом уже ехать дальше.

У меня были с собой фотоаппарат и ноутбук, я сделала в соцсетях рассылку, разрекламировала себя как фотографа, и вскоре появились заказы, а значит, и деньги. Так я случайно познакомилась с Дмитрием.

Он сказал, что его фотографировать не надо, но он может показать мне город. Судьба подавала мне много знаков о том, что не нужно никуда идти с этим человеком, даже телефон при разговоре с ним постоянно отключался, но тогда я все эти «тревожные звоночки» проигнорировала.

Девушка призналась, что не знала, как справиться с проблемой

Девушка призналась, что не знала, как справиться с проблемой

Фото: Личный архив

Западня

Дима был однозначно «не мой» человек: не переношу, когда при мне курят и пьют, а у него по лицу было видно, что он бухает. После первой встречи с ним я решила для себя, что не буду с ним общаться, но зачем-то познакомила его с Сергеем. Это была ошибка.

Дима тоже оказался с Украины, с Сергеем у них нашлось много общих тем. Они стали вместе выпивать, даже днем. Я в это время старалась куда-нибудь уезжать – брала у Сергея велосипед и каталась по горам, рисовала там, фотографировала, часто засиживалась возле небольшой церквушки в скалах – удивительно спокойное и красивое место.

Как-то вечером я вернулась, а они в гараже вместе что-то делают. Оказалось, они нюхали кокаин, предлагали и мне, рассказывали о его пользе, но у меня хватило мозгов отказаться. Дима начал рассказывать, что с Украины в свое время уехал из-за «терок» с местными криминальными авторитетами, на родине он покалечил немало людей, может быть, кто-то даже и умер, поэтому обратно ему дороги нет.

Он говорил обо всем этом со слезами, и в какой-то момент я начала ему сопереживать, это сложно объяснить, но, наверное, именно тот вечер стал поворотным. Я понимала, что нужно уезжать, но почему-то не могла, мне казалось, что я могу и должна помочь Диме. А он все чаще ночевал у Сергея, читал мне стихи, делал комплименты, пару раз остался спать со мной на диване, но между нами ничего не было.

Под покровом ночи

Перед тем, как уехать в командировку, Сергей предложил мне остаться в его квартире и продолжить отдыхать, рисовать и писать музыку. Я согласилась, Сергей уехал, а вскоре в ту же квартиру приехал его брат Максим, он уступил мне кровать, а сам спал на диване.

В выходные вновь объявился Дима, мы втроем устроили небольшое застолье. Я тогда пила впервые за много лет, а вечером, когда легли спать, и Дима устроился со мной на кровати. Он начал ко мне приставать, я отшучивалась, говорила, что он мне как брат и все такое. Плюс буквально в метре от нас на диване спал Максим. Дима меня поцеловал. Это был первый поцелуй в моей жизни, а мне стало противно. Я плохо помню, как это было, но он продолжал, дело закончилось оральным сексом. Я этого не хотела, я его отталкивала, не понимаю, почему не позвала на помощь Максима, наверное, мне было стыдно.

Потом мы делали вид, что ничего не было. Мне казалось, что если я не кричала, то это не было насилием, и поэтому мне было мерзко от самой себя.

Через неделю ситуация повторилась, только тогда Дмитрий пошел дальше, и дело закончилось собственно сексом. После этого я даже как-то обреченно думала, что в этом и есть моя судьба – быть рядом с таким человеком. Мы продолжали «встречаться» таким образом раз в неделю. Все это время Дима постоянно меня «опускал»: говорил, что я жирная, глупая, некрасивая, никому, кроме него, не нужна. Я не понимала, что происходит, я стала тенью этого человека, полностью зависела от его мнения. Он был моим первым мужчиной.

Татьяна хочет помочь всем, кто сталкивается с подобными проблемами

Татьяна хочет помочь всем, кто сталкивается с подобными проблемами

Фото: Личный архив

Под гнетом депрессии

Через 3 месяца моего пребывания в Италии у меня закончилась виза, и в конце апреля мне пришлось вернуться в Россию. Я почему-то была уверена, что Дима приедет ко мне, не может же быть, что я буду испорченной до конца своих дней. Но он не приехал и даже не пытался связаться со мной. Один раз, это было уже лето, мы созванивались по видеосвязи с Сергеем, у него был день рождения, и Дима в тот момент был с ним. На этом наше знакомство закончилось.

После возвращения в Россию я оборвала контакты с внешним миром, переехала к родителям, не выходила из дома, в июле уехала жить на дачу, но в сентябре была вынуждена вернутся в город. Я набрала вес, начались проблемы со здоровьем, я заподозрила, что беременна, и это был настоящий ад.

Когда мои подозрения не подтвердились, я вздохнула чуть свободнее, попыталась взять себя в руки. Устроилась на работу, начала ходить на вокал. В ноябре на занятиях я увидела человека, отдаленно похожего на Диму, после чего опять замкнулась и снова «выпала» из социума.

У меня начались панические атаки, дальше игнорировать проблему было невозможно, я поняла, что мне нужна помощь.

Исцеление через понимание

Я не работала, у меня не было денег, поэтому я не могла обратиться к психологу. Как-то ночью я начала искать в интернете, где можно найти помощь. При этом я не была уверена, что попадаю под какую-то категорию женщин, которым ее оказывают бесплатно. Я случайно прочитала про проект «Знание остановит гендерное насилие», написала им, и мне сразу же ответили. Мы договорились о встрече, и ради этого я впервые за несколько месяцев вышла из дома. На дворе был апрель 2019 года, и мне было очень страшно.

Мы поговорили с психологом проекта Татьяной Лощининой, и мне сразу полегчало. Сначала было очень стыдно говорить о тех событиях в Италии. Потому что я не понимала, что это тоже насилие, когда ты говоришь «нет», а тебя не слышат. Я думала, что если не кричишь, не отталкиваешь человека, то это – не насилие. Но Татьяна, а потом статьи и книги, которые я прочитала на эту тему, помогли мне понять, что я стала жертвой сексуального и психологического насилия. Я была в шоке от осознания этого. Я – жертва.

Потом я попыталась восстановить в памяти и записать все, что со мной произошло. И это оказалось невероятно сложным, потому что у меня образовались какие-то провалы в памяти, я путалась в датах, в очередности событий.

С Татьяной мы встречались раз в неделю, и благодаря проекту я бесплатно получила именно ту поддержку, в которой так нуждалась. Если бы не они, не знаю, где бы я сейчас была.

Вскоре я начала снова общаться с людьми. Как-то я поделилась с Татьяной, что мечтаю поступить в МАРШ, это архитектурная школа в Москве. Она меня поддержала и посоветовала составить план, чтобы понимать, что нужно для этого. Я действовала по плану, выполняла каждый пункт, и осенью прошлого года моя мечта исполнилась.

Страшнее, чем вы думаете

Сейчас я живу, учусь и работаю в Москве. Ни Дима, ни Сергей на связь со мной больше не выходили. Та боль и душевный разлад, которые я испытала, отображены в картине - я ее нарисовала в Италии после того, как все случилось.

«Хэппи энда» пока не получается. По ночам я просыпаюсь от собственного крика, не люблю выходить из дома, работаю хуже, чем могла бы, отталкиваю любимых. Оказалось, что сама мысль даже о простом поцелуе для меня пока невыносима. Получается, я не победила свой страх до конца.

Но я продолжаю бороться за свою жизнь. Я не скрываю от окружающих того, что со мной произошло. И оказалось, что жертв и свидетелей насилия вокруг нас гораздо больше, чем я могла себе представить. 90% моих знакомых были жертвами или свидетелями сексуального насилия, кто-то пытался сделать нечто подобное, но по каким-то причинам остановился.

Именно поэтому я считаю, что о подобных вещах нужно говорить открыто. Как человеку понять, правильно ли он поступает? Насильник оправдывает себя, он не называет вещи своими именами, он уверен в своей правоте, в то время как жертва разрушает свою жизнь ненавистью к самой себе. Это пора остановить.

«Нет» – это не молчаливое согласие. Если вы не были готовы к близости с человеком, то вы – жертва, и вы не заслуживали того, что с вами сделали. Если вы не можете с этим справиться сами, обращайтесь в проект «Знание остановит гендерное насилие». Вам обязательно помогут.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

«Забыть как страшный сон обо всем не получится»

Татьяна Лощинина, психолог проекта «Знание остановит гендерное насилие: поиск новых решений»

Сексуальный контакт может осуществляться только по обоюдному согласию людей, собирающихся в нем участвовать. Сказать «нет» – это значит выразить свое несогласие. Если после этого сексуальный контакт начинается или продолжается, то это говорит о том, что у одного человека по какой-то причине больше власти, чем у другого. Когда человек осуществляет свое желание в отношении другого и не принимает во внимание его нежелание, то в этот момент он осуществляет насилие.

К нам регулярно обращаются женщины, которые подвергались сексуальному насилию и при этом чувствуют себя виноватыми. Сексуальное насилие наносит тяжелую травму, эффективность психологической помощи жертвам зависит от многих факторов. На мой взгляд, очень важно установить доверительные отношения между клиенткой и психологом, при этом специалист должен быть полностью на стороне жертвы. Она почувствует фальшь, осуждение, если психолог в глубине души будет думать, что в произошедшем была доля ее вины. И вряд ли в этом случае работа даст хороший результат. Осуждение и обвинение жертвы — это то, с чем пострадавшая женщина сталкивается чаще всего.

Отчасти поэтому ни одна статистика по этой теме, как мне кажется, не может быть достоверной и отражать реальную картину происходящего. Даже психологу о подобном нелегко рассказывать, представьте себе, как жертва в полиции рассказывает о произошедшем малознакомым людям. Да она, скорее, попытается все забыть как страшный сон. Вот только вернуться к полноценной жизни без психотерапии после подобного будет крайне сложно, травма может напомнить о себе в любой момент.

А вы что думаете об этом? Делитесь мнениями в комментариях