Премия Рунета-2020
Самара
-10°
Boom metrics
Общество21 июля 2022 13:40

Не причиняйте добро! Когда можно вмешиваться в отношения с детьми в чужой семье

Эксперты рассказали жителям Самары, в каких случаях посторонним стоит вмешиваться в семейные конфликты
Иногда семейные конфликты требуют вмешательства посторонних

Иногда семейные конфликты требуют вмешательства посторонних

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Все, что касается семьи и детей, неизменно и близко затрагивает каждого. Тем более, когда в семье не все гладко. Нужно ли посторонним вмешиваться в семейные конфликты, на что имеют и не имеют права неравнодушные волонтеры и как не навредить, защищая детей от их родителей, на радио «Комсомольская правда» рассказала исполнительный директор БФ ЕВИТА Ольга Шелест.

"Не кричи о проблеме, в которой не разобрался"

- Сейчас все чаще мы слышим истории про нерадивых родителей, которые не занимаются ребенком или жестоко с ним обращаются. И нередко источником таких историй становятся не правоохранители или органы опеки, а волонтеры, которые привлекают внимание к проблемной ситуации. Такое вмешательство посторонних людей в дела семьи – это благо или зло?

- Я много лет занимаюсь волонтерской и благотворительной работой, и поняла для себя: если ты не профессионал, если лично не разобрался во всех подробностях истории, не выслушал мнение всех сторон, то не стоит кричать о проблеме публично. Например, ко мне обратилась женщина, рассказала, что подозревает сожителя своей дочери в совращении шестилетней внучки, а полиция бездействует. Я подключилась, мы подняли полицию, следственный комитет, органы опеки, минсоцдемразвития. Но когда все органы отработали, были проведены все психологические тестирования девочки, матери, ее сожителя, бабушки, прабабушки, то выяснилось, что это только их личная история. Пока у дочки не было мужчины, женщины жили вместе. А когда у дочери появился постоянный молодой человек, то мать девочки стала жить с ним, и забрала с собой дочку. И бабушка без внучки заскучала. Начала настраивать девочку против мамы, против ее сожителя. К счастью, факты насилия или домогательств никак не подтвердились, но мама девочки рассталась с молодым человеком, а девочка получила серьезную психологическую травму. Для меня это стало серьезным потрясением.

Практически одновременно ко мне обратилась бабушка, которая всю жизнь посвятила внучке с легкой формой ДЦП. Когда мама девочки умерла, биологический отец забрал дочку к себе. И теперь бабушка пытается всем доказать, что он не занимается развитием девочки, не возит ее по реабилитационным центрам. Когда я разобралась в ситуации, то выяснилось, что там в основе лежит имущественный вопрос. А кроме того бабушка потеряла смысл жизни без внучки. Поэтому это очень тонкий вопрос – имеем ли мы, посторонние, право вмешиваться в семейные конфликты? И если да, то в каком объеме. Я готова делать вывод о ситуации только после изучения всех документов и общения со всеми сторонами. Но при этом обязательно предаю информацию в органы опеки, потому что это их прямая задача.

Ольга Шелест в эфире радио "Комсомольская правда" рассказала, как не остаться равнодушным к чужой беде.

Ольга Шелест в эфире радио "Комсомольская правда" рассказала, как не остаться равнодушным к чужой беде.

Фото: Ольга НОВИКОВА

"Дают конфетку, а у ребенка - диабет!"

- Прежде чем органы опеки начнут действовать, нужно, чтобы кто-то обратил их внимание на проблему. Как понять, что ситуация требует вмешательства?

- Вот ситуация: вы идете по магазину, на полу лежит и бьется в истерике ребенок, а рядом стоит мама и ничего не делает. С одной стороны это может быть попыткой манипуляции. С другой стороны - так могут вести себя дети с аутичным спектром и это выражение их протеста. Но со стороны мама выглядит бессердечной и черствой. Я в таких случаях всегда в первую очередь смотрю на ребенка, в каком он виде – чистый, ухоженный или нет. А во-вторых, спрашиваю у мамы, какая помощь ей нужна. И если мама говорит – «ничего не надо», то стоит довериться маме. Ведь бывает и так, что ребенок в магазине бьется в истерике, уговаривает купить конфетку, мама отказывает, добрые люди угощают, мол, возьми. А у него сахарный диабет!

- Где должна проходить граница невмешательства? Как найти баланс? Вообще на что имеют и не имеют права неравнодушные волонтеры?

- Внутри каждого из нас есть свой маятник с учетом личного опыта и бэкграунда. Если ты чувствуешь, что нужно вмешаться, то сделай это, но аккуратно. Потому что причиной крика ребенка может, например, болезнь. Не причиняйте добро. То, что для одного добро, то для другого – зло. Особенно если речь идет о детях с особенностями развития. Если чувствуете внутри, что невозможно пройти мимо ситуации, то сообщите в органы опеки. Там работают грамотные специалисты, которые знают, как реагировать, которые будут отвечать, если что-то пропустят.

- Может быть есть какие-то признаки, которые сигнализируют о неблагополучии, которые должны насторожить? Вот у соседей громко кричит ребенок, ругаются его родители. Где грань, что это опасно?

- Если ситуация у соседей внушает вам опасения, если вам кажется, что ребенок там в опасности, прежде всего - сходите посмотрите своими глазами, что там происходит. Постучите к ним в квартиру, спросите, чем вы можете помочь. Часто этого достаточно, чтобы уловить запах алкоголя, чтобы увидеть грязного ребенка в рваной одежде или с синяками. Или, наоборот, увидеть, что ребенок болен или просто капризничает. Приведу свой личный пример: первые 9 месяцев мой ребенок с особенностями здоровья, которому еще не поставили диагноз и у которого, как выяснилось потом, все время болело все тельце, круглосуточно орал – громко, до визга. И ко мне приходили соседи, спрашивали – что вы делаете с ребенком, вы его бьете? Ведь не может быть, чтобы ребенок круглосуточно орал? А я худющая, заплаканная, с ребенком на руках отвечала – я не знаю, что делать, врачи не могут нам помочь. То есть надо во всем убедиться самостоятельно.