Общество

От уличного освещения «Русского Чикаго» до победы над атомной станцией. История Самарской ГРЭС

К 120-летию Самарской городской электрической станции вспоминаем, как изменилась Самара с появлением электричества
Самарская ГРЭС

Самарская ГРЭС

Каждый житель Самары и большинство гостей нашего города знают о том, что на Волжском проспекте есть участок от площади Славы до Ульяновского спуска, который разделяет знаменитую набережную. Мы привычно ходим вдоль высокого забора и на проходной трем нос бронзовой кошке, лежащей на батарее. А еще заглядываем в резное окошко в стене, за которым виден кусочек закрытой от посторонних территории самарской городской районной электрической станции. Обывателю кажется, что это просто промышленный объект, но на самом деле Самарская ГРЭС - один из самых важных памятников истории не только Самары, но и всего Поволжья.

Угольную эстакаду пришлось демонтировать, но общий вид станции мало изменился с 1930-х годов

Угольную эстакаду пришлось демонтировать, но общий вид станции мало изменился с 1930-х годов

Появление городской электростанции можно смело назвать одним из самых важных событий в истории Самары. Благодаря электричеству Самара стала не только торговой, но и промышленной. Из относительно небольшого уездного города она за короткий срок выросла в один из крупнейших промышленных центров страны.

ХХ век для Самары начался именно с появления городской электростанции, а все исторические события с этого момента так или иначе были связаны именно с ней. Но какой была Самара до электричества?

До 1900 года в Самаре электрическим освещением наслаждались лишь работники пивоваренного завода и заключенные городской тюрьмы

До 1900 года в Самаре электрическим освещением наслаждались лишь работники пивоваренного завода и заключенные городской тюрьмы

Представьте, что вы оказались в Самаре 1 января 1887 года. Именно в этот день жители города впервые увидели электрический свет. Несколько лампочек освещали административное здание только что открытой водозаборной станции самарского водоканала, так что электрический ток пришел в наш город одновременно с водопроводом. Мощности маленькой подстанции хватало только на работу сигнализации и несколько фонарей, а весь остальной город довольствовался газовыми рожками, притом только в богатых домах, а простые жители проводили вечера при свете керосиновых ламп. При этом в Москве первые уличные электрические фонари появились на семь лет раньше.

Самарский водопровод

Самарский водопровод

В 1898 году владелец жигулевского пивоваренного завода Альфред фон Вакано запустил собственную электрическую подстанцию, которая давала свет в цеха предприятия и квартиры персонала.

Кроме того, электрический свет был доступен заключенным городской тюрьмы. 1 декабря 1898 года, за два года до запуска Центральной городской электростанции, состоялся торжественный пуск тюремной электростанции, на строительство которой казна выделила астрономическую по тем временам сумму - 41 000 рублей.

За два года до запуска городской электростанции, в тюрьме на ул Полевой камеры и территория освещались электрическим светом

За два года до запуска городской электростанции, в тюрьме на ул Полевой камеры и территория освещались электрическим светом

Электростанция давала ток для всех тюремных корпусов, подсобных помещений и тюремного двора, на котором стояли восемь электрических фонарей по 900 свечей каждый.

Устройство электрического освещения в тюрьме в конце XIX века многие современники считали настоящим чудом. Большинство арестантов, оказавшись в камере самарских «Крестов», особенно мужики из отдаленных деревень, вообще впервые в жизни видели электрическую лампу. Но городские власти заботились не только о заключенных.

Потребность в городской электростанции была жизненно необходима Самаре. К началу ХХ века в городе проживало более 70 тысяч человек и, хотя главным источником дохода Самары по-прежнему оставались поступления от торговли, в последнее десятилетие XIX века здесь стали бурно развиваться многочисленные промышленные предприятия. Пять крупнейших паровых мельниц Самары в течение года размалывали до 6 млн. пудов пшеницы, а единственная водяная мельница – до 2 млн. пудов. Промышленности нужно было электричество.

2 марта 1895 года Самарская городская дума приняла решение о создании комиссии по устройству освещения в городе. В ее состав вошли гласные Е.Т. Кожевников, С.О. Лавров, К.К Позерн и другие. К работе был привлечен специалист-электротехник Н.А. Жданов, который представил обстоятельный доклад на заседании Городской думы 23 марта 1895 года. Комиссия пришла к выводу, что станция должна иметь мощность как минимум на 3 400 ламп накаливания по 16 свечей каждая. Прокладку проводов предполагалось вести наиболее экономичным воздушным способом, а саму станцию построить на берегу Волги.

Согласно проекту, электростанция должна была работать на нефтяном топливе, договор на поставку которого городская управа заключила с акционерным обществом «Товарищество нефтяников», которое принадлежало шведским предпринимателям - братьям Людвигу, Эммануэлю и Альфреду Нобелям.

23 августа 1895 года в петербургской газете "Новое время" появилось объявление Самарской городской думы "… о вызове лиц, желающих принять участие в устройстве освещения в Самаре".

В архивах сохранились проекты московского торгового дома “Братья Гантерт” и бельгийской фирмы “Шарлеруа” 1898 года. Предлагалось построить одноэтажное здание со скатной кровлей, которое состояло бы из машинного зала с двумя паровыми машинами и котельного отделения.

Однако лучшие условия предложило Германское акционерное общество русских электротехнических заводов “Сименс и Гальске”, которое брало на себя только поставку, монтаж оборудования, его пуск и гарантийное обслуживание. Строительство здания, устройство фундаментов для машин и котлов должен был выполнить сам город.

За поставку и монтаж оборудования отвечала компания "Сименс"

За поставку и монтаж оборудования отвечала компания "Сименс"

Контракт был заключен 13 июля 1898 года. Согласно ему, центральная электрическая станция должна была обеспечить освещением улицу Дворянскую (ныне Куйбышева) и Панскую - ныне Ленинградская. Кроме того, частично освещалась бы Саратовская, ныне улица Фрунзе, Струковский сад, несколько роскошных особняков в центре города и драматический театр. Общая мощность станции составляла 210 кВт - сегодня этого бы хватило на одновременную работу 30 стиральных машин, 20 микроволновок и 10 электрических чайников. Однако для того времени такая мощность была настоящим технологическим прорывом. Проект подписал городской глава Самары Петр Алексеевич Арапов.

Строительство здания и монтаж оборудования заняли менее 2 лет, но отношения между городскими властями, которые отвечали за строительство здания и компанией “Сименс” были напряжены сильнее, чем электрический ток, поступающий в городскую сеть. В процессе строительства городской электротехник Николай Жданов неоднократно сообщал в городскую управу о недостатках монтажа оборудования со стороны компании «Сименс».

В конце февраля 1900 года станция начала давать электрический ток абонентам, но с этого момента конфликт между подрядчиком и заказчиком только обострился: «Сименс» стремился сдать станцию как можно раньше, а управа не хотела принимать ее с недоделками. Впрочем, в этот период не были завершены и работы по строительству здания электростанции. Протекала крыша, стены дали трещины, из окон дуло. 9 марта 1900 года компания "Сименс и Гальске" написала в Самарскую Городскую Управу:

"Имеем честь уведомить Городскую Управу, что работы по постройке Самарской Центральной Станции окончены, исключая окраски... Ввиду того, что вышеперечисленные работы не препятствуют правильной эксплуатации электрического освещения, имеем честь покорнейше просить Самарскую Городскую Управу приступить к приёмке электрической станции".

Но поскольку представителю «Сименс» не удавалось получить от городских должностных лиц обещания принять станцию, то 22 мая 1900 года он ее просто остановил, прекратив освещение театра и подачу энергии всем абонентам.

Самарской управе пришлось провести экстренное заседание комиссии для обсуждения всех «изложенных затруднений», тем более что 25 мая предполагался первый оперный спектакль, а электричество было необходимо для осветительных прожекторов. Управа пообещала «Сименс», что до приемки городской станции будет оплачивать все затраты на ее работу.

Первая линия электропередачи в Самаре

Первая линия электропередачи в Самаре

Поначалу станция работала лишь в вечернее время и до двух часов ночи. В дневное время энергия могла подаваться в городской театр, если там шли спектакли или народные чтения, а ночью, после двух часов, в клубы, когда шли концерты или проходили танцевальные вечера.

Не обошлось и без проблем. Сдача станции городу после годовой гарантии «Сименс» была намечена на август 1901 года. Программа испытаний была подготовлена профессором электротехнического института Александра III П. Войнаровским. После этих испытаний к устройству станции накопилось 18 страниц замечаний. Управа отказалась оплачивать всю сумму, пока недоделки не будут устранены, а с подрядчика было решено удержать более 49 тысяч рублей.

Для исправления ситуации подрядчику пришлось переложить на увеличенную глубину кабели на улицах, заменить фонарные столбы, переделать распределительную доску станции и многое другое. Лишь в апреле 1902 года состоялось заседание городской думы, на котором было решено, что условия по контракту выполнены.

Несмотря на многочисленные проблемы и тот факт, что электростанция, задуманная прибыльным предприятием, только за 1901 год принесла городскому бюджету убытков на 20 тысяч рублей, развитие электрической сети было жизненно важно для Самары.

Строительство новой электростанции. 1912 год

Строительство новой электростанции. 1912 год

В начале ХХ века благодаря выгодной конъюнктуре мирового рынка наша страна переживала небывалый в своей истории экономический подъем. Одним из регионов, где стремительно развивалась промышленность, тогда была и Самарская губерния. Из-за высоких темпов экономического роста город тогда называли «русским Чикаго». Вот что в 1908 году писал о местных купцах журнал «Исторический вестник»:

«В Самаре все купят, за всякий товар расплатятся наличными. Капиталисты в Самаре - не то, что в Симбирске и Казани, 100-тысячников здесь зовут «среднячками», вследствие наличности многих миллионеров…»

Пока городские власти размышляли, как сделать муниципальную электростанцию прибыльной и не продать ли ее вообще, промышленные предприятия строили собственные блок-электростанции. Закончилось все тем, что к 1911 году их совокупная мощность составляла 548 киловатт – то есть была в 2,7 раза больше мощности городской электростанции. Каждая из частных станций могла давать освещение близлежащему району и создавала конкуренцию муниципальному источнику электрического тока.

В 1910 году был объявлен конкурс проектов на расширение самарской станции с призовым фондом в 10 000 рублей. Победителем стал проект под названием «Лучше поздно, чем никогда», выполненный инженером Павлом Антоновичем Суткевичем.

Городской инженер Павел Антонович Суткевич

Городской инженер Павел Антонович Суткевич

Столь полное горькой иронии название было оправдано. В 1910 году по улицам более чем 20 российских городов мчались вагоны на электрической тяге, а в Самаре самым современным общественным транспортом была конка.

Самарская конка окончательно разорилась к 1917 году

Самарская конка окончательно разорилась к 1917 году

В проекте Суткевича, кроме прокладки трамвайных путей и использования новых экономичных ламп, доказывалась необходимость изменения структуры потребления энергии. Например, Павел Суткевич предлагал давать больше электричества для работы пристаней и летних увеселительных заведений в тот период, когда освещение частным абонентам нужно на минимальном уровне. Повысить прибыльность работы электростанции должно было и увеличение ее мощности.

1 апреля 1911 года Городской Думой было принято решение о строительстве нового здания электростанции для увеличения выработки электрического тока.

Общий вид строящейся станции

Общий вид строящейся станции

В 1913 году Самара приступила к строительству трамвайных путей, а значит, были необходимы новые мощности по выработке тока.

Надзор за сооружением новой станции вел городской архитектор Дмитрий Александрович Вернер, а большую часть оборудования поставила все та же фирма “Сименс и Гальске”.

Новое здание из красного кирпича было построено в 1914 году. Крупные витражи обеспечивали хорошее освещение помещений и задали масштаб витражного остекления зданий более поздних этапов реконструкций. Здесь разместились два дизельных двигателя с генераторами компании Westinghouse по 300 кВт, а чуть позже здесь были установлены две паровые турбины мощностью 1600 кВт каждая. Мощность станции составила 3800 кВт, что дало возможность обеспечить энергией пуск трамвайного движения в Самаре.

Распределительный щит Вестингаузъ и турбина AEG 6 кВт с генератором завода "!Электросила"

Распределительный щит Вестингаузъ и турбина AEG 6 кВт с генератором завода "!Электросила"

В это же время было построено двухэтажное здание для служащих станции в стиле Модерн, выходящее на Волжский проспект. В конце 1920-х годов оно было надстроено до трех этажей с демонтажом центрального объема с купольным завершением.

Нужно отметить, что машинный зал новой станции считался одним из самых красивых в России. Чистота и обилие света резко выделяли его из разряда обычных для того времени кочегарок. Здесь имелись только рукоятки регулирующих приборов, а все остальное отопительное оборудование размещалось в подвале. В пристройке, соединенной с машинным залом тремя арками, находилась трамвайная подстанция.

12 февраля 1915 года состоялось открытие новой электростанции. В тот же день самарский трамвай отправился в свой первый рейс

12 февраля 1915 года состоялось открытие новой электростанции. В тот же день самарский трамвай отправился в свой первый рейс

Руководить строительством трамвая было поручено инженеру Павлу Суткевичу, автору проекта. В 1914 году началось строительство трамвайного парка на Полевой и стали прокладываться рельсы. Однако, по уже сложившейся самарской традиции, в планы вмешались исторические события мирового масштаба. С началом Первой мировой войны пришлось внести в план корректировки. Например, срочно прокладывать ветку к главному дореволюционному гиганту самарской оборонки — Трубочному заводу.

Строительство трамвайных путей к трубочному заводу

Строительство трамвайных путей к трубочному заводу

12 февраля 1915 года состоялось открытие новой электростанции. В тот же день самарский трамвай отправился в свой первый рейс. Вёл состав сам создатель — Павел Суткевич.

В этом же году было открыто пять трамвайных маршрутов и только за первый год работы трамвай перевёз 20 с половиной миллионов пассажиров. А конки, не выдержав конкуренции, разорились через два года. Впрочем, это была малая из бед, которые постигли город к тому времени.

В течение 1915-1916 года в связи с военными действиями на западе страны в Самару было эвакуировано несколько оборонных заводов. Для подвоза грузов военного назначения от товарного двора Самаро-Златоустовской железной дороги на Трубочный завод (впоследствии завод имени Масленникова) были проложены грузовые трамвайные ветки. Позже линия была продлена вдоль набережной, и она прошла к городской электростанции для подвоза топлива.

За год до Октябрьской революции Самару посетил писатель Борис Пастернак. Вот какие впечатления оставил у него наш город:

Самара — лучший, греховнейший, элегантнейший и благоустроеннейший кусок Москвы, выхваченный и пересаженный на берега Волги. Прямые асфальтированные бесконечные улицы, электричество, трамвай, Шанксовско-Бишковские витрины, кафе, лифты, отели на трех союзных языках с английской облицовкой, пятиэтажные дома, книжные магазины и т. д. Дороговизна ужасающая.

Изумление будущего нобелевского лауреата самарскими ценами вполне понятно. В разгар Первой Мировой войны торговая Самара переживала тяжелые времена. Росли цены и недовольство горожан, помноженное на извечное желание самарских торговцев получить сверхприбыль, выливалось в погромы. Так, 5 ноября 1916 года был разгромлен Троицкий базар, а заодно и близлежащие магазины и лавки. Подавление бунта не обошлось без жертв, погибли три человека.

Все приходило в упадок, включая городские службы и электрический транспорт. С весны 1917 года практически прекратился ремонт подвижного состава, не закупались необходимые запчасти. Вагонов на линию выходило все меньше, а спустя два года, 1 марта 1919-го, из-за нехватки электричества движение было прекращено полностью.

В 1920 году выпускник Самарского реального училища Глеб Максимилианович Кржижановский по заданию Ленина написал работу «Основные задачи электрификации России», которая легла в основу одного из самых дерзких планов советской власти по электрификации России – план ГОЭЛРО.

Участники комиссии по разработке плана ГОЭЛРО (слева направо): К.Круг, Г.Кржижановский, Б.Угримов, Р.Ферман, Н.Вашков, М.Смирнов

Участники комиссии по разработке плана ГОЭЛРО (слева направо): К.Круг, Г.Кржижановский, Б.Угримов, Р.Ферман, Н.Вашков, М.Смирнов

Казалось, что реализовать такой масштабный проект в столь непростых условиях было невозможно. Из-за гражданской войны и хозяйственной разрухи самарскую городскую электростанцию с трудом удалось спасти от разорения. Ради экономии топлива работу генераторов много раз прерывали, ограничивая подачу электроэнергии в дневные часы.

Только на седьмом году Советской власти усилиями всего коллектива удалось восстановить номинальную мощность станции - 3900 кВт. Руководил всеми работами технический директор Георгий Дмитриевич ГУбертов. Правительство РСФСР удостоило его за этот труд самым высоким по тому времени званием - "Герой Труда".

В 1925 году мощность станции увеличилась в полтора раза за счет установки новой паровой турбины с генератором мощностью 2600 кВт и двух котлов. Турбогенератор был доставлен в Самару с бездействующей ЩУровской электростанции.

В июле 1928 года решением Президиума ВЦИК была образована Средне-Волжская область, которая через год была переименована в Средне-Волжский Край с краевым центром в Самаре. Пятилетний план развития Края предусматривал превращение его из аграрного в аграрно-промышленный. Это предусматривало масштабное наращивание мощностей по выработке электроэнергии. Самарская же центральная электрическая станция имела мощность всего 5 700 кВт, что не могло обеспечить потребности быстро развивающейся промышленности.

В 1930 году Глеб Кржижановский, на тот момент председатель Главэнерго, посетил самарскую электростанцию и через год, в 1931 году произошла ее кардинальная реконструкция. Были установлены две новые турбины немецкой компании AEG, мощностью в 6000 кВт каждая. Максимальный срок использования турбин составлял 25 лет, но прослужили они гораздо дольше - целых 77 лет! В 2008 году одна из турбин была подарена немецкой фирме в качестве музейного экспоната, являя собой яркий пример качества продукции компании и демонстрируя высокий профессионализм работников Самарской ГРЭС, которые бережно использовали турбину в течение такого огромного срока.

В 1931 году на станции начался новый этап реконструкции

В 1931 году на станции начался новый этап реконструкции

Вернемся в 1931 год. Реконструкция велась без остановки работы электростанции. На месте снесенной кирпичной трубы было возведено котельное помещение, а новый машинный зал надстроен над старым, накрыв его собой. К 1 января 1931 года мощность станции возросла с 5 800 до 17 800 кВт.

В этом же году была смонтирована первая в области высоковольтная линия электропередачи Самара-Чапаевск напряжением 35 киловольт, а станция, которую до этого времени называли то Самарская центральная станция, то Самарская электрическая станция, то Самарский энергокомбинат и даже "Водосвет" получила название Самарской городской районной электростанции имени Кржижановского - сокращенно "Самарская ГРЭС". Впрочем, несколько десятилетий она носила название Куйбышевской.

Продольный разрез СамГРЭС по 2-й турбине, апрель 1932 год

Продольный разрез СамГРЭС по 2-й турбине, апрель 1932 год

В 1933 году Самарская ГРЭС дала горячую воду для отопления зданий, для чего была проложена магистраль “Южная” протяженностью полтора километра. Так как станция работала к тому времени на угле, для его транспортировки были сооружены наклонные галереи и подведена железнодорожная ветка.

Самые кардинальные изменения в архитектурном облике здания произошли в результате реконструкции 1937-1939 годов. Существующие постройки получили свое развитие в новых корпусах, во многом определив параметры их конструктивных шагов, пролетов и размеров витражного остекления. Несмотря на то, что в 1937 году архитектурные приоритеты определились в направлении использования классического наследия, конструктивистские традиции легко угадываются и сегодня.

Пуск турбогенератора №1 после монтажа, 1931 год

Пуск турбогенератора №1 после монтажа, 1931 год

Напоминанием о 1930-х годах стал сохранившийся фонтан со скульптурной группой купающихся мальчиков и лебедей, оформляющий место послеобеденного отдыха трудящихся. В 2010 году в стене ограждения станции было обустроено специальное окошко, через которое можно с улицы посмотреть на этот уголок.

Наиболее значительный этап развития Куйбышевской ГРЭС пришелся на период с 1937-го по 1941 год. Ее энергетические мощности увеличились с 24 до 61 МВт, то есть в два с половиной раза, а рост теплофикационной мощности - почти в 10 раз.

К началу Великой Отечественной войны Куйбышевская ГРЭС была единственным источником тепловой и электрической энергии в городе. Даже в условиях сбоев материально-технического обеспечения станция не допустила ни одного срыва подачи энергии на предприятия и стройки в это сложное время.

Солдаты охраняют вагоны с углем

Солдаты охраняют вагоны с углем

18 октября 1941 года государственная комиссия подписала акт о приемке Безымянской ТЭЦ в эксплуатацию. Выработанное ею электричество впервые было подано в объединенную энергосистему Куйбышевской области. Но это не дало ни дня передышки ни для работников, ни для оборудования ГРЭС. Эвакуированные в Куйбышев предприятия и статус запасной столицы Советского Союза требовали бесперебойной круглосуточной работы. И от ГРЭС требовался не только электрический ток.

Механический цех Куйбышевской ГРЭС был переоборудован для производства минометных снарядов. Кстати, одним из тех, кто работал в “минном” цехе был ветеран Куйбышевской ГРЭС, кавалер ордена Трудового Красного Знамени Сергей Ненашев, который пришел туда сразу после ремесленного училища.

Производством корпусов мин на электростанции занимались около 100 человек. Работа токарей была организована круглосуточно, в три смены. Для этого в цех забирали людей с призывных участков. Работали даже дети, которым, чтобы достать до станка, приходилось вставать на фанерный ящик.

Для защиты от возможных налетов авиации на крыше ГРЭС стояла пара зенитных орудий. Кроме того, прикрытием с воздуха также могла заниматься зенитная батарея, расположенная на площади Куйбышева, и зенитные орудия, которые находились напротив электростанции на другом берегу Волги.

Уровень секретности был таким высоким, что это однажды привело к курьезному случаю. Вот как об этом вспоминал ветеран ГРЭС Владимир Степанович Свистунов, в 1941 году работавший на станции помощником электромонтера:

Чтобы немецкие летчики не могли ориентироваться по дымовым трубам ГРЭС, в начале войны их укоротили. Но если труба короче, то и дым опускается ближе. Перед тем самым легендарным парадом в Куйбышеве в 1941 году с Волги подул сильный ветер, и весь черный дым с угольной золой понесло на площадь. Это ж получается диверсия от ГРЭС перед самым парадом! Нашего главного инженера Константина Георгиевича Марковского чуть за это не посадили в НКВД. Они не знали, что из Наркомата электростанций был приказ укоротить дымовые трубы для дезориентации летчиков противника. Сразу с ГРЭС быстренько собрали группу, включая меня, и отправили подметать площадь. Значит, можно считать, что и я тоже организовывал тот самый парад. Кстати, ток для микрофона, в который говорил на параде Ворошилов, тоже мы на станции давали. А кто еще? А бомбежек ГРЭС ни разу не было. Один раз самолет фашистский пролетал, и нас отправили в бомбоубежище, в кабельные каналы под электростанцией, но все обошлось.

Уголь был основным топливом Куйбышевской ГРЭС. Его подвозили по железнодорожной ветке, а вот разгружали уголь сотрудники станции после рабочих смен.

Из воспоминаний Тамары Петровны Гридневой, дежурной по щиту Куйбышевской ГРЭС в годы войны:

После смены бывало, что "на уголь" отправляли, он приходил смерзшимся, а мы его выгружали. А ещё нужно было после работы расчищать железную дорогу, которая шла на ГРЭС от Жигулевского завода вдоль Волги. Зимой ее заносило снегом, а летом - песком. Отмерят тебе сколько-то метров, ты их очистишь - получишь килограмм перловки. Еще можно было за сто рублей буханку хлеба на рынке купить, а получали мы больше полутора тысяч в месяц.

Тяжело было, работали без выходных и отпусков, но молодость многое может. Например, перед ночными сменами мы ходили на танцы в клуб. А смены тогда были 12 часов. Танцевали танго, вальс, фокстрот, а потом бежали к 12 ночи к щиту управления. Почти как в «Золушке» получается было, с бала на работу. Кстати, в оперном театре мы знали всех артистов. На галерку по билетам за 60 копеек ходили. Праздники отмечали вскладчину.

Тамара Петровна Гриднева, дежурная по щиту Куйбышевской ГРЭС в годы войны

Тамара Петровна Гриднева, дежурная по щиту Куйбышевской ГРЭС в годы войны

В конце 1943 года ввели в строй первый в СССР магистральный газопровод Бугуруслан — Похвистнево — Куйбышев. Безымянскую ТЭЦ перевели на газ, а на Куйбышевскую ГРЭС стала поступать сырая нефть. Для ее использования на станции переоборудовали деаэраторную установку мазутных котлов, приспособив для перегонки сырой нефти и отделения ее легких фракций, в том числе и бензина.

В самый тяжелый период Великой Отечественной Войны именно Куйбышевская ГРЭС обеспечивала энергией работу предприятий, выпускающих продукцию для фронта. Вместе с Безымянской ТЭЦ, городская районная электростанция вывела Куйбышев в разряд важнейших промышленных центров страны.

Вместе с развитием промышленности и ростом населения в энергетике появились проблемы. Инженерные и организационные трудности вызывало использование на электростанциях в качестве основного вида топлива угля, мазута и горячего сланца. Например, использование мазута с высоким содержанием серы на новокуйбышевских станциях было сопряжено с выделением в атмосферу паров серной кислоты, которые разрушали и оборудование, и конструкции зданий. Лишь Куйбышевской ГРЭС, которая находилась в исторической части города и в непосредственной близости от здания обкома КПСС Куйбышевской области, в конце 60-х годов XX века было разрешено перейти на использование более экологичного и технологичного топлива - природного газа.

Куйбышевская ГРЭС пережила разруху гражданской войны, тяжелейшие нагрузки в годы Великой Отечественной, но в 1980 году Центральный комитет партии и Совет Министров КПСС принимают постановление, в котором говорилось о необходимости развития атомной энергетики в СССР и строительстве новых атомных электростанций. В Куйбышеве не было проблем с электричеством, но по оценкам специалистов, существующих на тот момент мощностей для обеспечения жителей теплом и горячей водой, уже не хватало. В числе новых объектов для строительства был и Куйбышев.

В то время академия наук СССР рекламировала атомные станции теплоснабжения. В отличие от электростанций, АТЭС были намного меньше и было принято решение о строительстве такого объекта возле села Козелки в Красноярском районе.

В связи с этим был подписан приказ, согласно которому Куйбышевская ГРЭС должна была быть переведена в разряд отопительных котельных. К 1990 году на ГРЭС необходимо было демонтировать турбины, к 1995 году и вовсе прекратить свое существование. Спас станцию Борис Ягудин, в те годы директор Самарской ГРЭС. Вот как он вспоминал то время:

В зависимости от того, сколько мощности должна была дать новая атомная станция, тихо-тихо погибала наша мелкая энергетика. Самарская ГРЭС должна была погибнуть, Безымянскую ТЭЦ сильно ограничивали по мощности. Атомная энергия дешевле турбинной, но дешевизна с надежностью не очень здорово совмещаются, на мой взгляд. Плюс от станции к городу надо было тянуть трубопровод почти в 40 километров!

Дебаты по строительству атомной теплостанции шли очень долго. Я сам в них участвовал, даже был на защите проекта, куда приезжали специалисты из Минска. Они докладывали об АЭС на 8 блоков, мощностью 800 мегаватт, показывали чертежи и проект. Был издан приказ Министра энергетики СССР Непорожнего о том, что после строительства этой станции выводятся из эксплуатации другие мощности. В частности, Самарская ГРЭС к 1990 году должна была вывести из эксплуатации всё турбинное оборудование, к 1995-му перейти в статус котельной, а дальше вообще почить за ненадобностью. И это был настолько серьезный приказ, что его даже начали исполнять. Но к 1987 году проект неожиданно свернули. То ли причина в том, что «мирный атом» показал себя в Чернобыле далеко не мирным, то ли переключились на газотурбинные установки, которые более надежные и экологичные.

Газотурбинных установок отечественного производства в то время не было, а на закупку импортных требовались средства, которых у ГРЭС не было. И тогда Борис Михайлович Ягудин предложил использовать авиационный газотурбинный двигатель НК-37. Из-за ряда технических ограничений, включая уровень звука при работе авиационного двигателя и необходимости газопровода высокого давления, на ГРЭС эту схему не реализовали, однако предложение Бориса Ягудина оказалось настолько удачным, что идею внедрили на Безымянской ТЭЦ.

Самарская ГРЭС пережила и разруху после гражданской войны и непростые 1990-е

Самарская ГРЭС пережила и разруху после гражданской войны и непростые 1990-е

В 1990-е годы Самарская ГРЭС не пришла в упадок, как это произошло с многими предприятиями области. В это время станция полностью перешла с мазута на газ, была проведена глубокая модернизация, а в 1998 году впервые в России была создана автоматическая система управления технологическими процессами всей электростанции в целом.

Сегодня Самарская ГРЭС продолжает вырабатывать электричество и обеспечивает теплом жителей центральных районов Самары, которые отполировали до блеска нос бронзовой кошке на памятнике отопительной батарее. Его установили на стене у проходной в 2005 году, к 150-летию изобретения, которое есть в каждом доме и каждую зиму согревает нас теплом, которое вырабатывает в том числе и Самарская ГРЭС!

СЛУШАЙТЕ ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ САМАРСКОЙ ГРЭС:

В статье использованы материалы из архива Самарской ГРЭС, книги Владимира Громова "На энергетическом фронте", статьи Валерия Ерофеева "Самарская энергетика", интервью с Борисом Ягудиным в журнале "Самарские Судьбы", книги «Ступени роста «Куйбышевэнерго» и др.