Общество8 октября 2021 13:50

«Он блистал даже в провинциальной прессе»: коллеги и преподаватели рассказали о нобелевском лауреате Дмитрии Муратове

Редактор "Новой газеты" стал вторым уроженцем Куйбышева, который получил престижную награду. И третьим россиянином, удостоившимся премии мира
Дмитрий Муратов работает в «Новой газете» со дня ее основания в 1993 году. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Дмитрий Муратов работает в «Новой газете» со дня ее основания в 1993 году. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Новость о получении редактором "Новой газеты" Дмитрием Муратовым нобелевской премии мира в Самаре - его родном городе - встретили с ликованием. Не каждый регион может похвастаться тем, что журналист, начинавший карьеру здесь, в провинции, да еще и в самые непростые годы, добился такого успеха. Да что там, пожалуй, сегодня Самарская область - единственный из таких регионов. Выпускник филологического факультета Куйбышевского университета, начинавший свою журналистскую карьеру в "Волжском Комсомольце". Пять лет он трудился и в "Комсомольской правде". Мы поговорили с бывшими коллегами и однокурсниками Дмитрия и рассказываем, каким они вспоминают нобелевского лауреата.

Антонина Верченова, бывший редактор «Волжского комсомольца» в Самаре - Я работала редактором «Волжского комсомольца» последние 10 лет его существования. Когда я пришла в редакцию, Дима там уже не работал – после армии не вернулся в Самару, а уехал в Москву. Мы общались с ним позже, когда он приезжал в Самару, а потом, когда мы готовили выпуск к 80-летию «Волжского комсомольца», я ездила к нему в Москву, делала большое интервью. Его в редакции хорошо помнили – он был очень яркой и неординарной фигурой, у него очень хорошо работали мозги, и это действительно было видно. Это были непростые годы, все шло к перестройке. Основная масса заметок того времени – серые, однотипные, скучные. А материалы Димы выделялись, он вдыхал в «Волжский комсомолец» того времени сильную энергетику, был яркой звездой на фоне провинциальной прессы. Поэтому никто не удивился, когда он добился такого успеха в Москве. И премию мира получил вполне заслуженно!

Ирина Саморукова, профессор кафедры русской и зарубежной литературы и связей с общественностью Самарского университета.

- Я училась с Димой на одном курсе, мы до сих пор очень хорошо общаемся. Хорошо помню наши студенческие годы. На первом курсе мы вместе организовывали «День филолога» по мотивам грибоедовского «Горя от ума», и в этой постановке противопоставляли инженеров и филологов. В советское время филологический факультет выбирали те, кто хотел противопоставить советской действительности какую-то творческую самореализацию, и Дима был из таких. Эта наша постановка имела огромный успех, мы даже в «Звезде» с ней выступали. И потом Дима неоднократно блистал в студвеснах и другой самодеятельности. Учился он с энтузиазмом, однако всегда критически относился к преподаваемой нам информации. Потом, когда он уехал в Москву, он неоднократно защищал наш факультет – например, публиковал статью, когда нам хотели сократить число бюджетных мест. Он очень трепетно относился и относится к своим учителям, и всегда готов помочь. Он дал денег из своих личных средств на организацию вечера памяти Софьи Залмановны Агранович и помог опубликовать сборник в ее честь. Когда она болела, он доставал и присылал ей лекарства. Он помог мне опубликовать мой роман «Тюратам», помогал, когда болел мой муж. Он вообще такой человек, который всегда готов помочь – очень хороший и порядочный. И премия мира более чем заслужена – он настоящий миротворец, который искренне хочет, чтобы в мире было меньше лжи, насилия и крови.

Ирина Цветкова, председатель самарского отделения Союза журналистов РФ:

- Я до сих пор под впечатлением. Безумно рада за него. Дмитрий прекрасный журналист и человек. Многие, кто с ним работал, поддерживают отношения. И я хочу сказать, что Дима помогает некоторым ветеранам журналистам, делает это негромко, но своих никогда не бросает. Он очень многим людям помог. Я считаю, что чем больше людей будет таких в нашей профессии, тем более уважительно будут к нам относиться.