Премия Рунета-2020
Самара
+26°
Boom metrics
Экономика1 июня 2022 9:35

«Руководители ресурсоснабжающих организаций должны быть подотчетны»: депутат Самарской губдумы Максим Гусейнов о борьбе с кадровым голодом и инфляцией

В эфире радио «КП-Самара» депутат Самарской губернской думы от партии «Справедливая Россия – Патриоты – За правду» Максим Гусейнов рассказал, как на региональном уровне можно снизить инфляцию и контролировать сферу ЖКХ
Депутат Самарской губернской думы от партии «Справедливая Россия – Патриоты – За правду» Максим Гусейнов

Депутат Самарской губернской думы от партии «Справедливая Россия – Патриоты – За правду» Максим Гусейнов

Депутат Самарской губернской думы от партии «Справедливая Россия – Патриоты – За правду» Максим Гусейнов ответил на актуальные вопросы журналиста «Комсомольской правды».

— Если полистать ваши соцсети, можно наткнуться на несколько постов про рост цен. Как вы реагируете на жалобы, которые поступают по поводу инфляции?

— Вообще рост цен — это для всех жителей, не только региона, но и всей страны, больная тема. Доллар поднялся, цены поднялись, доллар опустился, но цены может и снизились, но не тот уровень, который был ранее. Я считаю, что без спекуляций не обошлось. Мы встречались со ритейлерами, и многие из них ограничили наценки на товары первой необходимости на 5%. Это можно проверить по накладным. Но никто не смотрит до момента, как этот товар пришёл в сеть. А здесь большие сомнения: есть поставщик, есть посредник, а может их два или три. Мы направляли обращения в антимонопольную службу. Сейчас, чтобы принципиально побороть рост цен, мы разрабатываем инициативу, задача которой помочь поставщику напрямую попасть в ритейл. Да, есть небольшие магазины, но основной объём продаж идёт через крупные торговые сети. Наша задача сегодня — через закон или субсидирование помочь поставщикам зайти в эти сети.

— Как бы это могло выглядеть?

— Не у всех поставщиков хватает оборотных средств, можно их субсидировать. Или законом ограничить число посредников в цепочке — это тоже можно предусмотреть. Сейчас мы прорабатываем разные варианты, некоторые я назвал. Сегодня этих посредников может быть бесконечное количество. Я считаю, это принципиально важный момент. И решить её должен не один Максим Гусейнов — нужно, чтобы все этого захотели и дружно навалились на эту проблему. Благосостояние людей зависит не только от доходов, но и от их расходов.

— Избиратели часто говорят о переменах, которые произошли в их жизни за последние три месяца?

— Я сам из Тольятти и избран от Центрального районе города. Во многом Тольятти зависит от автомобильной промышленности. Многие люди попали в ситуацию — не хочу винить в этом предприятия — когда кто-то сидит на двух третях зарплаты, а какие-то организации не могут и этого заплатить. Люди теряют доход, жизнь от этого не становится лучше. Многие надеются на скорейшее разрешение проблемы. Понятно, федеральное правительство озадачено спасением «АвтоВАЗа», ведь вокруг него много поставщиков. Но помимо него есть много предприятий, которые не связаны с автомобильной промышленностью, но тоже попали в штопор. Я сейчас занимаюсь вопросом завода «Волгацеммаш», я там начинал свою трудовую деятельность. По нему можно отследить историю промышленности нашей страны. Это завод заводов — таких в России осталось два-три. Если его потеряешь, то уже не восстановишь. Там есть уникальные станки размером с дом. Этот завод производит оборудование для других предприятий. Сегодня нам всё перекрыли, оборудование не поставляют и нужно делать своё. Если не будет таких заводов, как «Волгацеммаш», мы не обеспечим работу других. Сейчас организация находится в процедуре банкротства, установлено внешнее управление. Необходима политическая воля инициатора этого процесса — компании «Уралхим» — чтобы взять курс не на закрытие предприятия, а на оздоровление. Заказы есть, потребность в таком заводе есть. Но проблема в том, что нет кадров. Мы много говорим об импортозамещении, но с 2014 года далеко мы в этом не продвинулись — нет кадров. Сегодня много юристов, менеджеров, нет фрезеровщиков, инженеров, токарей. Даже те предприятия, которые готовы производить свою продукцию, сталкиваются с отсутствием квалифицированных сотрудников. Я уже предлагал на оперативном штабе открыть дополнительные курсы по переподготовке. Если даже крупные организации не могут найти работников, что уж говорить о мелких и средних. Чтобы сохранить доходы граждан и предприятия, нужно помочь кадрами. Необходимо создать на базе региона штаб по подбору персонала и для коммерческих, и для государственных учреждений. Мне главврач одной из больниц рассказал, что тратит от 200 до 500 тысяч рублей в год на сервисы по поиску персонала, а результат заведомо неизвестен.

— Несколько лет назад я виделся со знакомым, который учился в колледже на сварщика. Он живёт в селе, но по специальности работу не нашёл, трудится за зарплату на уровне прожиточного минимума. Это его проблема или государства?

— Я думаю, всё-таки государство должно помогать в поисках работы по специальности. Иначе зачем учить человека на сварщика. Сегодня у нас это пущено на самотёк: закончил учебное заведение, а дальше: если рынок взял, значит взял, если нет — сам найдёшь работу. Государство должно координировать, сколько нужно подготовить разных специалистов. На уровне выпускных классов школ до ребят это необходимо доносить. Я, когда поступил по специальности «Сварочное производство и оборудование», ничего не знал об этом и не представлял, где буду работать. А это неправильно. У нас выпускники школ должны понимать, что будет востребовано и куда нужно идти.

— Я вижу ещё один аспект: сварщик — прекрасная профессия, которая будет востребована всегда. Но неужели нельзя найти частные заказы?

— Тут должно быть желание.

— Не стоит ли учить людей тому, что можно зарабатывать самим?

— Да, можно зарабатывать самим. Этому всему нужно обучать: в том же колледже или техникуме можно преподавать основы предпринимательства. В любом случае, должна быть направляющая роль государства: кто, где и как будет работать. Это влияет на то, какой безработица, какой будет социальный фон.

— Вы часто пишете о вопросах, которыми занимаетесь. Как правило, это частные проблемы. Возникает вопрос: у депутата губернской думы есть возможность работать более широко, системно?

— Конечно. Например, одна из инициатив, которой мы занимаемся — капитальный ремонт. Есть федеральная инициатива нашей партии о базовом доходе.

— Это про то, чтобы каждый гражданин получал определённую сумму денег просто так?

— Потому что он гражданин. Есть пример Швейцарии, а я думаю, мы даже лучше Швейцарии. У нас богатейшая страна. Сегодня экономика замедляется, у людей становится меньше денег, а базовый доход всегда обеспечит покупательскую способность. Много факторов, которые говорят за. Конечно, это большие расходы, но считаю, что на гражданах экономить нельзя. Кроме того, будучи депутатом Тольяттинской городской думы, я много занимался ЖКХ.Мне эта сфера очень знакома, и я сейчас работаю с ней. Есть много вопросов, которые нужно решать не точечно, а глобально. К примеру, тарифообразование. Вы навряд ли получите информацию, из чего складывается тариф — это тайна за семью печатями. Все госслужащие подают декларации о доходах, но никто не узнает, сколько получает, например, директор «Т Плюс». Хотя мы с вами оплачиваем услуги по тарифу, то есть там нет других денег. Это как с налогами: люди их платят, госслужащие получают зарплату, подают декларацию. С ЖКХ должно быть так же. Имею в виду руководителей ресурсоснабжающих компаний. То есть первая инициатива, чтобы они были подоотчётны. Есть ещё один момент. Я только в Центральном районе Тольятти встречал пять-шесть дворов, где за последние три года несколько раз заменяли трубы. То есть в инвестиционной программе заложены деньги, работы выполнены, через год их повторяют — это всё отражается в тарифе. Я хочу, чтобы все процессы были более прозрачны и их можно было контролировать.

— Как можно контролировать?

— Элементарно. Первое — работы не должны повторяться. Должно быть как с дорогами, где есть гарантия. Если гарантийный срок не прошёл, а нужен ремонт трубы, вносить эти работы в тариф нельзя, делайте за свой счёт. Нужен муниципальный контроль за проведением торгов в рамках инвестиционных программ. Одни и те же организации постоянно выигрывают подряды от ресурсоснабжающих компаний. Я никого не хочу обвинить, но здесь нужно разбираться.

— Вы избраны по одномандатному округу, то есть у вас конкретный пул избирателей. С какими ещё вопросами они обращаются? Наверняка, есть по благоустройству.

— Вопросы по благоустройству есть. Буду выходить с одной инициативой. Сейчас начал проседать муниципальный бюджет, потому что поступления по НДФЛ снизились. В итоге ввели приоритеты по расходу средств, и благоустройство не всегда в них попадают. Сегодня есть хорошая программа по развитию транспортной инфраструктуры. Если раньше по ней ремонтировали в том числе и внутриквартальные проезды, то сегодня администрация Тольятти решила делать только магистрали и общественные территории. За счёт текущего ремонта уложить твёрдое покрытие перед какой-то пятиэтажкой невозможно. Поэтому я готовлю инициативу, чтобы определить квоту внутри программы на внутриквартальные проезды и люди знали, что на эти цели пойдёт не менее 30% средств. С этим вопросом приходят очень много жителей.

— Как вы взаимодействуете с другими партиями? Вы раньше ведь были в КПРФ.

— Да. Я был депутатом Тольяттинской городской думы от КПРФ и противодействовал установлению ценовой зоны по теплоснабжению. Меня лишили депутатских полномочий, якобы из-за того, что я совмещал работу в думе и в коммерческой организации. Естественно, этого не было, по документам у меня всё верно, но была использована одна юридическая коллизия. Сделано это было по запросу депутата от «Единой России», фракция «ЕР» приняла решение о лишении меня полномочий. У них бы не хватало голосов, но им помогли коллеги от КПРФ. Этих депутатов партия никак не наказала, их даже не поругали. Я дошёл до партийного руководства, но правды нигде не нашёл. Буквально через два-три месяца меня избрали в губернскую думу. Глядя на её состав, я думаю, это работоспособный орган. Нравится, что дума — место для дискуссий, хотя у каждого депутата своё мнение. При этом всё больше убеждаюсь, что уход из КПРФ был правильным шагом. Смотрю сегодня на некоторых членов партии и понимаю, что стоять с ними рядом не хочу. Например, руководитель тольяттинского городского отделения КПРФ Сачков — человек с многомиллионными долгами, банкрот. Можно вспомнить историю, как депутат Госдумы от КПРФ Михаил Матвеев позволил себе критику действий президента, и его высказывания стали транслировать западные СМИ. Он быстро удалил пост и оправдывался тем, что его не так поняли. Я не вижу, что Михаил Матвеев сделал для избирателей, может потому что он в Самаре, а я в Тольятти. В прошлом созыве губернской думы он был председателем комитета — статус, который даёт довольно много полномочий для решения вопросов. Но сейчас у Михаила Матвеева ещё больше полномочий, но кроме интриг и борьбы с невидимыми врагами я ничего не увидел. Некоторые его высказывания у меня не ассоциируются со статусом депутата. В одной из публикаций в Телеграм-канале он назвал избирателей «гопниками». Ему померещились враги, а это были люди, которые задали неудобные вопросы. Непонятно, почему КПРФ никак не реагирует. Далее. Вот люди, некоторые из которых наверняка являются его избирателями, написали председателю Государственной Думы Володину, председателю КПРФ Зюганову свою позицию в отношении господина Матвеева и его высказываний по поводу проведения специальной военной операции. Что делает Матвеев? Запугивает людей уголовным преследованием. А при этом выкладывает их персональные данные на всеобщее обозрение! Я хочу сказать этим смелым людям, которые не побоялись написать, а может быть есть те, которые хотят, но бояться. Хочу сказать – не бойтесь. Обращайтесь ко мне, обращайтесь во фракцию «Справедливой России». Наши юристы помогут вам защитить свои права в судах. Наш телефон +79277647467.