Премия Рунета-2020
Самара
0°
Boom metrics
Общество16 августа 2023 13:00

Зерно мешали с золой, землей и ядовитыми семенами: как попытки спасти голодающих Поволжья обернулись трагедией

Краевед Махтев рассказал, как спасение голодающих Поволжья обернулось трагедией
История Самарской губернии знала немало голодных лет. Фото: историческая-самара.рф

История Самарской губернии знала немало голодных лет. Фото: историческая-самара.рф

Страшный голод, которым печально прославилось Поволжье в 1921-1923 годах, увы, был не единственным подобным бедствием, с которым пришлось столкнуться нашему региону. Краевед Игорь Махтев в программе «Самарские истории» на радио «КП-Самара» рассказал о самых трагичных случаях голода в Самарском крае и его причинах.

«Земля истощалась, а крестьяне ее не удобряли»

Первый большой голод в Самарской губернии случился уже через 12 лет после ее образования в 1851 году. Вообще-то в Заволжье засухи никогда не были редкостью. Например, в XVIII веке неурожайных лет было 34, а в XIX даже 40! Именно поэтому нас всегда относили к зоне рискованного земледелия. Самым тяжелым в дореволюционной истории был 1891 год, но засуху 1874 года дополнительно осложнили внешние условия: крестьяне только-только получили свободу и лишь осваивали новую систему хозяйствования.

Так что на массовый голод тогда повлиял не только климат, но и то, как крестьяне обрабатывали землю. Местные земледельцы привыкли, что земля им досталась тучная. Больше 132 тыс. целинных земель было освоено в Самарской губернии, и урожаи чаще всего были отменные. Но от интенсивного использования земля истощалась, а крестьяне ее не удобряли.

Технологии земледелия были далеки от совершенства. Фото: историческая-самара.рф

Технологии земледелия были далеки от совершенства. Фото: историческая-самара.рф

Что о земле нужно заботиться, разумеется, знали люди образованные, такие как граф Орлов-Давыдов. Несколько состоятельных немцев пытались продавать в Самаре передовую по тем временам технику и книги по земледелию. Так некто Крюгфель задумал учредить в Поволжье общество парового пахания. Он выписал за 8 тысяч рублей из Англии аналог современного трактора, который тогда называли паровоз. Но дело у него не пошло. Земледельцы предпочитали свой старый и несовершенный, зато бесплатный инструмент.

Заработок 17 копеек, обед - 13

Голод 1874 года впервые привлек внимание благотворителей, которые проводили концерты и выпускали книги, прибыль продажи которых шла на помощь голодающим. Губернатор Аксаков благодаря своим связям в столице, собрал больше 58 тысяч рублей для крестьян. Для сравнения – строительство Драмтеатра тогда обошлось в 88 тысяч. В то же время начали действовать Дамские комитеты. Самарский возглавляла жена предводителя дворянства Мордвинова. Дамы публиковали в газетах призывы о помощи, на которые откликались люди со всей станы, в том числе известные персоны.

К слову, в это время государство впервые дало ссуду крестьянам. Нуждающиеся могли получить деньги, зерно или муку. Увы, благое новшество работало с перегибами и перекосами. Например, часто помогали тем, у кого все и так было хорошо, а голодающие продолжали голодать. Причем материальную помощь давали только на женщин и детей, а работающие мужчины не учитывались. Для них организовывались работы, где мужчина мог заработать 17 копеек в день, при том, что обед обходился примерно в 13 копеек, так что такой заработок не давал возможности прокормить семью. Зная эти нюансы, дамский комитет открывал столовые, что было более действенно.

Мать Шаляпина умерла во время эпидемии холеры и тифа

За следующие два десятка лет губерния преобразилась: из Самары экспортировали «турку» - один из лучших сортов пшеницы и другие популярные сорта. Говорили, что булочки для английской королевы делали именно из самарской муки.

Но в 1891 году снова случился массовый голод - да такой, что по миру шли даже богатые крестьянские семьи. Засуха поразила 11 уездов России, но Казанская, Саратовская и Самарская губернии пострадали от нее сильнее всего. Здесь голодало более 40% населения. Ситуацию усугубляли болезни: холера и тиф, которые всегда шли рука об руку. В голоде и нищете от эпидемии в Самарской губернии тогда умерла мать Федора Шаляпина. И певец потом долго разыскивал могилу матери.

Некачественной мукой отравились десятки человек. Фото: историческая-самара.рф

Некачественной мукой отравились десятки человек. Фото: историческая-самара.рф

Раздачей государственных ссуд занималось земство, которое тогда возглавлял Петр Алабин. В его руках оказались сосредоточены огромные деньги, которыми он распоряжался единолично. Ему выделили больше 6 миллионов рублей (дворянин в то время мог безбедно жить год на тысячу). Для закупок на юге пшеницы и ржи Алабин привлек одесского маклера Исаака Ванштейна, который по случайному совпадению оказался сыном близкого друга Алабина и никогда прежде не занимался покупкой хлеба.

«Берите, что дают»

То ли неопытность стала причиной, то ли злой умысел – доподлинно неизвестно, но к осени из-за качества зерна разгорелся скандал. Жандармы писали рапорты, что зерно мешают с землей, золой, песком и ядовитым растением куколь. В итоге Шихобаловская мука 5-го сорта стала причиной гибели нескольких десятков человек. Она была хуже, чем отруби. Тем не менее Алабин предлагал из этой муки печь хлеб. В качестве эксперимента испекли лепешки для душевнобольных. Получились две корки с противной жижей внутри. Особенно часто от этой отравы погибали старики и дети.

На Алабина и его партнеров даже завели дело. Протокол одного из опросов содержит показания, согласно которым на жалобы Алабин ответил буквально: «Берите, что дают». В скандал оказались замешаны почти все видные самарские семьи: Курлины, Шихобаловы, Бостромы. Вскрылось, что причиной смертей была именно мука. Алабин и другие попали под суд, но вскоре его отпустили с формулировкой, что просчеты были допущены «по неопытности». Обер-прокурор Конев почуял подвох и потребовал пересмотра дела, но Алабин имел слишком влиятельных друзей, был известен при дворе, и в конце концов дело развалилось.

Раздача голодающим хлеба, где экспертиза не обнаружила самого хлеба, привела к тому, что смертность в губернии возросла на 56%, притом, что в других голодных губерниях лишь на 28%.

Исправить ситуацию помогли лишь поставки хлеба из-за границы в 1892 году. Благодаря им крестьяне сумели дожить до нового урожая.