Происшествия8 сентября 2021 14:00

«Давай помиримся?»: житель Самары просит прощения у падчерицы за то, что три часа запугивал ее ножом и пистолетом

Когда его начали судить, он раскаялся и попросил у девушки прощения, обвинив во всем «проклятую ревность»
Мужчину начали судить за угрозу убийством и незаконное лишение свободы

Мужчину начали судить за угрозу убийством и незаконное лишение свободы

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Руки связаны пластиковыми хомутами, рот заклеен скотчем. Рядом - пьяный отчим с ножом и огнестрельным пистолетом. Он сыпет проклятиями и угрозами. Что довелось пережить в тот день Анне (имя героини изменено), остается только догадываться. Но девушка, которой на тот момент был 21 год, не потеряла присутствия духа, освободилась и сбежала.

Сейчас Анна - потерпевшая, ее бывший отчим - за решеткой.

- Ему предъявлены обвинения по статьям «Угроза убийством» и «Незаконное лишение свободы», - объявил сегодня помощник прокурора Волжского района Георгий Глебов.

- Анька, ну прости ты меня, давай помиримся, и я уеду. Честное слово, уеду. В Карелию! Прям завтра! - увещевает девушку подсудимый Александр Д. Та молча отворачивается.

Как стало известно корреспонденту «КП-Самара», Александр и мама Ани несколько лет жили вместе, хотя брак не регистрировали. Потом разошлись, у мужчины появилась новая пассия (сейчас она беременна), но личная жизнь «бывшей» никак не давала ему покоя. В итоге «проклятая ревность» довела до беды.

26 мая пьяный Александр, как выяснили следователи, собрал спортивную сумку, в которую сложил пластиковые хомуты, скотч, нож и огнестрельный пистолет. Со всем этим «добром» он приехал к своей экс-падчерице и, когда она открыла дверь, наставил на нее пистолет, сказал лечь на кровать, стянул ей руки хомутами, рот заклеил скотчем.

- После этого примерно с 12 до 15 часов дня он угрожал ей, в том числе ножом, который подносил к лицу, шее и горлу потерпевшей, - рассказывал Георгий Глебов.- Потерпевшая, в конце концов, смогла высвободить одну руку и сбежать.

Александр во время следствия вину признавал частично, а в суде вдруг заявил, что со всем согласен, вину свою осознал и раскаивается. Мужчина рассчитывал, что его дело рассмотрят в особом порядке, что гарантировало бы ему скорейшее вынесение приговора и не более двух третей от максимально возможного по его статьям наказания. Но прокурор выступил против такого поворота, после чего все пошло не по плану.

Когда встал вопрос о продлении ареста, Александр начал проситься домой: мол, мама у меня от рака умирает, я – одна ее надежда и опора, и угрозы для общества не представляю. Хотел бы Аньку запугать – звонил бы ей таксофона в СИЗО. Но к ней, наоборот, он якобы испытывает только теплые чувства. Как к родной дочери.

- На самом деле, со своей матерью у него сложные отношения, и я сомневаюсь, что он будет за ней ухаживать, - заявила в ответ ему Анна. – А вот ко мне может запросто приехать. Я живу одна, и меня некому защитить. Я считаю, что те обстоятельства, из-за которых его когда-то арестовали, по-прежнему актуальны.

Суд с этим согласился, арест Александру продлили до конца года, допрос потерпевшей отложили на следующее заседание. Мужчина напоследок попробовал зайти с другого конца: мол, о брате своем младшем подумай и будущем его – ему ж судимым отцом работу нормальную теперь не найти. О чем думал отец, нападая на беззащитную девушку, при этом остается загадкой.

«Комсомолка» следит за развитием событий.