Boom metrics
Общество31 октября 2011 8:17

Под Самарой приемная семья возвращает детям, изуродованным биологическими родителями, любовь к жизни

Наталья Назаренко, приемная мать Лизы: «При виде мужчины девочка выла и кусалась»

Целый год Сергей Назаренко ходил домой, как на каторгу. Вспоминая это страшное время, высокий сухощавый мужчина нервно потирает руки:

– Каждый вечер подходил к калитке дома на цыпочках, - вспоминает мужчина. – Смотрел в щелку, кто во дворе. Если дочка приемная, Лиза, приседаю и жду, пока она отвернется. Везет, если жена рядом, отвлечет девочку:

– Ой, Лиза, смотри, какая птичка!

Дальше все решали ловкость и удача. Главное – незаметно прокрасться на корточках как можно ближе к крыльцу. Затем тихонечко подложить на ступеньку неподалеку от Лизы конфетку в яркой обертке. Как только она заметит лакомство и займется им, стрелой прошмыгнуть мимо, в прихожую, оттуда – на кухню. Если повезет, успеть похватать что-нибудь из холодильника на ходу. Но как только Лизин голос начнет приближаться к кухне, бежать в самый дальний угол дома. Сидеть там тихонечко, не дай бог подать голос или показаться: истерика, по сравнению с которой меркнут любые семейные разборки, обеспечена. Расцарапанные руки, в клочья разодранная одежда, слезы ручьем, бьющееся в судорогах маленькое тельце, и жуткий звериный визг, как будто ребенка режут на куски.

– Чтобы этого не видеть и не слышать, я был готов залезать домой хоть через дымоход, – грустно шутит Сергей. – Хотелось одного: прикончить того, кто довел Лизу до такого!

Мать Лизы – ханыга. Жила то с одним сожителем, то с другим. Ей было не до ребятишек. В квартире оргии, попойки… Один из многочисленных любовников жестоко надругался над малышкой. Лизе было всего ничего, восемь месяцев. Когда девочка поступила в Дом ребенка, она не могла ходить, а только ползала, причем на правом боку. С той поры Лиза возненавидела мужчин. При виде них малышка начинала кричать дурным голосом. А еще плеваться, царапаться, кусаться. Нянечки еле справлялись с несчастным ребенком. Казалось, что психику Лизы невозможно выправить. Неизвестно, что бы дальше случилось с девочкой, если бы приемной семье не приглянулся ее младший братик, Толик. Усыновить мальчика решила семейная чета Назаренко.

Толика взяли по любви с первого взгляда

Наталья и Сергей Назаренко - уроженцы Чапаевска. С детства мечтали о большой дружной семье. Сергей рос без отца, Наталью после развода родителей и сурового отчима «отогрела» бабушка, Зина. Свою встречу в 18-летнем возрасте оба считают везением: у них полная психологическая совместимость. У Назаренко родился сын Миша, а через два года дочка Маша, супруги были на седьмом небе от счастья. И хотя семья в то время перебивалась с хлеба на воду, духом не падали. Сергей вкалывал на двух работах, Наталья кормила и обшивала всю семью. Вскоре решили завести третьего ребенка. И тут – страшная весть: рожать она больше не сможет. Вот тогда супруги Назаренко и задумались об усыновлении. Когда Мише исполнилось 13, а Маше 11, Назаренко решили взять приемного малыша. Посоветовались с детьми, те были не против.

– Ой, конечно берите малыша! – неожиданно для всех захлопала в ладоши Маша.– Может, от меня наконец-то отстанете со своим воспитанием.

– Между собой договорились об одном: не брать рыжего,– смеется Наталья.– Но когда нам принесли Толика с огненными волосами, отказаться от него духу не хватило. В пять месяцев он был крохотный, как наш Мишка в месяц. Весь в каких-то болячках, писклявый, но такой родной! Мы переглянулись, быстренько подписали бумаги и, схватив его в охапку, помчались домой, купать и кормить. Позже мы с Сергеем смеялись: вот она, оказывается, какая, любовь с первого взгляда!

За полгода Толик из тощего заморыша превратился в ухоженного плотного карапуза. И тут как гром среди ясного неба. Наталье сообщили, что родную сестру Толика Лизу хочет удочерить другая семья. Туманно пояснив, что девочка сложная, могут понадобиться операции, занятия с психологом, посттравматическая реабилитация. Шансы на полное выздоровление малы. А поскольку родных братьев и сестер разлучать нельзя, Толик наверняка уедет с Лизой.

– Мы не могли отдать нашего Толика, – говорит Наталья. – Это был наш родной мальчик. На семейном совете решили забрать Лизу.

Наталья и Сергей Уверены - приемные дети (Толик, Витюша и Лиза) и после совершеннолетия останутся с ними

Наталья и Сергей Уверены - приемные дети (Толик, Витюша и Лиза) и после совершеннолетия останутся с ними

Ребенок встретил приемных родителей истерикой

Это сейчас Лиза – шустрая хохотушка. Хорошо учится, посещает кружок танцев, шпарит наизусть стихи, любит вертеться у зеркала. Кем станет, когда вырастет, еще не решила. Вариантов несколько, от балерины до хозяйки большого дома.

Первое знакомство с будущей приемной дочкой очень смахивало на сцену из «Изгоняющего дьявола». По коридору Лизу несли на руках две воспитательницы. Девочка выгибалась коромыслом, лягалась, плевалась и царапалась, как дикая кошка. Визг стоял такой, что в окнах звенели стекла. Сквозь крики и слезы девчушка бросила зоркий взгляд на Наталью. И когда та протянула к ней руки, поутихла. Но как только к ней подошел Сергей, девочка взвизгнула, вцепилась зубами ему в руку и, изловчившись, лягнула ногой. Тогда-то Наталье и рассказали страшную правду о девочке. Но она твердо решила для себя, что ребенка заберет.

На исцеление Лизы потребовался год

А потом был тот самый первый страшный год совместного проживания, когда Сергей прятался в доме от Лизы. Наталью девочка сразу признала, Машу тоже. И на Мишу почти не реагировала, он был маленький, невысокого роста. Но стоило появиться Сергею, начинались слезы и вопли. Сначала начинало трясти Лизу, потом Наталью, затем Сергея.

– Я не знаю, как он не свихнулся от такой жизни,– вспоминает Наталья. – Я носилась с Лизой и Толиком: врачи, консультации… На Сережу только цыкала. От безысходности он у меня тогда чуть не запил. Да я и сама понимала, что перестала быть для него женой в нормальном смысле слова.

А через год случилось чудо.

– Я шел домой с работы с конфетами в кармане и думал, как очередной раз проскочить мимо Лизы домой,– вспоминает Сергей.– Открываю калитку и чуть не падаю: она стоит на крыльце и смотрит на меня в упор. Все, думаю, сейчас начнется! Как поступить? Запрыгнуть за забор? И тут она делает шаг навстречу, улыбается и бежит к калитке, раскинув ручонки, как ни в чем не бывало! Я чуть не заплакал в тот миг…

Это случилось в день рождения Сергея. А еще 5 октября - день рождения Маши.

Биологическую мать пришлось «изолировать» хитростью

Толя и Лиза быстро превращались во вполне домашних детей. А Наталье и Сергею судьба готовила новое испытание. Внезапно на их горизонте замаячила биологическая мать Толика и Лизы. Она вдруг решила забрать детей домой. Испугалась, что квартиру отнимут. Для Назаренко это обернулось настоящей битвой за детей. Малыши в упор не хотели знать тусклую «маму», а та даже чупа-чупса при встрече им не протянула. В общем, картина ясная, но юридически опасная…

Трое суток Наталья поила биомать малышей чаем на собственной кухне, превозмогая острое желание отлупить ее прямо на месте. Между разговорами выпытывала у «гостьи» жизненные подробности: с кем жила, с кем живет. После сбора информации и передачи ее в центр «Семья» вопрос о передаче детей отпал. Да и сама биологическая мать куда-то исчезла.

А Назаренко взяли еще одного приемного малыша. Такого же рыженького, как Толик. Приезду «новенького» радовались вся семья. Когда крошечный Витя показался из пеленок, младшее поколение семьи Назаренко дружно переглянулось:

– Вылитый Толик! – выдохнула детвора. – Теперь ясно, почему вы его взяли!

Все опять пошло своим чередом: пеленки-распашонки, первые шаги, первые слова. Казалось, нет трудностей, которые бы семья не смогла преодолеть. И за что таким людям, как Назаренко, судьба посылает страшные испытания?

Беда стряслась с родной дочкой. 13-летняя Маша после уроков пошла с подружкой гулять. Переходя через железнодорожные пути, девочки оказались между встречными поездами. Маша погибла на месте, ее подруга – через сутки, в больнице. Наталья, Сергей и Миша, который доставал сестру из-под колес, в эти страшные дни как будто сами умерли.

– Мы сутками сидели на кухне и молчали,– вспоминает Наталья.– Все вокруг было как в тумане, жить не хотелось. Дошло до того, что мы оба видели дочку, въезжающую во двор на велосипеде. Еда не готовилась, мы не ели, а детей кормили соседи.

Они и стряхнули пелену с убитых горем родителей:

– Вы ребятню взяли, подняли, – рубанула как-то утром ладонью по столу зашедшая проведать Назаренко соседка, тетя Валя.– Теперь что, назад отдавать будете?!

Наталья встрепенулась: ну уж нет, этому не бывать! Не сразу, постепенно, день за днем, Наталья и Сергей заставили себя стать сильнее горя.

Эпилог. От автора.

Сказать, что жизнь семьи Назаренко годится для идиллической картинки, значит здорово наврать. Проблем у них «выше крыши». Травмы, которые малыши получили в младенчестве, то и дело напоминают о себе нервными срывами, фобиями. Походы по врачам и психологам продолжаются. Не обходится и без конфликтов. В прошлом году, например, Лизу пришлось переводить в другую школу: за слишком дорогой ранец ее побила одноклассница.

Да и люди вокруг разные. Некоторые относятся к приемной семье негативно. Слишком часто люди берут малышей ради денег. Бывает, и Назаренко бросают укор, мол, за счет приемных детей живете. Кто так говорит, сильно ошибается. Дом у Назаренко старенький, деревянный. Золота, дорогих шмоток, машины в семье нет. Да и не будет, наверное: ценности у этих людей совершенно другие. В Чапаевском центре «Семья» о семье Назаренко сказали так:

– Одни становятся для приемных детей хорошими опекунами, а другие – родителями.

Лично мне, чтобы все понять, хватило одной сценки. Пока Наталья и Владимир, сидя на диване, показывали семейные фото, Лиза, Толик и Витюша ма-а-а-аленькими приставными шажками с разных сторон придвигались к ним с разных сторон. Так же «между прочим» заползли маме и папе на колени. Буквально черед пару минут обвили их тела, не обращая на меня внимания, норовили чмокнуть в щечку. При этом малышня буквально светилась от радости. На миг показалось, сейчас в воздухе раздастся довольное «мурчание». Если это не настоящая родня, то кто?!