Общество23 марта 2015 12:50

Верный служитель Отечества

Александр Артамонов написал на стенах Рейхстага «приговор» фашистам
Александр Артамонов написал на стенах Рейхстага «приговор» фашистам

Александр Артамонов написал на стенах Рейхстага «приговор» фашистам

Фото: Ильдар ХАЛИТОВ

Судьба этого человека сложилась несколько иначе, чем у других фронтовиков. Он прошел всю войну, но сражался не с фашистами, а изменниками родины и боролся за дисциплину в строю. Маршал Жуков лично отправлял его в атаку, а литератор Евгений Долматовский засвидетельствовал его автограф на стенах Рейхстага. Мы встретились с родственниками уроженца Самары, ветерана Великой Отечественной войны Александра Артамонова и выслушали интересный рассказ о его неординарной личности.

Дело Артамонова

Вот один из ярких эпизодов, точно описывающих характер Александра Петровича. 1944 год. 311-я дивизия советской армии стоит под Варшавой. В штаб на совещание приехал сам маршал Жуков. Он допрашивает командира дивизии, сколько человек начсостава у него есть. Выясняется, что людей не хватает: накануне погиб комбат.

- Зато он есть. Пусть ведет людей в атаку! - Жуков показывает на прокурора дивизии Артамонова.

- Есть! - чеканит тот и ведет дивизию в наступление.

- Страшно было. Люди кричат, и я кричу! Бежал, стрелял со всеми. Только вперед. А уж там как повезет! – вспоминал тот случай Александр Петрович.

Немцы отчаянно оборонялись. Солдаты рядом с Артамоновым падали убитые или раненые. Но вот наши вплотную подошли к фашистам, те дрогнули и побежали, оставив позицию. Александру Петровичу тогда повезло – ни одной раны он не получил. Позже его наградили медалью «За освобождение Варшавы». Вообще-то Артамонову не положено было водить солдат в атаку: его работа проходила в штабе, но ослушаться приказа маршала он не смел – речь шла о долге перед Родиной. И тем очевиднее героизм поступка этого немногословного человека.

Фото: Ильдар ХАЛИТОВ

А вот другая история. 1968-й год. Александр Петрович работает прокурором одного из районов Куйбышева. Теперь это один из самых уважаемых представителей своей профессии. К этому времени он давно женат, и у него двое детей. Во время перехода на дороге его сбивает машина. Артамонов попадает в больницу с переломами тазобедренного сустава. Врачи качают головами: есть угроза паралича.

Перед операцией Александр Петрович вызывает сына Вячеслава.

- Я тебя никогда не просил. Но сейчас попрошу сделать одну вещь. Если операция пройдет неудачно, ты должен мне принести пистолет. Сам не смогу, но тебя прошу, – говорит он.

Вячеслав потрясен. Однако операция проходит удачно, кости срастаются, и Артамонов скоро встает на ноги. Тем не менее, его семья не сомневается: в случае неудачи он бы сдержал слово.

- Понимаете, он никогда никому не хотел быть обязанным, - рассказывает Вячеслав «Комсомолке». Это первая черта Артамонова-старшего, а вторая – преданность родине.

«Приговор обжалованию не подлежит»

Но вернемся к началу.

Александр Артамонов родился 22 декабря 1915 года в Ташкенте в семье рабочего и домохозяйки. Вообще-то его родиной должна была стать Самара, но его родители, Петр Артамонов с супругой, видимо, из-за разразившегося в губернии голода уехали из Самары. По примеру героев книги Александра Неверова «Ташкент – город хлебный» они перебрались туда, где хлеб был доступен и дешев.

Вернулись они в столицу губернии в 1924 году. К этому времени в их семье, включая Александра, было 3 сына и дочь. Дети с успехом окончили школу. Летом отдыхали в пионерлагерях, а когда подросли, стали работать там вожатыми.

В 1935 году по путевке рабфака Александр поступил в Государственный правовой институт Саратова (позже его переименовали в юридический институт) и закончил его в мае 1941 года. Когда грянула война, его призвали в армию.

- Патриотизм был общий, все рвались на фронт. Мы стояли в очереди в военкомате, чтобы нас забрали. Те, кого не брали, сильно переживали. Настрой у людей был такой: полгода – и мы победим. – вспоминал Артамонов.

8 ноября 1941 года выслушав напутственную речь Михаила Калинина и Клима Ворошилова, он в составе 65 стрелковой дивизии с куйбышевского стадиона «Буревестник» отправился на фронт.

Фото: Ильдар ХАЛИТОВ

В начале 1942 года его определили следователем военной прокуратуры в 310-ю стрелковую дивизию в составе 54-й армии Ленинградского фронта. Она вела оборонительные и наступательные бои в Волхове и участвовала в Тихвинской операции.

А в ноябре 1943 года Александра Петровича назначили военным прокурором 311-й дивизии, с которой он дошел до Берлина. В эти годы Артамонов следил за соблюдением устава в армии, работал как с нарушителями воинской дисциплины, так и с предателями родины.

- Прокуратура дивизии располагалась, как правило, вместе со штабом дивизии. Поэтому в поле зрения прокуроров находились практически все вопросы жизни дивизии: военная дисциплина, подвоз боеприпасов, продовольствия, эвакуация раненых, питание солдат и так далее, - вспоминает Александр Артамонов.

Однажды при его участии органам в Латвийской СССР удалось разоблачить группу изменников родины, которые мучили советских граждан.

- Корни одного его дела уходили в Литву. Он даже ездил туда специально, писал, что бывшие солдаты, которые служили в советских войсках, оказались завербованными агентами. У них там был целый партизанский отряд. Как прокурор отец работал там до тех пор, пока банду не накрыли. Допрашивал преступников, – рассказывает Вячеслав.

Фото: Ильдар ХАЛИТОВ

Позже в составе 1-го Белорусского фронта дивизия Артамонова участвовала в Восточно-Померанской операции, наступлении и ликвидации Штеттинской группировки врага, а затем освобождала Варшаву и участвовала в Битве за Берлин.

Работали семь дней в неделю, порой круглосуточно. Свободное время было только на сон. Но иногда и его не хватало. Состав прокуратуры в течение войны многократно менялся из-за смерти или ранения сотрудников. Однако Артамонову повезло: сколько бы раз он не был перед лицом смерти, всегда избегал серьезных ранений.

- Отца дважды контузило. У них штаб дивизии был в 150-ти метрах от землянок. Однажды, когда он вышел на встречу с бойцом, снаряд угодил прямо в здание штаба – все, кто там был, погибли. А Артамонов выжил! Но его оглушило и полностью засыпало землей. Его потом откопали. Но вскоре он вернулся в строй. Наверно, он родился в рубашке, - считает Вячеслав.

Другой раз на передовой немцы напали на дивизию Артамонова, бойцы отчаянно отстреливались. Но фашисты ударили артиллерией: один из снарядов упал недалеко от Александра Петровича. В глазах у него потемнело, и он потерял сознание. Очнулся он в больнице, и ничего не помнил о случившемся. После этого случая Артамонов еще некоторое время заикался, но оправился быстро, и вновь вернулся в дивизию.

Фото: Ильдар ХАЛИТОВ

«Труднее всего было в Берлине»

Работа у Александра Петровича была по-своему сложная.

- На фронте отец входил в группу, которая вершила судьбы людей. Кроме него в группу входили старший инструктор политотдела Александр Фадеев, военный прокурор Василий Бодров и председатель военного трибунала Владимир Моргулис. Они были боевыми товарищами. – продолжает Вячеслав. – В военное время решение прокурора могло продлить человеку жизнь или полностью перевернуть ее, особенно, когда это касалось «штрафников». В зависимости от тяжести проступка ему могли назначить любое наказание вплоть до высшей меры.

Однако Артамонов с коллегами старались ценить бойцов по заслугам и по возможности оправдывать солдат, если они совершали подвиг и искупали свою вину.

Однажды был случай, когда группу «штрафников» отправили в бой, из которого вернулись лишь единицы. У них не было ранений. Но, как известно, искупать свою вину они могли только «кровью», то есть погибнув или получив хоть малейшее ранение. Тем не менее, группа во главе с Артамоновым решила снять со «штрафников» вину.

Как ни странно, самый тяжелый период работы в годы войны у Артамонова был в Берлине.

- Когда войска вошли в Германию, многим было и тяжело, и страшно. Одни солдаты стали бояться, что не доживут до победы, и не шли в атаку. Другие бойцы теряли былую сдержанность и отыгрывались на немцах. – говорит Вячеслав. - Случаи насилия, грабежа и убийств со стороны прошедших войну замечательных солдат, которые зарекомендовали себя великолепно, были нередки. Судить их было тяжело. Но приказ есть приказ: если ты совершил мародерство, независимо от того, солдат ты или офицер, ты должен отвечать по закону.

Именно здесь, в Берлине, Александра Петровича и застал День Победы. Литератор Евгений Долматовский в книге «Автографы Победы» засвидетельствовал, что прокурор Самарского района г. Куйбышева дошел до Рейхстага и поставил свою подпись под приговором фашизму: «Смерть фашистским оккупантам. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!».

Фото: Ильдар ХАЛИТОВ

Война для Артамонова завершилась на берегу Эльбы после расформирования 311-й дивизии.

Заслуги Александра Петровича были отмечены рядом наград – орденами «Красного знамени», «Суворова III степени», «Красной Звезды», «Отечественной войны», медалями «За оборону Ленинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина».

После демобилизации Артамонов, являясь старшим советником юстиции, работал прокурором Мурманского бассейна. Затем в 1955-м году его назначили прокурором транспортного Камчатского бассейна. Позже он вернулся в Куйбышев и с 1960-го до выхода на пенсию в 1980-м работал прокурором Самарского и Ленинского районов. Ежегодно его избирали депутатом райсовета.

Как участник войны он выступал в школах и перед трудовыми коллективами, а также встречался с боевыми товарищами.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 22 мая1972 года Артамонову было присвоено почетное звание Заслуженного юриста РСФСР. Позже дочь Александра Петровича пошла по его стопам и окончила Краснодарский юридический институт.

Каждый год 9 мая вплоть до распада СССР Александр Петрович отмечал День Победы в кругу семьи. Его родственники с удовольствием слушали его рассказы о военных буднях. В июне 2002-го года его не стало. Но потомки, дети и внуки, свято чтут память Александра Петровича. И на 70-летие Великой Победы в этом году они обязательно соберутся отдать дань его подвигам.