Премия Рунета-2020
Самара
+25°
Boom metrics
Общество16 июня 2022 9:07

«Если пара говорит о проблемах в сексе, то дело не в нем»: психолог из Самары рассказал, как сделать отношения лучше

Самарский клинический психолог Николай Лыдин рассказал о проблемах молодежи и отношений
Николай Лыдин дал полезные советы и поделился собственным опытом

Николай Лыдин дал полезные советы и поделился собственным опытом

Фото: Предоставлено героем публикации

Гостем очередного выпуска программы «Твое время» на радио «Комсомольская правда» в Самаре, 98,2 ФМ стал клинический психолог Николай Лыдин. Он рассказал о вызовах, с которыми сталкиваются современные молодые люди, а также поделился опытом из собственной практики и объяснил, как мелочи могут улучшить отношения супругов.

Про неопределенность

Так называемый кризис среднего возраста или середины жизни, как мне кажется, сместился. В моей практике есть и парни, и девушки возрастом около 30 лет, которые приходят и спрашивают: «А чего я достиг? А чего я хочу? Я точно живу, как я хочу?». На этот вопрос мы всегда находим ответ в себе.

Например, в СССР была четкая определенность, что делать, куда идти, что тебя ждет после школы, университета, было ожидание, что наступит светлая эпоха коммунизма. Люди могли доживать лет до шестидесяти не переживать, что будет, веря в хорошее будущее. В наше время неопределенность — это постоянная, константа. Чем дальше мы живем, тем больше непонятного встречаем. Плюс есть социальные сети — люди сравнивают себя с другими. И кто-то выкладывает, как на удаленке работает на Бали и зарабатывает миллионы, а ты сидишь в общаге, учишься на каком-нибудь историческом факультете, тебе пророчат работу в музее с окладом 15 000 рублей. И ты задумаешься: «Я точно правильно живу?». И кризис случится уже на первом курсе.

Сейчас молодые люди решают проблемы предыдущих поколений. Например, взять США и их опыт с шутингом (случаи стрельбы по людям в публичных местах — прим.). Школьники на своих выпускных стали поднимать эту проблему, их услышали почти все, вышли сотни тысяч людей с требованием запретить свободное владение оружием. Эту акцию инициировали подростки, потому что им не безразлично, они очень чувствительны, в отличие от зрелого человека с опытом, который говорит «да ничего вы не понимаете». Подростки действительно не понимают, почему мы соглашаемся порой с некоторыми вещами, и иногда они становятся движущей силой развития.

Как найти определенность?

Буду говорить о своем опыте. Мне нравится помогать людям, общаться с ними. В некотором роде, это моя глобальная ценность. Еще я котиков люблю гладить. Все это держит меня, я ценю людей вне зависимости от происходящего в мировом, политическом или государственном контексте.

Американский психолог Мартин Селигман ставил эксперименты над собаками. Одних животных били током, но они могли отключить его. Вторая группа полностью зависела от действий первой и никак не могла повлиять на происходящее, у них не было контроля. Третью группу током не били. Затем собак поместили в одно пространство и подали туда электричество. Животные из первой и третьей групп перепрыгнули перегородку и избежали ударов током. Собаки из второй группы выучились беспомощности и продолжали страдать, даже наблюдая за действиями других.

Что происходит с людьми? Когда мы теряем контроль над чем-то во вне, мы начинаем что-то контролировать в себе и получаем, например, обсессивно-компульсивное расстройство. Это ритуализированное поведение: перед выходом плюем через плечо, не переходим дорогу, если черная кошка перебежала. У людей как будто бы возникает ощущение контроля неопределенности, но вообще-то, когда мы начинаем верить в подобную магию — это тревожное расстройство.

Я часто говорю клиентам: «Не контролировать неконтролируемое и избегать избегания». И наоборот: «Контролировать руки, ноги, голову, совершать действия там, где мы это можем». Например, чтобы не происходило, мы можем работать и совершать значимую для нас деятельность. Нужно найти занятие, где есть ценность, удовольствие, грубо говоря то, зачем я глобально живу.

Про проблемы отношений

Работа с парами — это работа с коммуникацией, с тем, как люди общаются. Одна из моих наставниц по супружеской терапии говорила правило, что если пара говорит о проблемах в сексе, то дело не в нем. Но если эта тема никак не возникает, то наоборот. Важно то, о чем мы молчим и как мы разговариваем.

Есть такой психолог Джон Готтман. Он вешал на супругов разные датчики, чтобы снять все физические показатели и увидеть, что происходит, когда люди общаются. Так было исследовано более сотни пар. Целью было проверить, сколько из них распадется. Изначально планировали предсказать около 20 процентов, но вышло более 90. Уже позже Готтман и его супруга разработали подход, как восстанавливать отношения. Упор ставится на то, как мы общаемся, проявляем знаки внимания невербально, откликаемся на запросы партнера. Например, как человек реагирует на намек, что можно проявить внимание. Вот супруги сидят уставшие, смотрят вечером телевизор, мужчина видит рекламу машины и говорит: «Какая классная тачка!». И если жена произнесет «угу», это немного улучшит их отношения. Но если она промолчит или скажет: «Да нет, фигня какая-то», будет обратный эффект.

Готтман называл это «моментами приоткрытой двери». Нужно учиться их распознавать. Есть так называемый протокол Готтмана-Рапопорта — как мы можем улучшить отношения такими маленькими вещами. Я иногда советую парам надевать фитнес-браслеты: если пульс выше 100, не разговаривайте, ждите, пока опустится до 80. Можете этим советом воспользоваться.

Интересное