Общество

"О войне дедушка вспоминал в своём дневнике": история Константина Любаева для цифрового Бессмертного полка

Самарцы рассказывают истории своих родных для цифрового «Бессмертного полка»
Самарцы вспоминают своих героев

Самарцы вспоминают своих героев

Рассказывает Протопопова Наталья Олеговна, внучка

07 мая 2015 года в Самаре на доме по адресу улица Победы, д.101 была открыта мемориальная доска участнику Великой Отечественной войны, Герою Социалистического труда Любаеву Константину Ивановичу. Дедушка родился в голодный 1921 год 21 марта в селе Яблоневый Овраг Самарской области.

В сентябре 1940 года деда призвали в армию на Дальний Восток, на берега Тихого океана. В декабре 1940 года его направили учиться в полковую школу. В мае 41-го ему присвоили звание командира отделения и назначили командующим расчетом зенитно-пулеметной установки.

Вот что он писал о 22 июне 1941 года: "Мы были в наряде по охране военных складов, они все находились в горах, всё вооружение флота: мины, торпеды, снаряды и т.д. Мы ничего не знали о начале войны, но, когда ехали на машине по Владивостоку, какое-то предчувствие было – раньше в городе было много народу, а это город как будто вымер, очень мало шло народа с поникшими головами, когда приехали в часть – стало ясно. Комсомольские собрания во всех подразделениях, где обсуждали наглое нападение, был высокий патриотизм, высказывали просьбу отправить нас для борьбы с фашизмом, писали заявления об отправке на фронт. Заявлений было так много, что командование было вынуждено собрать нас всех в клубе, где сказали нам: «прекратите писать, вы не забывайте кто и какой коварный сосед – Япония».

«До войны с Германией японцы систематически делали провокации, с целью найти слабое место в обороне наших границ. Бои у озера Хасан в 1938г, бои на Хал Хин Голе в 1939, но получали жесткий отпор»

«Дальневосточный флот был в напряжении, ждали – вот-вот Япония начнет войну. Особенно большое напряжение было, когда наша страна, истекала кровью, под Сталинградом (сентябрь 1942-февраль 1943). Япония начала бы войну, если бы пал Сталинград, нашим дальневосточникам в это время было особенно тяжело в любую минуту быть готовыми дать отпор. Мы неделями находились в блиндажах, дотах в повышенной боевой готовности: - снаряды, патроны были в патронниках, оставалось только нажать на спусковой крючок, но, когда фашисты были разбиты под Сталинградом, японцы ослабили нажим, затем притихли. Были разные попытки, но все они быстро пресекались. Дальневосточная граница была на хорошем замке.

Настал день 9 августа 1945 г. Нас по боевой тревоге ночью подняли, была команда в полной боевой готовности строиться, выдали по два комплекта патронов и гранат, на машинах в порт, погрузились на корабли и поплыли, куда, не знаем, прошел слух – в Корею. Прошли Корею, идем дальше, опять слух, что до нас в Корее высадилось два крупных десанта, и мы идем в Порт-Артур. На нашем пути японцы разбросали много мин, идущие впереди кораблей тральщики очищали путь от мин, другие корабли их расстреливали в стороне. К Порт-Артуру прошли без потерь. При подходе по нам японцы открыли сильный огонь: артиллерия, пулеметы и другие орудия, но наши корабли боевого охранения быстро уничтожили большинство огневых точек. Когда мы подошли ближе, была команда «вперед», и полетело за борт все, что плавает: круги, пояса, плоты, шлюпки, кто на чем поплыли к берегу, а кто вплавь. Японцы яростно вели огонь, гибли от ран, тонули. Я на плоту добрался до берега, с криком «вперед» побежал, за мною все мое отделение и наш взвод. С японцами расправились быстро, их было не так много, что удивило нас – это их стойкость - до конца, до последнего патрона бились японцы, я не говорю о тех японцах, которые были прикованы к пулемету, им деваться некуда, бился до конца, пока его не пристрелишь. Бой кончился, надо подводить итоги боя: из нашего взвода 5 погибло, 12 раненых. В других, где больше, где меньше, в общей сложности погибших и раненых много. Тех ребят, что погибли в воде недалеко от берега достали, всех погрузили в машину и отвезли на старое русское кладбище.

Мы соединились с солдатами 16-й бригады, они прибыли к Порт-Артуру по суше. Стрельба прекратилась, японцы сдавались малыми и большими группами, куда их отводили колоннами, не знаю. Поступило сообщение, что Япония капитулировала, но кое-где бои шли с отдельными группами. И вот 3 сентября 1945 года война закончилась. Стрельба прекратилась, японцы сдавались малыми и большими группами, куда их отводили колоннами, не знаю. Поступило сообщение, что Япония капитулировала, но кое-где бои шли с отдельными группами. И вот 3 сентября 1945 года война закончилась».

Дедушке поручили собрать всю разбросанную по Порт-Артуру технику и взять под охрану технику склада. Дед демобилизовался в 1947 году и вернулся в Куйбышев.

Работал на разных работах, а когда узнал, что начали строить металлургический завод, пошел на стройку. Новому заводу нужны были специалисты и дед пошел учиться на плавильщика. Он говорил, что любовь к горячему металлу у него с детства, помогал кузнецам в селе.

В ноябре 1955 года он со своей бригадой был в числе активных участников первой исторической плавки, с которой вели отсчет металлу куйбышевские металлурги. История завода хранит имена тех, кто непосредственно участвовал в первой плавке и отливал первый слиток. В 1960 году правительственная комиссия приняла завод и присвоила ему имя В.И.Ленина. Трем строителям и одному заводчанину было присвоено звание Героя Социалистического труда. Тем заводчанином стал мой дед, Любаев Константин Иванович.

Мы долгое время жили вместе с дедушкой, много разговаривали и он неоднократно и часто при нашей беседе говорил о том, что хотел бы передать все материалы, документы, фотографии и награды, связанные с его жизнью в музей для сохранения истории нашей области и страны в целом.

Люди, прошедшие войну, не очень любили вспоминать эту тему, но дедушка рассказывал, что, когда шли в атаку, нужно было идти под звук пролетающих пуль и видеть людей, которые падают вокруг. Как-то он сказал: «Да, мы выиграли эту войну, но ценой чего?» Я часто слышала о том, что это не наша война и ужасы её знать нам не нужно, нам необходимо сохранять мир.

Буквально перед его уходом, в 2001 году, он сказал: «Если настанет то время, когда будут возрождать память, историю, мне бы хотелось, чтобы ты все мои документы, награды, регалии, которые хранились в нашем доме, передала в музей». Если такая возможность предоставится, мы передадим все материалы для увековечивания памяти такого героического человека.