Премия Рунета-2020
Самара
+2°
Boom metrics
ЗДОРОВЬЕ12 декабря 2021 5:00

“Ваши органы не могут похитить по пути в супермаркет”: трансплантолог из Самары рассказал о тонкостях своей работы

Самарский трансплантолог рассказал, можно ли продать почку если нужны деньги
Екатерина КОНОВАЛОВА
Медики признаются, что найти донора непросто. Фото: СамГМУ

Медики признаются, что найти донора непросто. Фото: СамГМУ

Главный трансплантолог Минздрава Самарской области, руководитель Самарского центра трансплантации органов и тканей, к.м.н., доцент Алексей Миронов рассказал об особенностях трансплантации органов в России, о том, есть ли риск стать жертвой “черных трансплантологов” и можно ли продать свою почку, если очень нужны деньги.

Найти донора непросто

В Самарском центре трансплантации органов и тканей ежегодно проводят пересадку 45-47 почек и нескольких печеней. Для этого используют органы посмертных доноров. А в этом году впервые в Самарской области провели родственную трансплантацию почки эндоскопическим способом. Мама отдала свою почку дочери. Рисков и осложнений после родственной пересадки меньше, но найти донора непросто.

“Обычно пациенты, которым требуется трансплантация, уже взрослые, их родители в возрасте и не подходят для донорства в силу заболеваний, — говорит Алексей Миронов. — Братья-сестры тоже не всегда подходят, например, по группе крови. А кто-то просто отказывается, ведь это все-таки героический поступок — отдать свою почку. Муж, жена или друзья стать донорами не могут по российскому законодательству. Для этого нужно именно кровное родство. А вот за рубежом такая практика есть – идейное донорство”.

Для человека, пожертвовавшего свою почку родственнику, такой благородный поступок ничем особым не грозит, кроме некоторых ограничений. При условии, что он ведет здоровый образ жизни и не имел заболеваний, а стать донором может только здоровый человек. Но все же такие случаи в практике Самарского центра трансплантации редкость — упор делают на посмертное донорство, и здесь тоже возникают трудности. Органы умершего человека должны быть функционально пригодными и инфекционно безопасными. Другими словами, здоровыми.

“Такое бывает очень редко, ведь люди умирают от болезней, патологий, и вместе с гибелью организма погибают и органы, — говорит Алексей Миронов. — Ситуации, когда человек умер, а его органы функционально пригодны, обычно случаются при черепно-мозговых травмах, нарушениях мозговогокровообращения, когда наступает смерть головного мозга”.

Кто же решает, можно ли у умершего изъять органы для трансплантации? Дело в том, что в России действуют презумпция согласия и презумпция испрошенного согласия. В первом случае изъятие органов у умершего человека по умолчанию разрешено, если при жизни этот человек, его близкие родственники или законный представитель не заявили об обратном. Во втором случае человек при жизни может заявить о своем согласии или несогласии на изъятие его органов, либо члены семьи после его смерти. Например, Facebook и Национальная служба здравоохранения Великобритании (NHS) объявили о новом партнерстве для повышения осведомленности о донорстве органов. Они предлагают пользователям записывать свои донорские статусы в профилях социальной сети. По мнению представителей NHS и Facebook, этот шаг поможет повысить осведомленность людей о донорстве органов и вдохновит большее число людей занести свое имя в список потенциальных доноров. Подобная форма также возможна и в нашей стране.

“В Самарском центре мы нередко используем форму испрошенного согласия — беседуем с родственником умершего, чтобы выяснить их мнение. — говорит Алексей Миронов. — Это очень тонкая психологическая работа. Кто-то соглашается, кто-то нет. А ведь один посмертный донор может спасти до семи жизней! Но не нужно думать, что больница — это завод по изъятию органов. Десятки сотен человек умирают, а донором из них может стать только один”.

Работа трансплантологов требует сосредоточенности и очень ответственна. Фото: СамГМУ

Работа трансплантологов требует сосредоточенности и очень ответственна. Фото: СамГМУ

Продать не получится

После извлечения органа его консервируют и охлаждают до +4 +2 градусов, упаковывают в термоконтейнер и маркируют. С этого момента он приобретает отдельный юридический статус и вносится в базу данных. Те органы, которые не востребованы в Самарском центре трансплантации, отправляют в другие центры страны.

При появлении донорского органа сразу же вызывают пациента из листа ожидания, который подходит по параметрам. Пациентов заранее предупреждают, что они должны быть готовы в любой момент приехать на операцию.

“Мы оказываем помощь не только жителям Самарской области, но и других регионов страны, — говорит Алексей Миронов. — У нас очень большой опыт, поэтому к нам хотят приехать даже зарубежные пациенты”.

Трансплантолог отмечает, что страх, пришедший к нам из дешевых сериалов и скандальных передач, что в один прекрасный момент можно проснуться в ванне со льдом без одной почки, части печени, глаза и еще каких-то органов абсолютно не обоснован.

“Бытует мнение, что вот человек пошел в магазин, его похитили, изъяли органы и отпустили. Но ваши органы не могут похитить по пути в супермаркет, — говорит Алексей Миронов. — Тут сразу встает несколько вопросов. Во-первых, в условиях автомобиля, магазина, или даже морга изъять орган невозможно, нужна полноценная операционная. Да и затащить человека против его воли куда-либо сложно. Другой вопрос — куда этот орган девать. Даже если найдется покупатель, каждый орган должен быть легализован, ему присваивается паспорт, он вносится в базу данных. И каждый центр трансплантации спросит, откуда у вас вдруг появилась почка. Все это учитывается, и в нашей стране такое просто невозможно. Это очень трудоемкая криминальная схема и никакие врачи подобным заниматься не будут, потому что это экономически невыгодно — так преступать закон, чтобы включить в эту схему всю больницу. Чтобы это стало экономически целесообразно, люди должны пропадать сотнями, и правоохранительные органы это явно заметят”.

Алексей Миронов рассказал об особенностях своей работы. Фото: СамГМУ

Алексей Миронов рассказал об особенностях своей работы. Фото: СамГМУ

Получается, что единственный способ легально получить орган для трансплантации — обратиться к специалистам и попасть в лист ожидания. В Клиниках СамГМУ такой вид высокотехнологичной помощи гражданам России оказывают бесплатно. Алексей Миронов надеется, что скоро человечество научится выращивать искусственные органы, и тогда листы ожидания на трансплантацию существенно сократятся.

Цифры:

В очереди на пересадку почки находится порядка 210 человек, 15 — на пересадку печени и 7 человек — на пересадку сердца.