Премия Рунета-2020
Самара
+19°
Boom metrics
Экономика4 июня 2024 14:08

Анатолий Попов: «Платежи в нацвалютах стали привычным механизмом для банков РФ»

Топ-менеджер банка рассказал, как изменилась доля «токсичных» валют в структуре кредитования и о перспективах международных расчетов в цифровых финансовых активах
Фото: пресс-служба Сбера

Фото: пресс-служба Сбера

Популярность доллара и евро в российской финансовой системе продолжает стремительно снижаться. Их замещают «мягкие» валюты, инструменты и расчеты в которых продолжают набирать популярность среди клиентов российских банков. Вместе с этим растет интерес кредитных организаций РФ к расширению взаимодействия с дружественными странами.

О том, как изменилась доля «токсичных» валют в структуре кредитования, а также о перспективах международных расчетов в цифровых финансовых активах (ЦФА) и динамике цен на жилье в интервью ТАСС рассказал заместитель председателя правления Сбербанка Анатолий Попов в преддверии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ).

— Сбер не так давно запустил депозиты в индийских рупиях для компаний. Как сейчас можно оценить популярность этого инструмента? Правда ли, что в России сложился дефицит рупий, так как вырос спрос на такие кредиты?

— Наличие таких депозитов говорит о том, что стало важно привлекать рупии, так как вырос спрос на финансирование бизнеса с Индией. А также косвенно показывает, что проблемы зависших рупий, которую не так давно активно обсуждали СМИ, на самом деле нет. Можно сказать, что избыток рупий закончился в конце прошлого года. Эта проблема действительно существовала, но достаточно краткосрочный период. Как только российские импортеры пришли на рынок Индии и стали покупать большое количество товаров, объемы сбалансировались. Если говорить про платежную инфраструктуру, то уже 11% платежей зачисляется в течение одного рабочего дня. А любые небольшие платежи, в том числе для физических лиц, проходят за считаные часы. Если вам нужны рупии для различных поездок, то это все занимает достаточно короткое время.

Сейчас уже можно сказать, что платежи в национальных валютах за пару лет превратились в абсолютно привычный и понятный механизм. В 2023 году объем расчетов в рупиях/рублях между Россией и Индией через инфраструктуру банка в годовом выражении увеличился в 11 раз. В этом году рост продолжается, и в первом квартале 2024 года мы увидели четырехкратное увеличение по отношению к первому кварталу 2023 года.

Рупия в банке уже уверенно вышла на второе место как расчетная валюта после, естественно, российского рубля.

— Насколько это вообще выгодный инструмент — депозиты в «мягких» валютах, тех же рупиях?

— Депозиты в рупиях — это потребность бизнеса, который, получив рупии, не стремится их конвертировать в рубли, а может их сохранять для, например, закупок каких-то комплектующих или других целей. И компании, которые сохраняют рупии, сделали нам запрос, что им необходимы котировки депозитов, чтобы индийская валюта не лежала мертвым грузом. Если речь идет о коротком периоде, месяце, нескольких неделях, то это вполне хороший инструмент.

— Какие перспективы у других «мягких» валют в части кредитования и привлечения пассивов?

— Большинство наших клиентов сейчас проявляют большой интерес к депозитам и кредитам в юанях. Юань, очевидно, является своеобразным маркет-мейкером для крупных российских компаний, которые в первую очередь занимаются экспортом.

— А как на сегодня изменилась доля валют недружественных стран в портфеле корпоративных кредитов банка?

— Новых кредитов в валютах недружественных стран мы не выдавали уже с 2022 года. И что нам как банку приходилось делать — конвертировать кредиты из недружественных валют в дружественные, потому что, как правило, эти кредиты носили инвестиционный, достаточно длительный характер. То есть если компания-экспортер приходила с инвестиционным проектом, который был связан с экспортной выручкой, то, конечно, привлекать финансирование в валютах недружественных стран было эффективно. Но сейчас, за эти полтора года банком была проведена огромная работа по снижению доли недружественных валют в нашем портфеле.

С начала 2024 года доля валют недружественных стран в корпоративном портфеле банка снизилась примерно на 2 п. п. Сейчас она составляет менее 10% нашего портфеля, это чуть больше 2 трлн в рублевом эквиваленте. Рынок активно в этом смысле уходит от валют недружественных стран как в расчетах, так и в финансировании.

— Это уже, получается, минимальное значение?

— Нет, этот процесс продолжается: кредиты в недружественных валютах амортизируются естественным путем и выдаются новые в рублях и юанях.

Поэтому я думаю, что к концу 2024 года их доля снизится еще на несколько пунктов и составит около 7%. Но я могу сказать, в пике, наверное, эта доля была выше 30%

— Если продолжать тему дружественных стран, планируется ли увеличение числа офисов в азиатских странах, например в Индии?

Вообще, мы в каком-то смысле следуем за российским бизнесом. То есть если российский бизнес идет на новый рынок, то наша задача сопровождать его. Потому что если вы посмотрите вообще на географию глобального банковского бизнеса, то глобальных банков существует буквально единицы.

Они обслуживают либо расчеты глобальной корпораций, либо какие-то другие компании. А в основном банковский бизнес локален.

Нашему индийскому офису больше 10 лет. Сейчас банк активно работает и по другим странам, там, где мы видим интерес наших экспортеров. Конечно, расширение географии присутствия является одним из важнейших фокусов в построении системы расчетов банка.

— Хотелось уточнить про один проект в Индии. Сбербанк создал там IT-подразделение в Бангалоре. Как идет этот процесс? Чем сейчас занимается подразделение?

— Индия очень известна на международном рынке IT-разработки. Вы вряд ли, например, услышите, что китайские разработчики что-то разрабатывают за пределами Китая. Индия же давно является хабом для международных компаний по организации IT, у индийских IT-компаний сформировалась большая экспертиза и, соответственно, большое количество специалистов.

Бангалор является столицей IT-разработки Индии. Когда нам потребовалась разработка нашего IT-решения для устойчивой работы нашего банка, мы подумали, что нам делать. Конечно, мы не будем использовать российскую разработку для работы в Индии, так что решили привлекать местных специалистов. Мы открыли свой IT-хаб в Бангалоре, и наша команда уже там высадилась. У нас не было никаких сложностей ни с регистрацией, ни с открытием, ни с набором персонала.

— Значит, подобные подразделения вы не планируете открывать в других локациях?

— Да, мы хотим именно сфокусироваться на Бангалоре, чтобы и наша команда разработки, и наши владельцы продуктов находились там.

— В 2023 году банк получил в Индии лицензию иностранного портфельного инвестора. Хотелось бы узнать, какие объемы бизнеса есть?

— Получение доступа на локальный фондовый рынок Индии было для нас одним из приоритетов, потому что индийский рынок где-то, может быть, даже недооцененный с точки зрения инвестиций. Многие из россиян имели свои портфели международных ценных бумаг, Apple, Google, технологических гигантов и т.д.

Одна из задач, которую мы перед собой ставим, это дать возможность, в том числе клиентам банка эффективно инвестировать в международные инструменты, связанные с Индией, в индийские компании. Там развитый фондовый рынок, большое количество публичных компаний и возможностей для хеджирования валют и сырьевых товаров

— Планируете получать похожие лицензии в других дружеских странах?

— Построение инфраструктуры — это доступ на локальные рынки, локальные биржи, поэтому они есть в каждой стране, на самом деле. Это одна из задач, которую мы ставим перед нашими филиалами. Другие страны в работе.

— Переходя к альтернативным средствам платежа. Принимает ли банк участие в тестировании экспериментального режима международных расчетов с использованием ЦФА?

— Мы принимаем участие в тестировании, являемся одним из 11 операторов платформ ЦФА. Первый опыт показал, что пока есть ряд ограничений, в том числе низкая ликвидность в ЦФА и сложности вывода средств через банковскую инфраструктуру. То есть фактически если мы говорим про расчеты за российский экспорт, то сначала та компания, которая, является покупателем, должна прийти, зарегистрироваться в России, зарегистрироваться на площадке ЦФА и уже приобрести их для расчетов.

Остается вопрос, за какие средства она будет покупать эти ЦФА. Очевидно, компания должна их покупать за рубли, но тогда, она должна эти рубли где-то взять. Поэтому нужна оптимизация процесса постановки на учет в налоговую нерезидентов, упрощение выдачи им соответствующих сертификатов для регистрации и дальнейшей работы на платформах.

Ну а если говорить про криптовалюты как альтернативу ЦФА для расчетов по ВЭД, то мы поддерживаем это. Наша позиция, что появление этого инструмента может закрыть потребности в международных расчетах небольших компаний. Рынок ждет принятия экспериментального правового режима, который отрегулирует правила использования и учета криптовалют для российских участников. По-нашему мнению, правила должны быть точно такие же, как для традиционных валют. Это актуально как для целей бухгалтерского и налогового учета, так и для других задач, которые решены для традиционных валют.

— А что, на ваш взгляд, перспективнее, криптовалюты или ЦФА для трансграничных расчетов?

— Конечно, в глобальном разрезе рынку более понятны криптовалюты. Про российские ЦФА во всем мире вряд ли знают так же, как про тот же биткойн.

Поэтому здесь ответ очевиден — криптовалюты более понятны, и механизм перечисления очень быстрый.

Регулирование криптовалют — это действительно фундаментальный вопрос. В чем специфика в России? У нас расчеты между гражданами и компаниями могут происходить только в рублях, а во внешнеторговых операциях использование криптокошельков и токенов остается в серой зоне.

— Банк в феврале допустил физлиц к своей платформе ЦФА, какие промежуточные итоги допуска?

— По состоянию на апрель у нас было более тысячи клиентов. Люди активно регистрируются на платформе, там достаточно удобный механизм регистрации. Поэтому мы видим уже и инвестиции в ЦФА. Наша задача — развивать линейку продуктов, представленную на нашей платформе, так как необходимо разработать принципиально новые инструменты для инвестирования, связанные с различными активами. Также хотим в дальнейшем представить ЦФА в привычных для клиентов приложениях, чтобы на привычных поверхностях люди делали свои инвестиции.

— Как изменился портфель кредитов девелоперам жилья на фоне изменений на рынке ипотеки? Банк ожидал замедления темпов роста кредитования девелоперов жилья в 2023 году до 5–10%, прогнозы оправдались?

— В целом портфель стабилен. Действительно, изменение механизма господдержки привело к сокращению объемов и изменению условий для получателей господдержки. Мы ждали, что произойдет с рынком недвижимости, снизятся ли цены, будут ли у девелоперов сохраняться темпы реализации жилья. Мы, действительно, видели серьезное замедление в январе-феврале, но уже видим к марту рынок отыграл спад, и, если говорить про показатели, на начало второго квартала остаток портфеля по жилью в Сбере составил 4,1 трлн рублей. С начала года рост составил 5%. За три месяца 2024 года мы выдали 700 млрд рублей, что на 60% выше, чем в аналогичном периоде прошлого года.

Выдачи осуществляются и по ранее открытым кредитным линиям, и по новым. В 2023 году мы увеличили свой портфель на триллион. Цены на недвижимость в 2024 году продолжили пусть небольшой, но рост. Это говорит о том, что рынок жилья стабилен и можно финансировать и открывать новые проекты.

— Какие ожидания на текущий год по динамике цен на жилье?

— Мы думаем, что снижения цен на жилье ожидать не стоит, и у этого несколько факторов, среди которых сохраняющийся спрос и темпы роста заработной платы россиян.

Темпы роста цен на жилье за последние 12 месяцев составили 14%, по итогу года мы ожидаем некоторого замедления темпов роста цен, но динамика сохранится

— Банк России говорит о признаках перегрева на рынке недвижимости. Как Сбер видит эту ситуацию?

— Мы не видим пузыря. Тот факт, что вторичное жилье стоит меньше, чем первичное, это тоже нормально. То, что эксплуатируется десятки лет, должно стоить дешевле.

Средняя стоимость квартиры средней площади в большинстве регионов находится в диапазоне пяти — семи ежегодных доходов среднего домохозяйства, что сопоставимо с показателями в других крупных странах. Задолженность по отношению к ВВП по ипотеке составляет 11%, это не значения пузыря. В развитых странах есть задолженность и 60%, и 70%. После такого яркого роста цен, как в прошлые годы, динамика стала спокойнее. За первые четыре месяца 2024 года средние цены на квартиры выросли на 2,7%, что эквивалентно 8% в год. Поддержку ценам оказывает рост зарплат, как я уже говорил.

Но мы надеемся, что поддержку рынку в 2025 году окажет ожидаемое снижение ключевой ставки ЦБ. Долгосрочно, темпы роста цен на жилье будут примерно сопоставимы с темпами роста доходов населения.

Повторюсь насчет разрыва цен между «первичкой» и «вторичкой» — это связано с качеством жилья, это нормально. Тут не всегда эти индексы первичного и вторичного жилья сопоставимы и сравнимы.