Общество

«Многих товарищей он потерял за время войны и сам был тяжело ранен»: история ветерана Николая Плаксина

Самарцы рассказывают истории своих родных для цифрового «Бессмертного полка»
История ветерана Николая Плаксина

История ветерана Николая Плаксина

Рассказывает Екатерина Плаксина, внучка:

— Моего деда звали Плаксин Николай Степанович, он родился 9 мая в революционный 1917 год. Уже в 22 года в 1939 году участвовал в военных действия на Халхин-Голе. Будучи лейтенантом он сражался с японскими самураями в составе 40-ой стрелковой орденов Ленина и Суворова имени Серго Орджоникидзе дивизии, был танкистом.

Николай Степанович повидал многое за время Великой Отечественной войны. Однажды вместе со своим боевым товарищем он спасал друга Иннокентия из горящего танка. Они его вытащили, унесли с поля боя, но потом уже поняли, что он погиб. После войны дед брал моего отца, то есть своего сына, с собой к отцу Иннокентия в город Бузулук, чтобы навестить. Многих товарищей он потерял за время войны и сам был тяжело ранен в ногу. Сослуживцы Саша Тюрин и Саша Храмов несли его 25 километров на носилках с поля боя. Он обязан жизнью этим ребятам. После войны искал их, запрашивал в архивах информацию, но найти никого так и не удалось.

Николай Плаксин

Николай Плаксин

После войны дед служил в государственных органах безопасности и в МВД, за что также был награжден медалями за блестящую службу. Он отвечал за безопасность поступления всего, что касалось строительства нашей ГЭС, а потом и для автомобильного завода.

До конца жизни в нем жила проклятая японская пуля. Оперировать было нельзя, глубоко засел свинец. Умер дедушка 8 января 1988 года. Я застала его в живых, мне было 4 года, но нам, внукам, о войне он ничего не рассказывал. Вообще не любил вспоминать те страшные события, вел затворнический образ жизни.

Николай Плаксин с женой

Николай Плаксин с женой

Только после его смерти в 1988 году мы узнали из похоронки, что он служил в органах КГБ. Бабушка сначала даже не поверила и пошла в похоронное бюро сообщить об ошибке, но ей предоставили справки о том, что он там действительно служил. Поэтому большую часть о его жизни мы вообще не знаем. Я помню всего лишь образ деда, как он встречал нас с бабушкой, как позволял нам ползать по нему, а на серьезные темы мы не беседовали.

Если бы у меня сейчас была возможность поговорить с дедом, мне бы было интересно спросить о том, в какое время ему, его семье жилось лучше в довоенное, военное или послевоенное. Потому что и до войны плохо жили люди в Поволжье, многие умирали просто от голода. Хотелось бы послушать его истории том, как он перенес это тяжелое время.