Общество4 июня 2021 18:40

“Он - убийца, другого слова я не знаю”: отец юристки винит в ее смерти мужа-участкового

Тело матери двоих детей нашли в колодце три года назад, разбирательства длятся с тех пор
Гульназ была хорошей мамой и женой, успешно работала юристом. Предоставлено отцом погибшей

Гульназ была хорошей мамой и женой, успешно работала юристом. Предоставлено отцом погибшей

- Я не считаю себя виновным. Следователи проверили только одну версию, связанную со мной, остальные факты не брали во внимание, - участковый Гакиль Бадертдинов сегодня предстал перед судом по обвинению в доведении до самоубийства своей жены Гульназ, с которой прожил 16 лет.

Выводы следствия

Страшная гибель женщины потрясла небольшое село: в октябре 2018 года тело 40-летней мамы двоих детей обнаружили в колодце, рядом валялись пустые бутылочки из-под уксуса. Следствие пришло к выводу, что Гульназ Бадертдинова покончила с собой, и виноват в этом ее супруг:

- Экспертиза установила, что имела место длящаяся психотравмирующая ситуация, которая имеет прямую причинно-следственную связь с гибелью Бадертдиновой, - заявил сегодня в суде прокурор Исаклинского района Павел Грибов. - По версии следствия, она подвергалась жестокому обращению, систематическому унижению человеческого достоинства, которые привели ее к депрессии.

Теперь эту версию стороне обвинения предстоит доказать в суде.

Отец женщины хочет доказать вину ее мужа

Отец женщины хочет доказать вину ее мужа

Фото: Александра БУДАЕВА

Отец обвиняет

- Он - убийца, другого слова я не знаю, - отец погибшей Гульназ - Шавкат Хуснуллин - в виновности бывшего зятя не сомневается ни минуты. - А еще - трус: сбежал после ее гибели, ни на похороны, ни на поминки не явился. Напряжение между ним и подсудимым буквально витает в воздухе. Все время, пока пенсионер дает показания, Гакиль Бадертдинов то и дело цокает языком, бурчит под нос “ложь” и “как не стыдно”.

По словам Шавката Хуснуллина, в 2001 году дочка Гульназ ездила на свадьбу к подруге, вернулась оттуда счастливая и почти сразу призналась “Я влюбилась!” Вскоре сыграли свадьбу, в молодой семье родились две дочки, они построили свой дом, завели скотину. Родители о проблемах в семье узнали не сразу, но потом видели и грубость со стороны зятя, и синяки у своей дочери, но та обычно оправдывала мужа: я упала, ударилась об косяк и так далее.

- Он не отдавал детей, а она не хотела бросать дочек, - объснил пенсионер, почему не забрал дочь из дома, где ей могло быть плохо. - В 2018 году, когда Гакиль вернулся из командировки в Самару, стало еще хуже, и я снял дочке с внучками квартиру. Знаю, что он уговаривал ее вернуться, она сомневалась, но старшая дочка ее была непреклонна: мол, боюсь его и никогда не вернусь.

Что именно произошло 18 октября 2018 года, не понятно - за несколько дней до этого Гульназ приезжала к родителям и вела себя, как обычно.

Подсудимый вину не признает

Подсудимый вину не признает

Фото: Александра БУДАЕВА

Семья разрушена

Сегодня дом семьи Бадертдиновых стоит покинутым. На небольшой детской площадке перед ним играют уже другие дети, злополучный колодец стоит закрытый. Дочки Гульназ и Гакиля уехали на Крайний Север к родне по маминой линии. По словам Шавката Хуснуллина, с отцом они не общаются.

Сам глава семьи тоже живет в другом месте. С работы он не уволен и твердо уверен, что сможет доказать свою невиновность.

Впереди у семьи - долгий и нервный процесс, который грозит обнажить немало проблем, конфликтов и “скелетов в шкафу”.

“Комсомолка" следит за развитием событий