Общество6 апреля 2021 11:30

«Пять минут, и он исчез из нашей жизни»: пока самарчанка спасала дочь, муж сбежал к любовнице

Девочке требуется операция, но отцу невдомек: встретив ее на улице, он даже не узнал собственного ребенка
Ребенку не дали инвалидность, так что львиную долю обследований и процедур приходится делать за свой счет

Ребенку не дали инвалидность, так что львиную долю обследований и процедур приходится делать за свой счет

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

Ольга не привыкла никого ни о чем просить – ей стыдно, потому что со своими проблемами она привыкла справляться сама. Но в этом году она оказалась в безвыходной ситуации. Муж ушел к любовнице, алименты не платит, Ольга, как могла, крутилась одна с двумя детьми на свою небольшую зарплату. Но в пандемию начались проблемы на работе, а тут еще и врачи огорошили: вашей Анечке нужна операция. Срочно!

Пятнышко, которое перевернуло жизнь

Анализы, беременность, роды – все в жизни Ольги проходило по плану и без поводов для беспокойства. Сын Данила родился здоровым, через год на свет появилась дочка Аня. К удивлению врачей, девочка родилась с красным пятном на бедре. Медики лишь руками развели: ну что тут скажешь? Может быть, стресс, может, генетика – как знать? Наблюдайте за девочкой, если что-то будет беспокоить – обращайтесь.

Пятно Анечку не беспокоило. Вместе с братом она росла и развивалась, радовала папу Сережу и маму Олю первыми улыбками, словами, шагами.

У Ани много увлечений, а еще она мечтает научиться ездить на лошадях и прыгнуть с парашютом

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

А в 2,5 года у Анечки вдруг как будто вспучились вены на той ножке, где было пятно. Вместе с мамой они полтора года ходили по врачам, пока им не поставили диагноз: синдром Клиппеля-Треноне - редкое, тяжелое, врожденное сосудистое заболевание, которое может привести к страшным последствиям - вплоть до ампутации.

- Меня сразу предупредили: это не лечится, но замедлить ход болезни и предотвратить осложнения пока можно. Когда организм перестанет расти, - сделать операцию на вены, а до тех пор – постоянно носить специальный чулок и регулярно проходить лечение: ЛФК, «лазер», магнитную терапию, ходить в бассейн, носить ортопедическую обувь и тому подобное. Денег на это уходит очень много, но здоровье ведь важнее, - рассказывает Ольга.

Интересно, что инвалидность Ане не дали: «мол, вы же пришли на комиссию своими ногами, значит, с девочкой все в порядке», а потому львиная доля лекарств, обследований и процедур семье приходится делать за свой счет.

Ольга не привыкла ни у кого просить помощи, но в этот раз оказалась в безвыходной ситуации

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

От обычных детей Аню пока что и правда отличает только чулок, который она носит всегда и везде. Мама научила дочку не стесняться своей болезни, и теперь, если девочку спрашивают, почему она даже в летний зной «в колготках», она спокойно отвечает: у меня больные вены. При этом Аня поет, катается на роликах и велосипеде, а еще мечтает когда-нибудь научиться ездить на лошадях и прыгнуть с парашютом. Ее мама активностям только рада: врачи пока не против, а у ребенка должно быть нормальное детство.

Конец нормальности

Четыре года назад между Ольгой и Сергеем отношения разладились, дело дошло до развода, но через некоторое время бывший муж попросился обратно в семью. Дети были очень привязаны к нему, и Ольга дала бывшему супругу еще один шанс.

Второй раз брак оформить руки так и не дошли, но оно, видимо и к лучшему: спустя еще два года Сергей неожиданно ушел к другой женщине.

После ухода отца мальчик как будто потерял интерес к жизни

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

- Собрался буквально за 5 минут. Просто вышел и больше не вернулся, даже не поговорил с детьми, не забрал вещи, его родственники тоже оборвали общение, - с горечью говорит Ольга. - В ноябре прошлого года, встретив случайно Данилу с Аней на улице, он спросил у сына: «Это что – твоя подружка?» Я до сих пор не понимаю, как можно было не узнать собственную дочь.

Сильнее всего уход отца ударил по Даниле: из него как будто вся радость ушла. Семья пыталась вернуть мальчика к жизни своими силами, но недавно стало понятно, что без помощи специалистов не обойтись.

Но этим проблемы семьи не ограничиваются. Пандемия больно ударила по компании, в которой работает Ольга, доходы упали, алименты Сергей не платит, и лекарства, необходимые для полноценной жизни Ани, покупать стало не на что. Так Ольга впервые в жизни обратилась за помощью в благотворительный фонд ЕВИТА. А вскоре после этого врачи после очередного обследования огорошили семью: Ане нужна операция, срочно.

В мае семья поедет в Санкт-Петербург, где Ане, возможно, будут делать операцию

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

- Как это часто случается, помочь нужно было очень быстро, поэтому мы «нырнули» в резерв фонда, достали оттуда часть необходимой суммы, которой хватило на самое необходимое, - рассказала корреспонденту «КП-Самара» исполнительный директор фонда ЕВИТА Ольга Шелест. – Но после операции, вероятно, нужно будут новые препараты, поэтому мы заранее готовимся к этому.

На какие деньги Ольга и Аня будут жить в Санкт-Петербурге во время подготовки к операции и в восстановительный период, чем оплачивать дополнительные услуги, которые не входят в ОМС, они стараются пока не думать. Ведь главное – чтобы страшная болезнь хотя бы на время отступила.

Помочь Ане можно:

—Отправив SMS на номер 3443 со словом ЕВИТА 100, где 100 — сумма вашего пожертвования. Принимаются платежи от операторов МегаФон, Билайн, МТС. Если оператор попросит подтверждение оплаты, подтвердите, это бесплатно.

—С помощью QR-кода через приложение Сбербанк-онлайн

— через платежную систему на сайте благотворительного фонда ЕВИТА.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Новогоднее чудо: в Самарской области девочка-сирота без уха и глаза обрела семью

Кроме папы и мамы у нее теперь будут еще братик и сестренка (подробности)

"Он плакал часами напролет": обычная простуда спровоцировала у малыша из Самары редкую болезнь

У маленького Степы нашли редкое генетическое заболевание, во всем мире известно всего 25 человек с таким же диагнозом (подробности)

«По лицу вижу, что у вас ничего нет»: врачи два года не могли поставить диагноз неизлечимо больному ребенку

В результате у малыша из Самары подтвердилась спинально-мышечная атрофия, помочь ему может лекарство за 8 млн рублей (подробности)