2018-11-14T10:30:47+03:00

«Им открывают туалет два раза в день»: как дети живут в детских домах и почему это – другая реальность

Директор общественной организации «Домик детства» Антон Рубин рассказал про то, почему сиротам не разрешают ходить в туалет и откуда у них миллионы рублей на счету
Поделиться:
Комментарии: comments10
Лучшая помощь таким детям – это найти приемную семью или самому стать этим приемным родителемЛучшая помощь таким детям – это найти приемную семью или самому стать этим приемным родителемФото: Андрей КАРА
Изменить размер текста:

Наше общество очень мало знает о том, что происходит в детских домах и почему им действительно нужна поддержка. Мы даже не знаем, сколько точно этих детей живет в госучреждениях. У нас есть база данных детей-сирот, там около 60 тысяч детей. Они все выложены в интернете на специальном сайте, который выглядит как интернет-магазин приемных детей – по полу, по возрасту, по имени, по региону проживания. На самом деле в разного рода учреждениях живет гораздо больше детей, просто у них нет статуса сироты. Их временно изъяли из семьи или поместили туда по заявлению родителей. Учета этих детей фактически нигде не ведется. У нас около 100 тысяч таких детей, и они растут в совершенно иной реальности, о которой вы ничего не знаете.

Что делать, если вы решили стать приемными родителями

00:00
00:00

Почему дети в детдоме отличаются от других?

Все они – жертвы материнской депривации. Это состояние дефицита материнского внимания как тактильного, так и эмоционального. Она влияет на все сферы жизни и этапы развития человека – на эмоциональную сферу, на интеллектуальную, даже на физическую. Если вы сравните двухлетнего ребёнка из дома ребенка и ребенка из семьи такого же возраста, увидите: сирота весит меньше и рост у него ниже. Депривация – очень важный фактор, он изучен американцами еще в сороковые годы прошлого века. У нас, к сожалению, эти знания не очень применяются. Отсутствие тактильного контакта с матерью приводит к серьезным недостаткам интеллектуального развития и нарушениям мотивации. И вот именно отсутствие мотивации потом влияет на всё остальное: на плохую учебу, на нежелание работать.

При всем этом они – жертвы казарменной системы, в которой вынуждены проживать. День в детском доме подчиняется жесткому расписанию. Подъем, умывание, поход в туалет - все расписано по пунктам. Я не преувеличиваю. Как-то шли с ребенком по парку, он сказал, что хочет в туалет. Я начал суетиться, искать. А он говорит: «Да, ты не переживай, я научился терпеть». В одном из детских домов, где он жил, туалет открывали два раза в день: утром на полчаса, вечером на час, всё остальное время они терпели. Первые две недели он, простите, писался. Потом он научился терпеть. Самым счастливым временем в жизни было время похода в школу. С понедельника по пятницу они могли сходить туалет среди бела дня. А вот в выходные начинался ад. У администрации есть аргументы. Если оставлять туалет открытым, то дети там курят, мусорят, проливают воду, целуются. То есть туалет закрывают в целях безопасности. А Лёшка при этом писается.

Сколько денег получают сироты после выпуска из детдома?

Детям в детских домах положены определённые выплаты, которые накапливаются. После совершеннолетия эти выплаты суммируются, они лежат на сберкнижке. Самая большая сумма, известная мне – порядка 4 миллионов рублей. Она складывается из нескольких составляющих и зависит от того, в каком возрасте ребёнок попал в детский дом. Сумма включает в себя алименты от родителей, пенсию по инвалидности, если она есть, пенсия по потере кормильца, если один или двое родителя погибли, детские и прочие выплаты.

Дальше ребёнок отрабатывает все свои мечты, которые у него накопились за время проживания в детском доме. Он испытывает свободу на себе, пытается понять, как это, чувствует себя самостоятельным, взрослым, богатым. Что делать с этим богатством, они не знают. Они никогда до этого не были в магазине, не покупали еду, не готовили обед, не знают, сколько стоит жить, сколько платить за квартиру, как снимать показания счётчика. Они ничего не знают о самостоятельной взрослой жизни, о быте, в котором мы с вами каждый день живём. Нас этому тоже никто не учил, но мы постигали это знание исподволь, неспециально.

Эти дети под постоянной заботой и охраной, в том числе, охраняют их от незаконного труда, которым их могут эксплуатировать. В одном учреждении 16-летний лоб подходит к воспитателю и говорит: «Наталья Николаевна, ну, можно я хоть снег пойду почищу?». «Ну, иди, конечно, чисть снег». Воскресенье, он пошел почистил снег, довольный раскрасневшийся, уставший вернулся, поставил лопату. Наутро воспитателя елозил директор детского дома, елозил департамент опеки, а к вечеру её уже елозили по ковру министерства за то, что она эксплуатировала детский труд. После чего она сказала: «Чтобы я ещё кому-нибудь в руки дала лопату – нет! Пусть сидят смотрят телевизор». И вот они до 18 лет смотрят телевизор. Они получают еду на подносе с компотом, первым и вторым, не знают, как мыть посуду, не знают, как этот борщ готовился, не знают, как заваривать чай элементарно.

После выхода из детского дома ребенку нужно сопровождение. Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

После выхода из детского дома ребенку нужно сопровождение.Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Куда выпускники детдомов девают «сиротские миллионы»?

В 18 лет выясняется, что нужно что-то есть и где-то на это деньги брать. Все это для них вдруг, в один день. И есть 2 миллиона на карточке. Конечно, они тут же покупают себе машины, не имея прав, ноутбуки, кучу разной техники, велосипеды, мопеды. Купил мопед – доехал до ближайшего столба, врезался, бросил. А что там, он стоит 50 тысяч. Есть же два миллиона. Пошел, еще один купил. Эти деньги спускаются за месяц-два, это максимум. Их пасут те же выпускники детских домов. И сейчас мы ведём одно дело, когда у мальчишки отняли 300 тысяч рублей. Это все, что у него было. Несколько дней его возили по квартирам, ломали пальцы и били дубинкой, чтобы он сказал пин-код от карточки. И в итоге он сказал, а деньги остались у них. Одного мы посадили, ещё с двумя сейчас работаем.

Буквально неделю назад я в очередной раз обратился к уполномоченному по правам ребенка в Самарской области к Татьяне Владимировне Козловой с вопросом, как защитить детей и их деньги. Она ответила, что ничего сделать нельзя, потому что в 18 лет дети становятся совершеннолетними, дееспособными гражданами. Они вправе распоряжаться своими деньгами самостоятельно, ограничивать мы их не можем. С точки зрения закона, она абсолютно права. Я прошу государство, законодателей, уполномоченных, исполнительную власть подумать над тем, что сделать с деньгами, чтобы защитить детей. Я думаю, что это могут быть очень разные механизмы. Можно распределять эти деньги на несколько месяцев, сертификаты давать на покупку бытовой техники, на покупку мебели.

Почему не нужно носить в детдом подарки?

Одно из проявлений материнской депривации – это расстройство привязанности. Оно усугубляется тем, что на празднике через них проходят в день миллиарды спонсоров, благотворителей, которым важно поставить галочку, сфотографировавшись с ребёнком и подарком. Многие делают это от чистого сердца, не понимая, что взращивают иждивенчество в сиротах и усиливают то самое реактивное расстройство привязанности.

Все это приводит к тому, что после выхода из детского дома ребенку нужно сопровождение. Они не умеют строить длительные отношения в результате того самого расстройства привязанности, не умеют вливаться в коллектив. У них даже сленг другой. Когда мы привозили школьников и детей из детдома на спортивные мероприятия, они между собой не могли общаться, потому что слова, которые использует одна группа, незнакомы другой группе. Ну, например: «Дай мне печеньку в клеточку». Это на самом деле вафля, просто слово «вафля» в детском доме произносить нельзя.

Лучшая помощь таким детям – это найти приемную семью или самому стать этим приемным родителем. Но приемная семья - это работа, о чем у нас не очень любит говорить, хотя формально приемный родитель получает зарплату. С приёмными родителями органы опеки заключают договор приемной семьи, по которому он получает зарплату. Это 2900 рублей в месяц. Так себе, зарплата, я вам скажу. А обязанностей-то на вас падает о-го-го! На вас – вся ответственность, в том числе уголовная и административная, за ребенка искалеченного психически, которому жизненно необходимы реабилитация, абилитация, адаптация.

Антон Рубин: "Я готов морально поддержать любого родителя, который с этим столкнулся"

Антон Рубин: "Я готов морально поддержать любого родителя, который с этим столкнулся"

Как вести себя приемным родителям?

Если вы решились взять ребенка из детдома, то советую не выбирать его по интернету. У нас так часто делают. Мы всегда говорим, что выбирать надо всё-таки сердцем, а не глазами. И вы увидите ребенка: «Это мой!» Очень важно, чтобы не только родитель понял, что это его ребёнок, но чтобы и ребенок понял, что это его родитель. Такое происходит только при личном контакте.

Если пробегает искра, которую никак нельзя описать и документировать, но которую вы обязательно почувствуете, это главное. Со всем остальным мы сможем помочь уже после.

Ребенок как минимум первые полгода будет проверять вас изо всех сил. Действительно ли он вам нужен не за деньги, а как человек? Действительно он вам интересен? Готовы ли вы терпеть и биться за него и воспринимать его как родного?

Шантаж приемных родителей – это очень распространенная штука. «Купи мне планшет, а то пойду в опеку на тебя и нажалуюсь». Или будет выбивать свободу. В такой ситуации приемный родитель беззащитен. У ребенка есть право, а у родителя есть обязанности. К сожалению, никак не иначе. Прав у приемного родителя, по сути, нет. У него есть право исполнять свои обязанности.

Дети не бывают идеальными. Даже родные. И когда мы принимаем серьёзное решение взять этих детей в семью, мы должны учитывать их. Пожалуйста, попробуйте найти другой выход кроме возврата.

Я готов морально поддержать любого родителя, который с этим столкнулся. Я готов посидеть вечерком, попить чаю и послушать. Это не шутка. Зачастую приемному родителю нужно хотя бы выговориться. Органы опеки не будут слушать. В центре «Семья» есть действительно хорошие, качественные психологи. Но люди у нас не привыкли доверять государственным учреждениям. И обоснованно боятся, что если они пойдут в госучреждение и расскажут, что у них проблемы с приемными детьми, то это обернется лишним контролем, проверками и прочим. Но никак не помощью. Мы готовы помогать приемным родителям абсолютно бесплатно.

Меня можно найти в соцсетях - Антон Рубин, можно найти в интернете «Домик детства». На мой телефон часто звонят и говорят о своих проблемах. Вот я недавно сидел у врача на приеме, у меня позвонил телефон. Начала плакаться женщина о том, как ей тяжело, потому что у нее рядом с домом сделали несанкционированную свалку, мусор никто не вывозит, ей очень нужна помощь волонтеров, чтобы этот мусор вывезти. У меня телефон достаточно громкий, и врач многое услышала. После того, как я положил трубку, она спросила: «У вас нервная работа, да?» Я говорю: «Вы знаете, да». И она молча выписала мне афобазол.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Антон Рубин: «Новогодние паломничества в детдома плохо влияют на психику ребят»

Директор «Домика детства» Антон Рубин на радио «Комсомольская правда – Самара» рассказал, как становятся волонтерами, почему их нельзя считать бесплатной рабсилой и как влияет на жизнь детей-сирот вал новогодних подарков (подробности)

Взрослеть не страшно!

Самарский "Теремок" помогает сиротам выйти в большой мир благодаря поддержке Фонда президентских грантов (подробности)

Как самарский "Теремок" помогает детям выйти в большую жизнь >>>> больше фото

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также