2018-02-21T21:07:12+03:00

Куйбышевский кинооператор спас любимую актрису Гитлера

Марика Рекк подарила Николаю Киселеву фото с автографом на память [фотогалерея + видео]
Поделиться:
Комментарии: comments13
Изменить размер текста:

Добрая половина военного документального кино создана с помощью Куйбышевского кинооператора Николая Порфирьевича Киселева. Он подробно запечатлел штурм Берлина, взятие рейхстага и рейхканцелярии. Его кадры о подписании акта капитуляции фашисткой германии вошли в золотой фонд кинолетописи Великой Отечественной. Сегодня легендарного хроникера уже нет в живых. «Комсомолка» в канун большого праздника встретилась с родственниками Киселева. Оказалось, что массу деталей его биографии родственники до сих пор держат в секрете. Но некоторые «военные тайны» дочь и друг Киселева раскрыли «КП» впервые.

Из Берлина привез радиоприемник Геринга.

Дочь Киселева, Людмила Николаевна и внук Михаил, пришли в редакцию «Комсомолки» с пачкой семейных фото. К фронтовым дневникам в семье Киселевых относятся трепетно.

- Послевоенные записи отца начинаю читать и плачу, - говорит Люмила Николаевна, - а уж военный дневник даже открывать страшно!

Но пару военных историй о Николае Порфирьевичи родные все-таки рассекретили. Оказывается, во время взятия Берлина Киселев спас от бомбежки знаменитую актрису Марику Рекк. Она была главной звездой гитлеровского кино, фильм «Девушка моей мечты» с ее участием фашистское руководство смотрело в бункере до самого последнего дня. Во время взятия Берлина актриса спасалась в бомбоубежище. Отвоеванные территории тщательно проверялись советскими войсками. Зачистки подвальных помещений фиксировал киноаппарат Киселева. Николаю Порфирьевичу принадлежат уникальные кадры, как гитлеровца в пилотке за шкирку вытаскивают из канализационного люка. Это видео обошло весь мир. Тогда же, при освобождении простых жителей из бомбоубежища кинооператор случайно встретил немецкую кинозвезду.

- Мой папа всегда был поклонником красивых женщин, - вспоминает Людмила Николаевна, - он ее сразу узнал, Марика из развалин выбралась вовсе не такой роскошной красоткой, как на экране. Она была чумазенькая, закутана в платке. Отец любезно подал ей руку, актриса в ответ достала из сумочки открытку и дрожащей рукой отдала отцу.

Еще одна семейная реликвия – приемник из кабинета Геринга, подаренный Киселеву руководством 5-ой ударной армии. Он кстати прекрасно до сих пор работает. Из других военных трофеев имеется еще американский киноаппарат со штативом, генеральский бинокль и фен. Аппарат для сушки волос, кстати, был настоящей диковинкой после войны, но до сих пор удивляет хозяев исправной работой.

- Для него, как и для многих фронтовиков – война была счастливым временем, - вспоминает дочь знаменитого кинооператора Людмила Киселева, - они имели в душе цель и идею, испытали счастье преодоления этого кошмара и радость вернуться домой к родным и мирному труду. Отец всегда 9 мая плакал. Медали и ордена аккуратно начищал до блеска специальной пастой и надевал в первых числах мая, после ходил с ними весь месяц.

А вот что вспоминают о Николае Киселеве его коллеги.

«Мы скандалили и лупили друг друга»

В трудовой книжке оператора Николая Киселева значилась всего одна строчка: пришел на Куйбышевскую студию кинохроники в 1938-м, а в 1972-м ушел.

– Вы тут бегали с одного места на другое, а я бегал только на войну и то, как фронтовой оператор Куйбышевской студии кинохроники! – журил молодежь Николай Порфирьевич.

Киселев был единственным кинооператором в Поволжье, кому доверили снимать подписание акта о безоговорочной капитуляции фашисткой Германии. Его бывший коллега и друг по Куйбышевской студии кинохроники Борис Кожин дословно помнит эту легендарную байку. Когда кинодокументалисты собирались на студии накануне 9 мая, застолье всегда начиналось одинаково:

- А сейчас Николай Порфирьевич расскажет, как он снимал…. – улыбается Борис Кожин.

- Вот вы все надо мной смеетесь, а я хочу для молодых рассказать: дело было так, - торжественно начинал Николай Порфирьевич, - Акт о безоговорочной капитуляции был подписан 8 мая 1945 года в городе Карлхорст. Там были десятки кинооператоров! И наших, и иностранных. Мы загораживали друг другу обзор. Поэтому скандалили, лупили друг друга. Помню, нас начинают успокаивать, мы, наконец, все встали и начали снимать историческое событие. Нельзя было передать наше настроение, ведь это же день победы! - обычно всегда на этих словах глаза кинооператора наполнялись слезами.

Киселев порой рассказывал такое, чего не написано ни в одной книге, рассказывал так, как могли рассказывать только очевидцы и участники.

- Как взмыло знамя победы над Рейхстагом, видели кадры? - спрашивал он коллег. - Тот, кто доберется – герой Советского союза, об этом все хорошо знали. На самом деле масса народа закутала себя в красное знамя, чтобы водрузить его над рейхстагом. Вы думаете, немецкие снайперы спали в это время? Вы знаете, сколько они положили наших людей с этими знаменами?

- Баламут и рассказчик был прекрасный, - вспоминает Борис Кожин, - Выпить он очень любил, говорил: «Вот уйду на пенсию – подарок вам сделаю! Я пойду к Касьянову Александру Николаевичу, к первому в Советском Союзе герою социалистического труда среди пивоваров, договорюсь с ним, чтобы провели трубу прямо от Жигулевского пивкомбината на студию, вы здесь будете кран открывать и пиво будет литься!»

ДОСЛОВНО

Фрагмент из фронтового дневника Николая Киселева.

8 мая мне довелось снимать событие, поставившее логическую точку в Великой Отечественной войне, в разгроме фашизма – подписание капитуляции. Утром этого дня я по распоряжению члена военного совета армии, генерал лейтенанта Букова, отправился на Темпельхофский аэродром. Мне было сказано, что предстоит очень важное мероприятие. Оказалось, что это и было приготовление к подписанию капитуляции. На аэродроме мы снимали прибытие военных делегаций союзников. Не оставили без внимания и представителей гитлеровского командования во главе с фельдмаршалом Кейтелем. Когда я снимал Кейтеля в машине, читающего декларацию о капитуляции, видно было, что ему очень не хочется заполучить всемирную «известность» такого рода. Но что делать! За преступления перед человечеством и перед своим немецким народом надо расплачиваться. Как происходило подписание капитуляции в зале военно-инженерного училища в Карлхорсте, какую войну за место, с которого можно было сделать интересный кадр устроили фото и кинокорреспонденты разных стран, об этом писали много! Все экраны мира обошли наши святые советские кинооператорские кадры!

Борис Кожин, друг и коллега по Куйбышевской студии кинохроники, вспоминает о Киселеве.Видеосъемка Марины БАРКОВОЙ

СПРАВКА «КП»

Николай Порфирьевич Киселев родился в Туле в 1912 году, прожил 75 лет. В 17 лет устроился киномехаником в местном клубе. В 1937 году окончил ВГИК, операторское отделение, после чего был направлен в Куйбышевскую студию кинохроники. В период с 1941-1943 годы Николай Киселев снимал трудовые подвиги в Поволжье, он запечатлел парад 7 ноября 1941 года на площади Куйбышева. В 1943-м ушел на фронт. В составе 5-ой ударной армии побывал в Белоруссии, Польше, Правобережной Германии – снимал форсировании реки Одер, штурм Берлина, взятии рейхстага и рейхканцелярии. Фильмы «Освобождение Советской Белоруссии», «От Вислы до Одера», «Освобождение Варшавы», а также кадры из фильмов режиссера Романа Кармена вошли в золотой фонд кинолетописи Великой Отечественной войны. После победы Киселев еще год проработал в освобожденной Германии, а затем вернулся в Куйбышев.

Киселев был специальным корреспондентом строительства Жигулевской ГЭС. За фильм «Куйбышевский гидроузел» он награжден дипломом международного кинофестиваля документальных фильмов в ГДР. Киселев не расставался с кинокамерой до последних дней. Преподавал в клубе кинолюбителя, работал в киноцентре Куйбышевского политехнического института и воспитал целое поколение молодых операторов Куйбышевской кинохроники.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также