Общество

Очарование «сталинок», эклектика книжного рая и безхвостая рыба: показываем, чем живет Октябрьский район прямо сейчас

Гуляем по Самаре вместе с фотографом Светланой Маковеевой. Необычные дворы и истории людей - в нашем новом фотопроекте «Один день из жизни района»
Октябрьский район такой разный

Октябрьский район такой разный

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

«КП-Самара» продолжает новую рубрику в формате фотопрогулки. Виртуальное путешествие длиной в один рабочий день с субъективно выбранными местами, которое, возможно, поможет открыть что-то новое о родном городе, вспомнить любимые места, а главное — послушать истории людей, которые здесь живут. И в этот раз Светлана Маковеева отправляется в Октябрьский район.

1610 гектаров, около 120 тыс. жителей - Октябрьский район можно вполне справедливо назвать сердцем Самары. Именно здесь расположены знатная часть набережной и немного «заВолги» с островом Голодный, купеческие дома и новостройки-высотки, два огромных парка, две станции метро и еще две - буквально на границе. Жители здесь делятся на тех, кто ценит комфорт и счастье современных многоэтажек, но мучается без парковок и зелени, и тех, кто живет в районах зеленых, малоэтажных и сражается с наступающими высотками - центр города, земля дорогая.

Чем же живет Октябрьский район, и за что его любят аборигены?

Протоиерей Максим Кокарев, и. о. ректора Самарской духовной семинарии

Протоиерей Максим Кокарев, и. о. ректора Самарской духовной семинарии

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Протоиерей Максим Кокарев, и. о. ректора Самарской духовной семинарии:

- Моя любовь к Самаре не поддается какому-либо измерению и сложно объясняется рационально. Родившиеся здесь, вероятно, поймут.

Но даже при всем при этом Октябрьский район занимает в сердце совершенно особенное место. Предполагаю, что так получилось потому что угораздило меня родиться именно здесь - в самом конце маленькой тихой улочки Соколова. Именно здесь я провел первые семь лет своей жизни, именно с этими местами связаны самые первые детские воспоминания, которые живы и по сей день. Как пробирались через территорию силикатного завода (тогда он еще был жив) к Волге, как купались на диком каменистом пляже... ну и, конечно, сама река, внушающая всем (а детям особенно) какое-то невероятное благоговейное чувство.

Собственно говоря, только школьные годы оказались для меня не связаны с Октябрьским районом. С момента поступления в семинарию в 1997 году мы с ним не расстаемся. Однако еще лет пять назад я и предположить не смог, что поселюсь тоже здесь - в довоенной «сталинке» с высокими потолками и удивительно тихим двором, который живет совершенно особенной жизнью. Удивительное ощущение возникает, когда ты, сворачивая с шумных улиц, попадаешь в уютную атмосферу с сидящими за столиком во дворе автохтонными жителями и сушащимися на веревках гирляндами белья...

Внутренний двор духовной семинарии напоминает европейский сад

Внутренний двор духовной семинарии напоминает европейский сад

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Что же для меня значит Октябрьский район сейчас? Да в общем - это бОльшая часть моей нынешней жизни. Это и дом с его теплом и уютом, куда по-настоящему хочется возвращаться. Это и удивительная Софийская набережная с новым собором, «Ладьей», золотистым песком и амфитеатром, в котором мы уже второй год собираемся и проводим библейские чтения на свежем воздухе. Это и непростые эмоции, связанные с онкологическим отделением 1-й детской больницы, в которое я уже почти десять лет хожу поддержать детей и родителей в несении креста болезни.

Ну и, конечно, семинария, которой отдана почти четверть века и в которой пройден путь от абитуриента до ректора. Для меня это не просто работа, а служение. Не просто коллектив, а семья. Семинария расположена в дореволюционном здании, в котором до 1918 года размещалась церковно-учительская школа, заведение, где готовили педагогов для церковно-приходских школ. То есть это место с историей, традициями и, как нередко говорят, с «намоленным» домовым храмом. Вот эти традиции и стараемся сохранять и развивать, чтобы сделать семинарию одним из духовных и культурных центров города, с ее музеем, лекториями, концертами и разными другими мероприятиями, которые открыты для студентов других вузов и вообще всех желающих. Я понимаю, что это ощущение абсолютно субъективное, но для меня именно семинария - «сердце» моего Октябрьского... а то и всей Самары.

Антон Черепок, заместитель редактора "КП-Самара" и блогер

Антон Черепок, заместитель редактора "КП-Самара" и блогер

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Антон Черепок, замредактора по коммерческому контенту и GR радио «Комсомольская правда - Самара»:

- Я переехал в Октябрьский район на улицу Осипенко в 1995 году с Металлурга, и тогда было даже разочарование - рядом Волга, набережная, но зачем здесь понастроили типовых «панелек» и безликих кирпичных девятиэтажек? Только «Рашпиль», 20-этажная бетонная высотка авторства Александра Белоконя, поражал масштабом и своим необычным видом. Но самое ужасное - за «Ладьей» стояло заброшенное здание гостиницы. Она портила вид, на территории вечно что-то происходило, а добавляло колорита то, что в 1990-х бульвар на Челюскинцев был мрачным местом без нормального освещения.

Но район сильно изменился. Кто помнит сейчас, что в доме № 24 на Ново-Садовой был универсам со скрипучими дверями, мухами на липких бумажках и вечным полумраком, несмотря на панорамные окна? Кажется, только несчастный скверик возле этого дома не претерпел изменений - как был местом сбора маргинальных элементов с фанфуриками и россыпью шелухи, так и остался.

Да, еще одна достопримечательность - это деревянная ладья во дворе «Козловского» дома. Однажды ее решили восстановить, и фигура лошади на носу корабля стала даже пугать. Ей зачем-то сделали широкую улыбку с человеческими зубами.

«Ладью» я еще хорошо запомнил потому, что в детстве, когда приезжал к бабушке в гости, однажды зимой прислонился губами к железной мачте. Губы остались на трубе, а я первый раз оказался в Пироговке!

Октябрьский район очень разный. Практически от улицы к улице он сильно меняется. Хрущевки и «сталинки» на проспекте Масленникова, ряд серых панельных 9-этажек вдоль улицы Челюскинцев, неожиданные малосемейки на проспекте Ленина и огромные современные башни ЖК «Ладья». И наконец-то появилась станция метро. Я рад, что теперь можно за 20 минут доехать с Безымянки и через 10 минут неторопливого шага оказаться на пляже. Все-таки Волга должна быть доступна каждому жителю города.

Еще Октябрьский район — это прекрасная набережная и пляж

Еще Октябрьский район — это прекрасная набережная и пляж

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Но об одном я действительно грущу. После реконструкции Ново-Садовой и ее расширения исчезла с середины улицы зеленая аллея с деревьями. Стало пыльно и душно. И очень шумно.

Антон Стеллинг, кинооператор

Антон Стеллинг, кинооператор

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Антон Стеллинг, кинооператор:

- Я родился в Октябрьском районе, на проспекте Масленникова. Мой дед, кадровый военный врач, после войны командовал окружным военным госпиталем, расположенным между улицами Осипенко и Невской. Вначале сотрудники жили прямо на территории госпиталя, потом им стали выделять квартиры в городе, и тогда наша семья переехала на Масленникова.

Дома-«сталинки» мы с друзьями изучили от подвала до чердака. Страшно интересно было подниматься на чердак, где между огромными бревнами стропил в лучах солнца кружились пылинки, ворковали голуби, можно было вылезти на крышу и там сидеть, обозревая окрестности.

Во дворе стояла деревянная эстрада, теплыми летними вечерами там иногда показывали кино. Помню фильм «Королева бензоколонки». Деревянные скамейки. Стрекотание 16-мм проектора. Хриплый звук из динамиков.

На проспекте Маленникова велосипедистов можно встретить чуть ли не чаще, чем на набережной

На проспекте Маленникова велосипедистов можно встретить чуть ли не чаще, чем на набережной

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Кино показывали и в клубе завода «4-ГПЗ». Вообще в районе было несколько кинотеатров: «Спутник», «Вымпел», ДК «Звезда» но «Четверка» была ближе к дому. К тому же там обосновался самарский киноклуб «Ракурс», завсегдатаями которого были мои родители. А начиная класса с шестого я тоже стал ходить с ними на кинопоказы. Некоторые картины были на иностранном языке, и тогда киновед Михаил Куперберг переводил и комментировал прямо по ходу действия. Фильмы Феллини, Антониони. Фильмы Тарковского. Это было непонятное кино. И по дороге домой мы всегда обсуждали просмотренный фильм. Наверное, это как-то повлияло на мою дальнейшую судьбу.

Жизнь всей нашей семьи тесно связана с Октябрьским районом. Мамина семья жила на улице лейтенанта Шмидта. На деревянных домах были эмалированные таблички-указатели «Улица Л. Шмидта». По-моему, они до сих пор сохранились. Кто такой «Л. Шмидт», я тогда еще не знал, но помню, что родителей это очень смешило.

Потом мы переехали в квартиру побольше, тоже на проспекте Масленникова. Из окон был виден плац военной части. Утром и вечером солдаты маршировали и пели «Марусю». Так что два раза в день мы это слушали. Нет уже этих казарм, там сейчас строится жилой комплекс, а напротив обещают построить школу, что было бы очень кстати.

Октябрьский – названый в честь Великого Октября. Мама рассказывала, что ее дедушка, рабочий трубочного завода, как тогда назывался «ЗИМ», прятал у себя в погребе революционеров. В детстве этот полумистический мамин рассказ наполнялся живыми деталями, и я в красках представлял, как революционеры при свете тусклой лампы обсуждают свои революционные планы, а мои героические прадедушка и прабабушка в горнице пьют чай и поглядывают в окно – не идут ли царские жандармы. Мне казалось, что это невероятно круто - сидеть в погребе и что-то затевать. Революцию, например.

Подполье с большевиками, наверное, здорово повлияло на мое восприятие реальности, потому что Овраг Подпольщиков у меня ассоциируется только с подпольщиками и, увы, больше ни с чем. А местные всю жизнь называют это место просто «Овраг».

Высотки в районе Постникова оврага

Высотки в районе Постникова оврага

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Там, кстати, есть замечательный рынок, а рядом находится грузинская пекарня, в которой пекут лучший в мире лаваш. Дочь очень любит наблюдать, как одетый во все белое пекарь священнодействует в своей маленькой кухне. Для ребенка это настоящее волшебство - процесс превращения теста в лепешки, которые исчезают в пышущем жаром отверстии тандыра. Лаваш нужно обязательно есть горячим по дороге домой, отрывая от лепешки кусочки, обжигаясь и дуя на пальцы.

Октябрьский район – это судьба. Дом печати, куда я пришел после школы работать в молодежной газете «Волжский комсомолец». Потом легендарная «Самарская газета», редакция которой находилась на ул. Подшипниковой. ГТРК «Самара» на ул. Советской Армии.

Высшее образование я получил в Москве. Но аэрокосмический университет и меня не обошел стороной. В старших классах мы с приятелем прибились к студенческому строительному отряду теперь уже легендарного КуАИ. Это было замечательное приключение. И первый серьезный заработок. Со своей будущей женой я познакомился тоже в нашем районе на празднике «Улица Лукачева». Она тогда училась в Самарском университете. И мы оба пришли на мероприятие «по работе».

Район – это люди. Это когда ты покупаешь арбузы «у дяди Гасана», а печенье и конфеты «у тети Оли». Когда из окон вечером кричат: «Людмила! Домой!», или: «Назар! Ужинать!» Когда твой ребенок со своими друзьями сообща кормит кошку или щенка, а потом носится с ними по всей округе. Уже нет многих мест, где мы гуляли в детстве. Появилось много машин, строятся новые дома, район меняется, и все перемены происходят у нас на глазах. И мы меняемся вместе с нашим районом.

Софья Сыромятникова, руководитель Центра чтения Самарской областной универсальной научной библиотеки

Софья Сыромятникова, руководитель Центра чтения Самарской областной универсальной научной библиотеки

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Софья Сыромятникова, руководитель Центра чтения Самарской областной универсальной научной библиотеки:

- Кто из нас не любит спуститься по Полевой к набережной или прогуляться по Ботаническому саду? Думаю, что Октябрьский район симпатичен многим. Здесь много вузов, промышленных предприятий, мест для отдыха... Но для меня район в первую очередь ассоциируется с библиотекой. Самой главной библиотекой в регионе. Здание, созданное легендарным Андреем Павловичем Гозаком, эклектичное и одновременно лаконичное, скромно утопает в зелени елей на проспекте Ленина, гармонирует с фонтанами на Осипенко. Когда-то и у самой библиотеки тоже был фонтан, но теперь здесь площадка для скейтеров. На моих глазах здесь образовалась целая спортивная субкультура, интересно сочетающаяся с библиотечной средой. Мне кажется, что неожиданные сочетания, это как раз про наш город, который можно начать любить и понимать не только с Октябрьского, но и с любого другого района.

Нина Алымова, экскурсовод

Нина Алымова, экскурсовод

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Нина Алымова, экскурсовод:

- На самоизоляции мне, как экскурсоводу, сидеть дома было совсем грустно, и я проводила онлайн-экскурсию по нашему кварталу по маршруту: дом - магазин - аптека. Баловство, конечно. Сегодня я хочу рассказать о нашем районе просто как его житель.

У меня было всего 13 переездов в жизни, и я жила (и работала) почти во всех районах Самары, кроме Красноглинского. Но когда мы переехали сюда, на Ново-Садовую, я сказала: «Все, хватит. Больше никуда отсюда не поеду». Смотреть квартиру мы приезжали летом, когда на спуске к Волге перед нашим будущим домом цвели липы, аромат был просто божественный и… я запала на этот бульвар! И я сказала себе: «Пусть кухня маленькая, зато рядом набережная, Волга, и все утопает в зелени!»

Прошло 22 года, выросли дети, практически на набережной и выросли: в коляске, на самокате, на роликах, на велосипеде. На наших глазах здесь построен шикарный жилой комплекс «Ладья». Мы помним, как по кирпичику разбирали стоявший на его месте недострой - гостиницу «Турист».

Бульвар Челюскинцев за эти годы из обычного спуска к Волге превратился в уютную прогулочную аллею, на которой вечером под романтичный свет фонарей очень приятно гулять. А когда разморенный на пляже народ поднимается наверх, он как будто попадает в глубокое ущелье: над головой кроны деревьев, которые дарят желанную после жары прохладу. Считаю, что наш бульвар – это лучший в городе спуск к Волге, тем более что здесь сделаны съезды и для велосипедистов, и для колясок. И мамочкам с колясками совсем не надо ждать у лестницы, когда прилетят инопланетяне и помогут затащить наверх коляску с ребенком (как это было всего каких-то 20 лет назад).

Конечно, у нашего квартала есть своя история. Когда-то на месте сегодняшних многоэтажек находился Никольский мужской монастырь, а жилые кварталы вокруг него называли Новым Афоном. Мой сын учился в школе № 16, которая, оказывается, была построена на фундаменте монастырского храма. На улице Осипенко сохранились ворота монастыря, а в нашем квартале есть здание, которое было когда-то монашеским корпусом.

Наш район был застроен в начале 70-х и долгое время считался элитным. Сегодня он сохраняет свою репутацию благополучного. На вопрос, где мы живем, отвечаем: «У «Ладьи», Наша «Ладья» - это памятник-чемпион по фотосессиям в Самаре. Детям и внукам мы рассказываем, что раньше такие корабли ходили по Волге, и они с радостью бегут на этот «корабль». А взрослые не устают здесь фотографироваться.

Один из основных символов города — Ладья — находится именно в Октябрьском районе

Один из основных символов города — Ладья — находится именно в Октябрьском районе

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Живя «У «Ладьи», мы можем каждый день любоваться волжскими закатами и смотреть салюты с балконов, хоть каждое утро бегать по набережной и хоть каждый вечер нырять в Волгу. Зимой мы ходим за Волгу на лыжах или пешком, а желающие могут нырнуть в прорубь.

В наших краях есть еще один особенный памятник, которым гордится вся Самара: это «Ракета». Мы водим к ней всех наших гостей, и всегда слышим один и тот же вопрос: «А она настоящая?» Был еще такой случай. К нам на фирму в очередной раз приехали наши партнеры из Германии, а я некстати разболелась. У них возникло желание меня навестить, они и раньше бывали в наших краях, но моего точного адреса не знали. Вызвали в гостинице такси. Таксист спрашивает: «Куда едем?» В ответ последовало: «Ракета!» А от «Ракеты» они уже смогли найти мой дом.

Еще наш район богат библиотеками: у нас их столько, сколько в других районах торговых центров! А еще в шаговой доступности целых три архива! Скажите, что лучше может пожелать себе для жизни экскурсовод?

Александр Кузовенко, главный зоотехник Самарского зоопарка и Алена Киреева, заведующая научно-просветительского отдела Самарского зоопарка:

Александр Кузовенко, главный зоотехник Самарского зоопарка и Алёна Киреева, заведующая научно-проветительского отдела Самарского зоопарка

Александр Кузовенко, главный зоотехник Самарского зоопарка и Алёна Киреева, заведующая научно-проветительского отдела Самарского зоопарка

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Александр

- В Октябрьском я родился, вырос, продолжаю здесь жить и работать. Конечно, говоря о местных достопримечательностях, я не могу не упомянуть наш зоопарк и хочу рассказать об его истории.

Сейчас это 230 видов животных, половина из которых занесена в Красную книгу. Численность - в районе 2000 особей вместе с рыбками, площадь - меньше гектара.

Его история началась в 1991 году. Существовавший тогда кооператив «Теремок», который располагался недалеко от цирка, обанкротился. Все животные оказались на улице посреди зимы, и срочно нужно было что-то предпринимать. Городская дума приняла решение организовать зоопарк, директором которого назначили Алексея Ивановича Дегтярева. Он был работником завода и депутатом, но в какой-то анкете указал, что любит животных и очень хотел бы, чтобы у нас был зоопарк. Планы у него были грандиозные. Зоопарк должен был начинаться от Ново-Садовой и простираться до Волги, чтобы быть единственным в Поволжье, который «вливается» в реку. У него ведь в мечтах было еще и организовать аквариумы, которые бы уходили под Волгу. Пока шло строительство здесь, животные размещались в парке Гагарина, а на зиму перекочевывали в теплицы Жигулевских садов.

В середине 90-х зоопарк открылся на этом месте, но финансирование прекратилось, и всем грандиозным планам таки не суждено было сбыться.

Сейчас у нас обсуждаются проекты по реконструкции зоопарка, а пока мы благоустраиваем питомник в поселке Формальный Кинельского района. Мы там уже разводим некоторые виды редких птиц, планируем и открытие сафари-парка.

Алена

- В Октябрьском районе я живу 10 лет, работаю в зоопарке почти столько же. Перебралась сюда из Кировского и влюбилась в него бесповоротно. Здесь много мест, которые радуют и вдохновляют меня, в том числе наш зоопарк. Считаю, что это отличное место для семейного досуга.

Мария Бодрова, журналист, и её семья

Мария Бодрова, журналист, и её семья

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Мария Бодрова, журналист, и ее семья:

- Темный, очень темный двор, без единого фонаря, много, очень много грязи. Я вышла из машины и угодила в ее эпицентр сначала одной ногой, потом двумя, пожалела себя и пошла до подъезда, испытывая непреодолимое чувство безысходности. Самая слякотная часть осени совпала с переездом. Я жила на Металлурге и очень хотела жить в центре, как «нормальные люди».

«Хм.. почему Октябрьский район называют самым удобным для жизни», - думала я про себя, накануне писав про это в одном из местных изданий.

Квартирка оказалась маленькой, но вкусно пахнущей.

Выбирать пришлось между ней и ней, хотя цена была явно завышена, как казалось мне и очень грязным новым дорогим кроссовкам. Собака Нафаня, возможно, тоже страдала, что жизнь ее к такому не готовила, но после походов в кинотеатр в сумке она уже мало чему удивлялась.

А с утра оказалось, что дом на пересечении Масленникова и Мичурина невероятно мил и за пределами вкусно пахнущей квартиры. Зеленый-зеленый двор без намека на реконструкцию, о том, что здесь могли случиться перемены, напоминало (долгие годы) падающее ограждение детской площадки с упоминанием имени одного из самарских депутатов. Он до сих пор придумывает какие-то дерзкие инициативы, а вот его след во дворе заржавел. Летом невероятно ароматно цветут жасмин, сирень, выходишь из подъезда и купаешься во вкусном аромате. У меня есть парковочное место: около подъезда! Около подъезда, ребята, бесплатно, без регистрации и смс.

Сквер между Московским шоссе и улицей Маломосковской

Сквер между Московским шоссе и улицей Маломосковской

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Перекресток Масленникова-Мичурина: это три аптеки, банк, парикмахерские (аж три), магазин сантехники, садоводческих штук и еще много чего. Три минуты и у тебя охапка нужного, и никуда не надо ехать.

Идешь по проспекту вниз или вверх - сплошная зелень, к которой я так привыкла на Металлурге. Сочно, красиво и сыну нравится: надеюсь, что гонки на самокате под горку и с горки станут тем, с чем ассоциируется детство.

А в этом году наш двор отремонтировали, сначала дом, а теперь еще и сделают новую площадку. Ребенок рад, собака рада, когда рады мы.

Это история к тому, что не надо судить по первому взгляду и надо верить в успех дела. Такой для меня Октябрьский район.

Полина Горецкая и Николай Лукашук ,художники, члены союза художников России

Полина Горецкая и Николай Лукашук ,художники, члены союза художников России

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Полина Горецкая и Николай Лукашук, художники, члены Союза художников России:

- Мы считаем, что в Октябрьском районе не хватает колеса обозрения — на набережной или в Загородном парке. Хотелось бы, чтобы оно появилось в действительно удачном месте, чтобы открывался вид не только на город, но еще и на волжские просторы.

Арт-объект «Рыбка» на бульваре Челюскинцев

Арт-объект «Рыбка» на бульваре Челюскинцев

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

А вот рыбу на бульваре Челюскинцев очень хотелось бы убрать. Она выполнена в слишком реалистичной манере, без какой-либо художественной условности. Выглядит грубо, как памятник, а не арт-объект. К тому же скульптура сделана из бетона — материала очень недолговечного в наших условиях. Не удивительно, что хвост у нее уже отвалился.

Скульптурная композиция из стилизованных водопроводных труб"Древо жизни" на Полевой

Скульптурная композиция из стилизованных водопроводных труб"Древо жизни" на Полевой

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Напротив, скульптурная композиция из стилизованных водопроводных труб «Древо жизни» на Полевой очень симпатична.

Анастасия Андросовова, руководитель экскурсионной компании

Анастасия Андросовова, руководитель экскурсионной компании

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Анастасия Андросовова, руководитель экскурсионной компании:

- В Октябрьском районе, совсем недалеко от густонаселенных просек, располагается прекрасная купеческая дача Константина Павловича Головкина. С ней связано много легенд и рассказов, и это немудрено, так как перед дачей стоят два роскошный слона в натуральную величину.

Дача Головкина

Дача Головкина

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Константин Павлович лично проектировал дачу, создав до «того самого» более 20 макетов и наконец понял, что все идеально.

Дача имела два веранды, свой сад, красивые скульптуры и невероятный вид на Волгу. Сейчас дача передана Политехническому университету. С нетерпением ждем решения, что же с ней будет.

Нелли Вишнякова, участник Том Сойер феста

Нелли Вишнякова, участник Том Сойер феста

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Нелли Вишнякова, участник «Том Сойер Феста»:

- Сами мы не местные. Приняв решение переехать в Самару, сначала выбрали хорошую школу для детей, а потом уже начали подбирать к ней квартиру поблизости, так и оказались на проспекте Ленина.

Не буду рассказывать про то, что из окна видна набережная и Волга. 30 минут бодрым шагом - и ты на площади Куйбышева. В радиусе километра любой культурный досуг:

Художественная школа им. Зингера, СОУНБ, где еженедельно проводятся лекции, выставки, концерты, «Вертикаль» с показами TeatrHD, 10-20 минут на такси или ОТ и ты в любом театре или музее города, на железнодорожном или автовокзале.

Мы принципиально безлошадные, и наш дом отлично расположен на пересечении всех дорог города. На 50-м можно доехать и погулять по лесам Управленческого. На 67-м ездили собирать вишню и смородину на 19 км Московского шоссе. 92-й довезет до Сухой Самарки.

Когда гуляешь по отремонтированным тротуарам среди зеленых насаждений, то видишь вокруг много радостных и красивых людей, это очень заметно. Нельзя не отметить сохраненный от застройки и обновленный сквер им. Фадеева.

Граффити недалеко от улицы Скляренко

Граффити недалеко от улицы Скляренко

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Я человек консервативный, и для меня важно, что те кварталы, по которым люблю гулять, выглядят практически так же, как и на фото 80-х годов, застройщики здесь крайне ограничены в своих возможностях.

Однако надо отметить и то, что не нравится в моем районе, - это трамвай, который будит по утрам не хуже деревенских петухов.

Дети скоро заканчивают учиться в школе. Хотим ли мы сменить район? А зачем? Да и к трамваю когда-нибудь обязательно привыкнем.

Мария Орлова, дизайнер

Мария Орлова, дизайнер

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Мария Орлова, дизайнер:

- Октябрьский район для меня самый «домашний», самый свой. Да и иначе не может быть, наша семья - его коренные жители. Моя прабабушка с семьей получила здесь комнату в коммунальной квартире четырехэтажного дома (по тому времени - 1930 год - это были первые высотные дома с удобствами в квартире), построенного по проекту, победившему во всероссийском конкурсе. Дома были построены для рабочих и служащих ЗИМа. Здесь родилась моя бабушка, отсюда ушел на фронт и не вернулся ее брат, сюда приехали после свадьбы мои родители. И с тех пор вот уже пятое поколение нашей семьи живет здесь. Сейчас это уже не коммуналка, нет соседей (а я их еще помню), а во дворе еще остались деревянные столбы, на которых были громкоговорители и старые фонари, остались сараи, по которым, как и раньше, бегают мальчишки и коты. В соседнем доме, по рассказам бабушки, жил Самуил Эйдлин - писатель, книги которого мне читали в детстве. Здесь «старый» город соседствует с городом «новым». Здесь самая короткая улица с одним домом, а за углом красная будка уличного телефонного аппарата. Ворота старого монастыря и новая очередь набережной, а в сквере под камнями фонтана - надгробие самарского купца, жившего в позапрошлом веке. И что не поворот, что ни улочка - то своя история, история домов, улиц, людей и моя история.

Светлана Маковеева, фотограф

Светлана Маковеева, фотограф

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Светлана Маковеева, фотограф

- У меня есть еще одна квартира, для души сделана. Давай посмотрим! - завлекал меня риелтор, показывая жилье на Гагарина.

Полумрак, двухспальная кровать, маленькая сауна, джакузи вместо кухни… Но моя душа ничего такого не просила, а как жить в такой квартире, я не поняла.

На контрасте следующий вариант показался простым и желанным, сразу согласилась. Так, почти десять лет спустя, я вернулась в Октябрьский район, в котором провела свои студенческие годы.

Я хотела техническую специальность, подавала документы в несколько учебных заведений, но выбор именно на институт связи пал по стечению обстоятельств. На дне открытых дверей я услышала фразу: «Даже несмотря на то, что Иван Иванов учился в нашем вузе, он уехал в США», - и поняла, что перспективы есть. Когда подавала документы, по громкоговорителю объявили, что здание заминировано и нужно его покинуть. Сбегая с десятого этажа, я подумала, что именно здесь будет весело. Тогда, в начале двухтысячных, сообщения о заминировании поступали часто, и в течение первого курса не раз приходилось повторять бодрящую процедуру: спускаться с верхнего этажа вниз пешком — лифт отключали. Потом хулигана то ли вычислили и отчислили, то ли он втянулся в учебный процесс, но такие сообщения сошли на нет.

Общежитие тоже находилось в Октябрьском районе, на Ерошевского. Это были те времена, когда только появлялись сотовые телефоны. Чтобы поразить вахтершу статусом, а заодно пройти без пропуска в гости, студенты прислоняли к уху калькулятор. Неискушенные пожилые женщины принимали его за сотовый и пропускали без слов.

Каждую неделю я ходила на рынок, на месте которого сейчас какое-то спортивное заведение. Покупала доширака впрок и, наверное, чего-то еще, раз я до сих пор жива. К сессии готовилась в Ботаническом саду. В меланхоличном настроении ходила на «Ладью».

Сейчас я могу отправлять знакомым из других городов фото «Ракеты», мимо которой хожу каждый день. Даже жалею, что не храню их сама — виды в зависимости от сезона и погоды очень разные. Иногда снимаю свой дом, который в сумерках кажется пугающим. Но он мне все равно нравится.

Александр, специалист в сфере связи и Ирина, работает в Макдоналдсе

Александр, специалист в сфере связи и Ирина, работает в Макдоналдсе

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Александр, специалист в сфере связи, и Ирина, работает в «Макдоналдсе»:

Александр:

- Бываю здесь с 2005-го, наверное, года. Раньше это было культовой «Сипой», собиралась очень интересная тусовка. Сейчас публика сильно поменялась, в основном молодежь с пивом. Сегодня мы здесь оказались, потому что идем с набережной. Но я и в фонтане вот искупался, потому что жара ужасная, а там прохладно.

Ирина:

- На работе бывает такое, что много часов провожу на ногах, устаю очень. Но время быстро пролетает, потому что коллектив у нас отличный, всегда весело. Мимо этого фонтана я прохожу часто. Здесь стало красиво, но душу греют больше воспоминания, связанные с этим местом.

Роман Кузьмин - уличный музыкант

Роман Кузьмин - уличный музыкант

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Роман Кузьмин - уличный музыкант:

- Мой стаж уже три года, исполняю в основном панк-рок. Это моя основная работа. Пою по 2-3 часа в день и на жизнь не жалуюсь. Я не подсчитываю свой доход дотошно, но в среднем 30-35 тысяч в месяц, я думаю, набегают. В Октябрьском районе одно из моих любимых мест — это метро «Алабинская», здесь неплохо собираю. Но больше всего мне нравится ездить в провинцию. В Похвистнево, например. Для них это в новинку, и смотришь, за часок уже пару тысяч накидывают.

Но и в Самаре конкуренция небольшая, не очень развита у нас эта культура. Наверное, 30-40 уличных музыкантов в городе.

Житель района, предпочел высказаться анонимно

Житель района, предпочел высказаться анонимно

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Житель района, предпочел высказаться анонимно:

- Октябрьский — это, прежде всего, контраст фасада и двора. Будь то Ленина, 1 со сквером Фадеева и крысами у подъездов, комплекс «Самара Космическая» (с Козловым, стоящим задом к народу) и убогая «стена плача» у того же сквера со списком, чуть ли не от руки «тех, кто в космос собирал»... И самодельная скейт-площадка у областной библиотеки, которую периодически разбирают, но пацаны настойчиво стаскивают туда хлам для отработки навыков, и березовая аллея с помеченным собаками памятным знаком павшим воинам. А рядом ведь администрация района. Это наш дом, отшаманенный к ЧМ с облупившейся краской в подъезде. И памятный знак о ГПЗ на Челюскинцев/Мичурина, в контрасте с тотальными развалинами тех самых ГПЗ. И второй вход в метро, который уже шесть лет строят точно, и до этого лет десять.