2018-02-02T08:30:35+03:00

Министр спорта Самарской области впервые рассказал о своей роли в деле о взятке экс-директора гимназии №1 Любови Картамышевой

На очередном суде мать близняшек Ксенофонтова утверждала, что деньги не были взяткой. А Дмитрий Шляхтин рассказал, что он делал в это время
Поделиться:
Комментарии: comments10
В Самаре продолжается суд по громкому делу директора гимназии №1 Любови КартамышевойВ Самаре продолжается суд по громкому делу директора гимназии №1 Любови КартамышевойФото: Андрей КУРОЧКИН
Изменить размер текста:

В Кировском районном суде Самары прошло третье слушание по делу экс-директора гимназии №1 Любови Картамышевой. Напомним, ее обвиняют в получении взятки в размере 800 тысяч за перевод детей в 4 класс. Бизнес-вумен Елена Ксенофонтова захотела отдать дочек-близняшек в лучшую школу в городе – из-за переезда. Сначала отдала 300 тысяч рублей, потом еще 300 тысяч. 2 августа, когда женщина принесла остаток суммы – 200 тысяч рублей – Любовь Картамышеву задержали. С августа по октябрь Любовь Картамышева находилась в СИЗО. В начале ноября ее отправили под домашний арест. Против директора гимназии возбудили уголовное дело по факту получения взятки.

«Это не было взяткой!» - в этом суд убеждала и Любовь Картамышева, и Елена Ксенофонтова, которая дала эти деньги. Мол, они предназначались на ремонт крыши бассейна и были инициативой «дающей» стороны. Показания директрисы можно прочитать здесь.

«Меня заставили написать заявление»

- Я обратилась к знакомому Александру Чеботкову. Он очень общительный человек, который знает много людей в городе, - вспоминает Ксенофонтова. Знакомый, кстати, оказался старшим помощником военного прокурора Самарского гарнизона, подполковник юстиции. – Так мы вышли на Дмитрия Шляхтина. Я не знала, какую должность он занимает. Шляхтин сказал, что Картамышева не против. На первой встрече предлагала открепительные документы для перевода, но Шляхтин не хотел принимать решение за нас. При этом мне параллельно предложили - есть возможность помочь школе провести ремонт крыши бассейна. Это со слов Шляхтина. Не было такого, что Картамышева оговаривала: если не будет ремонта, то детей не зачислят. Я отложила этот вопрос. 800 тысяч – сумма все-таки большая.

Скоро у Елены возникли проблемы со здоровьем, ей нужно было ложиться в больницу. Тогда она решила: нужно зачислять девочек сейчас, потом может быть поздно. Тогда она передала первые 300 тысяч.

- Эта сумма была тысячными купюрами. Собрала все, что дома нашла, и в пакет положила. Как на рынке, прямо неудобно, - рассказывает Елена. – До такой степени было не до чего. В этот же визит в гимназию я подписала все документы на зачисление. После операции передала вторую часть денег. Я решила заплатить эти деньги на всякий случай. Осталась советская привычка – если заплатишь, то все как-то спокойнее.

2 августа Елена Ксенофонтова повезла третью – 200 тысяч рублей. Директор гимназии предложила женщине подняться на крышу бассейна – хотела показать, что деньги пущены на дело. Но Елена ходила в бандаже после операции и не стала никуда лезть. Сказала, что нет оснований ей не доверять. Когда Елена вышла из гимназии и села в машину, дорогу ей перегородила машина. Вышли оперативники, стали вытряхивать сумку, исследовать телефон. Женщину повезли на опрос.

- Сотрудники полиции опрашивали меня 6 часов. Они сказали, что сомневаются в качестве выполненных работ. Меня уговорили написать заявление о проверке расходов выплаченных денежных средств. На меня давили тем, что я совершила экономическое преступление. Я говорила, что это домыслы, что взятки не было. Все мои доводы игнорировались. Угрожали: если не напишу, то буду сидеть рядом с Любовью Владимировной за дачу взятки. Я написала.

Позже Елене Ксенофонтовой пришло постановление об отказе в возбуждении уголовного дело по факту дачи взятки из-за отсутствия состава преступления.

Выяснилось, что похожее постановление пришло и другому свидетелю по делу, министру спора Самарской области. Правда, он не смог пояснить, какое постановление — о прекращении уголовного преследования или об отказе в возбуждении уголовного дела.

Судья Дмитрий Горьков постановил истребовать из Следственного управления СК России по Самарской области оба постановления.

Крыша бассейна – за счет фонда ЖКХ

В этот раз в суд пришел и врио министра спорта Самарской области Дмитрий Шляхин. Он рассказал о своей роле в этой темной истории. Публикуем фрагменты показаний.

Дмитрий Шляхтин (Д.Ш): Ко мне обратился мой близкий знакомый Александр Чеботков. Попросил помочь с трудоустройством детей в 4 класс. Я обратился к министру образования и науки Владимиру Пылеву с просьбой решить этот вопрос. Он сказал, что устроить двоих детей в 1 гимназию - это большая проблема. Дал контакты директора. Мы встретились с Картамышевой. Я попросил трудоустроить двоих детей. Она согласилась и дала два открепительных. Я сказал возраст и пол детей. От открепительных отказался, потому что не был готов к этому. Не хочу принимать решение за родителей. С директором разговорились о помощи школе. Я спросил, какие проблемы у них. Мне предложили две сметы. Я выбрал смету на 819 тысяч на ремонт крыши бассейна. Вторая смета не помню на что была. Я думал, что эту крышу мы отремонтируем через министерство ЖКХ и энергетики. Связался с министром ЖКХ Крайневым. Он сказал, что за счёт фонда ЖКХ невозможно. Через подрядчика школы было дорого. Я передал эту смету сотруднице, чтобы они посчитали заново, сколько стоит ремонт крыши. Мне сказали, что 819 тысяч рублей - это тяп-ляп. И назвали сумму в 1,3 млн. Я позвонил Лене и сказал, что своими силами ремонтировать крышу дороже. Предложил ей перевести детей в школу попроще. Ксенофонтова сказала, что ее устраивает только гимназия №1, и она готова заплатить за ремонт крыши частями. Потом мы передали первые 300 тысяч.

Адвокат Любови Картамышевой (А.): Кто на первой встрече предложил помочь школе?

Д.Ш.: Я.

А: Как это прозвучало? В какой форме?

Д.Ш. «Какие проблемы у гимназии? Давайте поможем». Обычный вопрос. Мне дали смету по ремонту крыши. Я тут же позвонил Ксенофонтовой и сказал: есть смета по ремонту крыши.

А.: Еще какие-то варианты помощи обсуждались?

Д.Ш.: Там еще был разговор про спортивную площадку, но Любовь Картамышева отказалась. Я предложил сделать школе спортивную площадку. Директор сказала, что площадка не нужна, что нужно отремонтировать крышу.

А.: Вы нам сказали, что было две сметы. Одна на 819 тысяч рублей, а другая – на меньшую сумму. Почему вы выбрали смету на 819 тысяч рублей?

Д.Ш.: Я не готов ответить. Я думал, что мы эту крышу сделаем за счет фонда ЖКХ и таким образом решим эту проблему.

А.: С Ксенофонтовой до встречи с Картамышевой обсуждали вопрос финансовой помощи школе?

Д.Ш.: Нет.

А.: Кем принималось решение о вопросе помощи школе?

Судья (С.): Вопрос снимается. Переформулируйте.

А.: Вы вопрос оказания помощи с Ксенофонтовой предварительно не обсуждали, а придя к Картамышевой стали говорить об этом. Я и задаю вопрос.

Д.Ш.: Я не помню, что говорил Ксенофонтовой. Много разговоров было по этому поводу. Решение о помощи школе должна принимать родительница. И она приняла это решение. Я не брал открепительные документы первый раз, потому что я не хотел брать на себя ответственность за это решение первый раз.

А.: Вам известно, что кто-то из полиции пытался помешать расследованию уголовного дела по Картамышевой? Исходило ли от вашей стороны это желание помешать?

Д.Ш. Мне об этом ничего неизвестно. Я не мешал.

А. Вам известно, что кто-либо из Правительства Самарской области пытался оказывать давление и угрожать свидетелям по уголовному делу?

Д.Ш.: Такое я не слышал.

А.: у вас в служебном кабинете проводился обыск?

Д.Ш.: Да.

А.: Вы присутствовали при нем?

Д.Ш. : Да.

А. : Что у вас изъяли?

Д.Ш.: Два документа. Коммерческое предложение риэлторское. И зарплатная ведомость ЦСКА 2007 года, когда я там работал.

А.: Эти документы имеют отношение к делу Картамышеаой?

Д.Ш.: Нет.

А.: Вы что-нибудь заявили по этому поводу лицам, которые проводили этот обыск?

Д.Ш.: Ну изъяли и изъяли. Наверное, они имели право это делать.

А.: При встрече с Картамышевой она ставила в зависимость перевод детей от предложенной помощи?

Д.Ш.: Нет, она сразу предложила открепительные талоны, когда я первый раз приехал. Я их не взял.

А.: В отношении вас было ли вынесено процессуальное решение по снятию с вас каких-либо подозрений в совершении какого-либо преступления? Постановление о прекращении уголовного преследования вы получали?

Д.Ш.: Да.

А.: Как называется это постановление? По каким основаниям было вынесено это решение?

Д.Ш. Я не помню статью.

А.: В какой момент стало известно, что силами ЖКХ вы не сможете осуществить ремонт крыши?

Д.Ш.: После разговора с Крайневым. Он сказал, что это не его тема и у него нет такой программы.

А.: А Ксенофонтовой о результатах вашей первой встречи с Картамышевой вы сказали до этого разговора или после?

Д.Ш.: Я позвонил из кабинета Картамышевой. Спросил, сколько лет детям и какой класс. Разговор шел о детях.

С.: Мы это слышали уже. О каких-либо результатах вы сообщили?

Д.Ш.: После того, как я вышел из кабинета, я сразу позвонил и рассказал, что мне предложили талоны и я их не взял.

А.: Вы в этом разговоре рассказали о необходимости ремонта крыши бассейна за 800 тысяч рублей?

Д.Ш.: Я сказал, что эту тему мы будем решать и надо подумать, как сделать. Сказал, что надо пересчитать, ведь можно сделать дешевле.

А.: На тот момент вы знали о том, что не сможете отремонтировать силами ЖКХ?

Д.Ш.: Нет, тогда прошло-то всего 10 минут, я не мог знать.

А.: Поясните мне и суду, почему вы предложили сразу Ксенофонтовой участвовать в финансировании этого ремонта, когда сами собирались силами ЖКХ и Крайнева?

Д.Ш.: Я ничего не предложил. Я предложил помочь школе. Узнал проблемы в школе. Эта проблема оказалась с крышей. Соответственно, мы могли бы и не решать эти проблемы. И вообще в эту гимназию не ходить. Этот вопрос был не актуален. Это было наше внутреннее решение. Я сказал, что есть проблема и стоит она 800 тысяч. Я не озвучивал необходимость.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Любовь Картамышева, обвиняемая во взятке в 800 тыс. рублей: «Я пошла на это ради безопасности детей» Экс-директор гимназии №1 в суде рассказала, как все было на самом деле и кто просил ее взять деньги (подробности)

Любовь Картамышева, обвиняемая во взятке в 800 тыс. рублей: «Я пошла на это ради безопасности детей»

Экс-директор гимназии №1 в суде рассказала, как все было на самом деле и кто просил ее взять деньги (подробности)

Поборы на миллион: директор самарской гимназии №1 – взяточница или жертва мести родителей?

Почетный работник образования Любовь Картамышева – в СИЗО. Ее поймали с поличным при получении 200 тысяч рублей (далее)

Бывшему директору гимназии №1 в Самаре Любови Картамышевой продлили срок ареста

Обвиняемая будет находиться под стражей до 4 ноября (далее)

Чем закончились дела о поборах в самарских школах?

"КП"-Самара" проанализировала данные областной прокуратуры по незаконным финансовым операциям в учебных заведениях областного центра за последние несколько лет (далее)

Бывшему директору гимназии №1 Любови Картамышевой продлили домашний арест и не разрешили гулять

Картамышеву обвиняют в получении взятки (далее)

Дело бывшего директора самарской гимназии №1 направили в суд

Любовь Картамышеву обвиняют по статье «Получение взятки в крупном размере» (далее)

Экс-директора гимназии № 1 Любовь Картамышеву выпустили из СИЗО

Женщина ближайшие два месяца проведет под домашним арестом (далее)

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также