Политика2 апреля 2004 22:00

Владимир Аветисян: Скоро в Самаре будет новый спортивный комплекс

Накануне отъезда в Москву на высокий пост генеральный директор «Самараэнерго» побывал в гостях у «Комсомолки» Встреча носила неофициальный характер: в биографии Аветисяна нас привлекло несколько деталей - увлечение музыкой, охотой и хоккеем. Поэтому, общаясь с Владимиром Евгеньевичем, мы почти не касались ни политики, ни деятельности РАО «ЕЭС». Вчера, 2 апреля, ему исполнилось 46 лет. «Комсомолка» присоединяется к многочисленным поздравлениям в адрес именинника. А также - с новой должностью вас, Владимир Евгеньевич!

- Какое у вас хобби? - Сейчас это хоккей. - А почему именно этот вид спорта? - Я же советский мальчик, и в те времена наша страна была великой державой. В том числе и в хоккее. Сборная СССР была национальной гордостью, и каждый мальчишка мечтал стать хоккеистом. Я не исключение. В детстве я играл в хоккей до 10-го класса... А в прошлом году мой сын начал кататься. Смотрел на него и думал, а почему я сам не могу взять в руки клюшку. И когда год назад первый раз вышел на лед, у меня был дикий страх. Ведь упаду и потом больше не поднимусь. Потом я все-таки заставил себя надеть форму. На это ушло минут пятьдесят. Когда вышел на площадку, немного стал посмелее. Упал, естественно, сильно... Но потом втянулся, и постепенно у меня стало получатся. Выяснилось позже, что директор СМУЭК по правовым вопросам Игорь Свиридов был профессиональным хоккеистом. Вместе с ним сколотили команду и начали играть на открытом льду на территории «Волгапромгаза». А позже перебрались во Дворец спорта. Уверен, по своей эмоциональности такого вида спорта, как хоккей, больше нет. О новом спортивном комплексе... - А нет ли желания проспонсировать строительство еще одного Дворца спорта? Ведь в Самаре закрытая ледовая площадка, к сожалению, только одна, и детям тренироваться негде. - Я не спонсирую спорт. Кроме детского. И вот почему. Долгое время я был главным финансовым источником для БК «Самара». «Волгопромгаз» потратил на команду очень много денег. Конечно, у клуба были серьезные достижения, когда в Самару приезжал мадридский «Реал». А сама «Самара» боролась за золотые медали. Но когда ты видишь, что 20-летний мальчик получает по 60 тысяч долларов в месяц, то понимаешь - это несправедливо. Об этом я думал постоянно. И в один прекрасный день этот проект было решено закрыть. Кроме того, чтобы команда боролась за пьедестал, в нее нужны большие вложения. А если их будет мало, то и результат окажется прямо пропорциональным. Что касается детского катка, то мы совместно с Андреем Ищуком (президент ОАО «Волгабурмаш». - Прим. авт.) планируем его в скором времени построить. Уже нашли с мэрией общий язык. Она помогает решить проблему с землей. Как только бумажные дела утрясутся, начнется строительство. В этом проекте помимо катка будут бассейн, универсальный зал с роллердромом для роллеров и скейтбордистов, магазины. Он может также трансформироваться для других видов спорта. Срок строительства - один год с момента закладки первого камня. Расположен он будет в районе Дыбенко и Карбышева. Стоимость проекта - 2 миллиона долларов. А подрядчиком станет финская строительная компания. На жизнь зарабатывал игрой на свадьбах - Вы человек состоятельный. У вас не возникает желания заняться продюсированием самарских музыкантов? - Это не мое дело... Хотя мне нравится творчество всех самарских музыкантов, но я считаю, что это не тот род деятельности, которым мне стоит заниматься. - А какая музыка вам нравится? - Я достаточно всеядный человек в плане музыки, но есть одна песня, от которой мое настроение недавно испортилось на полдня. Она называется, по-моему, «муси-пуси» или что-то в этом роде. (Смех в зале). Но чаще всего я слушаю музыку по радио в машине, по дороге из аэропорта домой. В Самаре предпочитаю радиостанцию «Ностальжи», а в Москве - «Монте-Карло». Вот такая музыка мне нравится. Но вообще я страстный поклонник «Битлз» и рока 1970-х годов. В институте с однокашниками даже придумали игру наподобие «Угадай мелодию». Один человек буквально на пару секунд включал магнитофон с записью британской четверки. И за это время другому нужно было рассказать: как называется песня, из какого она альбома и какая идет по счету на кассете. С моим ближайшим другом и партнером сейчас Олегом Дьяченко (ныне - депутат губернской думы. - Прим. авт.) в институте часто спорили, что лучше - «Битлз» или «Deep Purple»... - Какими музыкальными инструментами владеете? - Я поступил в музыкальную школу, но лучшее время я проводил в кино, а не на занятиях. Когда я возвращался домой прилично одетый с большой папкой, на которой с одной стороны была нарисована лира, а с другой - портрет Петра Чайковского, ребята кричали: «А... музыкант, музыкант!». Почему-то это считалось оскорблением и отбивало охоту учиться. В итоге я все-таки решил занятия музыкой бросить. Но классе в восьмом, совершенно случайно, началось другое мое увлечение - гитара. Тогда это модно было - если ты настоящий пацан, то играешь в ВИА. Едва научившись брать аккорды, мы тут же сколотили ансамбль. Неожиданно выяснилось, что я что-то могу промычать в микрофон, ну вот как-то это через всю жизнь и прошло. - Как называлась ваша группа? - Первый наш ансамбль назывался «Аквамарин». Узнали, что чему-то, рожденному в определенный период времени, соответствуют драгоценные камни. Нам понравилось это слово, прозрачность этого камня. И первый публичный успех пришел к нам в 10 классе, когда мы выступали в Новокуйбышевском ДК им. Ленина в конкурсе ВИА. Это была самая крутая сцена города. На конкурсе, посвященном 30-летию Победы, мы заняли почетное третье место. Нам дали диплом. Очень гордились им. Мы пели одну свою песню, что-то там про 10 класс. Здесь можно сказать так: стихи были нашего друга - Леши Рязанова, а музыка была моя. Эта примитивная песня того времени всем понравилась, но нам больше всего, конечно. Через год всем ансамблем мы поступили в строительный институт, но на разные факультеты, и мы распались. Но музыкой я жил - пластинки, диски... И совершенно случайно один из моих товарищей сказал, что есть ребята, которые играют, и им нужен вокалист. Он меня разбудил утром в общежитии. Я уже тогда жил в общежитии на Невской 10. Утро - это был о где-то около часа дня. И тут же нужно было ехать на репетицию. Она была тоже своеобразная, меня спросили, люблю ли я «Битлз». Я сказал, что это как раз то, что я люблю больше всего. Тогда вечером нужно идти играть на свадьбу. А основной доход музыкантов - это игра на свадьбах, в ресторанах, на банкетах... Ну отыграли мы на свадьбе. Всем понравилось... Местная политика мне не интересна - Если бы все решали лично вы, простили бы многомиллионный долг мэрии? - У меня нет никакого желания оказывать благотворительную помощь мэрии, у которой есть мощный бюджет и сильные руководители. Бог с этими долгами. Отдадут долги - хорошо. Не отдадут - заставим. Для меня главное другое. Как руководителю СМУЭК предстоящие выборы мне не интересны. Сегодня я в Самаре, завтра - в другом городе. Но как гражданину Самары мне не безразлично, кто будет управлять городом, в котором живет моя семья. В данный момент в Самаре я чувствую себя не совсем комфортно. И это меня очень волнует. - А если самарский градоначальник лично попросит вас простить долг? - Я не такой сумасшедший, чтобы прощать долг в 12 миллионов долларов. К тому же это не мои личные деньги. У мэрии любого города, не обязательно Самары, точно такое же хозяйство, как мое. И когда приходит письмо: извините, но у нас плохая собираемость налогов... Но это не моя проблема. Если не справляешься сам - уйди или смени весь свой менеджмент. Принцип формирования команды в горадминистрации точно такой же, как и в бизнесе. И никакой политики быть в этом вопросе не может. Считаю, что само собой в системе ЖКХ ничего не изменится, а будет только хуже. Ведь в экономике все взаимосвязано и логично. - Летом пройдут выборы в городскую думу. Вы будете оказывать какое-то влияние на их ход? - Я играю в хоккей, пою песни под гитару, снимаюсь на телевидении, прихожу на интервью в «Комсомолку», руковожу энергетикой, езжу на машинах, хожу на охоту... Когда мне заниматься политикой? - То есть она вам в принципе неинтересна? - Я знаю расклад на нынешней политической арене губернии. Это примерно как в хоккее, где опытный игрок на три хода вперед просчитывает свои действия. Но мне это не интересно, ведь я не политик и в ближайшее время не собираюсь им быть. Поэтому надеюсь, что будущие депутаты смогут только улучшить жизнь самарцев. - Вы когда-нибудь лично сталкивались с коммунальными проблемами? - Сталкивался, конечно. Приезжаю однажды домой, а на двери висит бумага - непогашенный счет за газ. И если я его в ближайшее время не оплачу, то мне отключат газ. Отругал домочадцев, спросил, естественно, почему не заплатили. Но оказалось, что зря я на них сердился. Они-то как раз счет оплатили, просто он вовремя не дошел до адресата. КОНКРЕТНО - В последнее время я приходил на работу и не знал чем заняться, - признался Владимир Евгеньевич. - Весь механизм в «Самараэнерго» был четко отлажен. Несколько раз просил Анатолия Чубайса загрузить меня какой-нибудь другой работой. И вот наконец-то это свершилось. Анатолий Борисович позвонил мне и предложил должность в составе правления РАО «ЕЭС». Я сразу согласился. Бизнес-единица, которую создали специально под меня, будет курировать энергосистемы европейской части России. (Из последней встречи Владимира Аветисяна с главными редакторами областных СМИ, которая состоялась в минувший четверг). Фото предоставлено пресс-службой ОАО «Самараэнерго».