Общество

«Мой дед отказывался от всех наград, а просил только отпуск, чтобы повидаться с семьей»: история ветерана Федора Галганова

Самарцы рассказывают истории своих родных для цифрового «Бессмертного полка»
история ветерана Федора Галганова

история ветерана Федора Галганова

Рассказывает Ирина Зубко, внучка:

— Я хочу рассказать о своем дедушке Галганове Федоре Филипповиче, который участвовал в Великой Отечественной войне. На фронт он ушел в июле 1941 года. Дед воевал в пехоте: на фотографиях он всегда был с противотанковым оружием. После ранения в ногу в 1943 году его перевели в танковую подвижно-ремонтную бригаду, там он работал механиком. Тогда и получил письмо от моей мамы, его дочери: «Все сгорели. Я живу у тети Нелли». Отступая, немцы сожгли хутор, в котором жила его семья, чтобы дымовая завеса закрыла отступление фашистов. Получив такое письмо, он плакал и кричал, потому что понимал, что ребенок остался сиротой. Тогда обратился к командованию с просьбой дать ему краткосрочный отпуск, чтобы определить судьбу своей дочери. Когда приехал домой, обнаружил, что все живы. Оказалось, мама очень хотела рассказать об их беде отцу: в феврале всех выгнали из изб, не разрешив ничего брать с собой, но немецкий офицер подсказал, что завтра будут сжигать дома. Бабушка рассказывала, что они все необходимое сложили в маленький сундучок и закопали, только за счет этого и выжили в первое время. Тогда и случился у мамы эмоциональный всплеск, она сама написала письмо, ей тогда было 9 лет, и тайком его отправила. С тех пор мой дед отказывался от всех наград, а просил только отпуск, чтобы повидаться с семьей. Он приезжал помогать восстанавливать дом.

Я помню, дед говорил, что ранение получил под Сталинградом. И у него была даже медаль за освобождение этого города, но на сайте «Память народа» в его боевом пути указан только Курск, а как он попал в Сталинград, для нас навсегда останется тайной. 30 апреля 1945 года его представили к награде «За отвагу». Она была первой, и он очень дорожил ей, говорил: «Эта медаль стоит многих орденов». Носил только ее, несмотря на то, что были и другие медали за освобождение Сталинграда, Праги, Варшавы, Берлина. В сухих строчках наградного листа дед был отмечен за боевые заслуги, дисциплину, помощь командованию, но там, к сожалению, не указан конкретный подвиг, за который его наградили. Он закончил войну в Берлине, где на Рейхстаге оставил надпись «Здесь был казак Галганов», за что его ругали, потому что боялись репрессий. Я мечтала попасть в Берлин, чтобы показать надпись от прадеда своему сыну, но к тому времени все уже было отреставрировано. Демобилизовался он только в августе 1945 года, потому что помогал восстанавливать разрушенное хозяйство немецким жителям. После войны вернулся туда же, где и родился, — в Ростовскую область.

30 апреля 1945 года его представили к награде «За отвагу», она была первой и он очень дорожил ей

30 апреля 1945 года его представили к награде «За отвагу», она была первой и он очень дорожил ей

Мы очень бережно сохраняем память, рассказы, вещи дедушки. У нас осталась даже ложка, с которой он прошел всю войну, теперь она перешла моему двоюродному брату. Я помню, что никогда нельзя было брать ложку деда. Он потом, конечно, сделал дубликат, но она уже отличалась от оригинала. К сожалению, его очень рано не стало, в 1966 году он умер, ему было 63 года, а мне 6 лет. Я помню, он весело рассказывал, как, когда был ранен в ногу в Уфе, попал в госпиталь. Его товарищ был ранен в руку. И вот они вместе решили пойти ловить раков — еды-то не было. Товарищ держал деда за ноги, и он ловил руками раков. Потом они отдавали их раненым, а те съедали их даже с панцирями, настолько хотелось кушать.

После войны дед встречался со своим боевым товарищем. Как-то он привел своего сослуживца и сказал: «Это будет крестный моей внучки». А 9 мая 1965 года, мне тогда было 5 лет, впервые этот день сделали выходным, дед надел все свои награды, посадил меня на плечи с букетом сирени, и мы пошли на праздник. Кругом были красные флаги, много цветов и танцующие люди. Мне нравилось сидеть у него на плечах, он был очень высокий, почти два метра ростом.

Еще у меня есть двоюродный дед, он пропал без вести. И каждый год я иду в «Бессмертном полку» с двумя своими дедами. Боевой путь Галганова Федора Филипповича я узнала с сайта «Память народа», потому что о войне в нашей семье не принято было рассказывать. Тяжелую оккупацию пережили моя мама, бабушка и прабабушка, поэтому сведения очень обрывочные. И сейчас я по крупицам собираю всю информацию о своем дедушке, чтобы потом передать ее следующему поколению.