Премия Рунета-2020
Самара
-11°
Boom metrics
Общество13 октября 2023 8:27

Легенда об «окаменевших святотатцах» гуляет по Руси: как можно использовать дом, где было «стояние Зои»

Самарские краеведы предложили создать музей на месте «стояния Зои»
Теперь на месте легендарного "стояния Зои" - два сгоревших домика и часовня

Теперь на месте легендарного "стояния Зои" - два сгоревших домика и часовня

Фото: Евгений ЕГОРОВ

10 октября в Самаре загорелось здание по улице Чкалова, 84. Знатоки самарской истории всполошились, ведь по этому адресу находится дом, в котором, как описывает молва, было легендарное «стояние Зои».

Как выяснилось чуть позже, горел все-таки дом, непосредственно выходящий фасадом на улицу Чкалова, а та легендарная «избушка» (кстати, пострадавшая от пожара еще 9 лет назад) находится во дворе и имеет тот же адрес.

Нынешнее происшествие заставило еще раз задуматься о судьбе этого участка города, который находится в запущенном состоянии и требует каких-то решений. Может ли повлиять на эти решения существующий миф? Корреспондент «КП-Самара» поговорил на эту тему с экспертами-краеведами.

Факты и легенда

Напомним коротко еще раз фабулу истории, в которой переплелись легенда и реальные события.

Не вызывает сомнений факт, что в январе 1956 года на улице Чкалова было замечено столпотворение. Люди тысячами приходили сюда и натыкались на конную полицию, загораживавшую проход к дому № 84.

Ситуация обсуждалась в обкоме партии, после этого заседания оцепление было снято, толпа любопытствующих «рассосалась», а в газете «Волжская коммуна» был опубликован фельетон. Это то, что задокументировано и сомнению не подлежит.

Все остальное — не подтверждено ничем. Легенда гласит, что в доме Клавдии Болонкиной собралась молодежь и устроила танцы. Девушка по имени Зоя Карнаухова, не дождавшись парня по имени Николай, сняла со стены икону Николая Чудотворца, стала с ней танцевать и окаменела.

Именно чтобы увидеть окаменевшую девушку, и собирались толпы куйбышевцев. По легенде, Зоя «разморозилась» только через 128 дней, на Пасху. В этом смысле совершенно нелогична потеря общественного интереса к чуду уже в 20-х числах января 1956-го. Если б «стояние» действительно имело место и продолжалось до середины весны, почему резко иссякли желающие на него поглазеть?

«КП-Самара» уже разбиралась подробно в этом вопросе и приводила даже рассказы очевидцев.

«Ходячий» сюжет об обездвиженном грешнике

Автор этих строк в бытность студентом филфака Самарского университета оцифровывал записи материалов диалектологических практик. В том числе там был рассказ, записанный в селе Максимовка Богатовского района.

Житель этого села рассказывал историю о том, как в Максимовке собирались сносить церковь. Участвовавший в этом один из комсомольцев прокричал: «Если есть боженька, пусть оторвет мне ноженьки!» и… оказался обездвиженным. Ничего не напоминает?

Ученые считают, что сюжет об окаменевшем святотатце «гуляет» по Руси с XIX века, и его пересказы с вариациями встречаются в разных городах и селах страны в разное время. Но куйбышевская история о «стоянии Зои» выделяется в этом ряду тем, что она вызвала совершенно реальную общественную реакцию и вмешательство государственных органов. Тем и интересна.

Что делать с «легендарным» домом?

И в этой связи возникает вопрос о дальнейшей судьбе полусгоревшего домика. С одной стороны, он не является памятником архитектуры и в этом смысле не подлежит сохранению. С другой — это локация, связанная с городской легендой, к тому же рядом с домом несколько лет назад была установлена часовня с фигурой Николая Чудотворца, которая стала местом паломничества верующих.

В то же время известно, что территорию, на которой находится дом, выкупил инвестор с намерением строить здесь современные здания. Однако пока не решается из-за возмущения части общества. Шли разговоры о передаче дома по Чкалова, 84 епархии, но пока этого не произошло.

«Городские легенды - часть культурного кода»

- Легенда о «стоянии Зои» - это часть культурного кода Самары. У нас не так много городских легенд, чтобы ими разбрасываться. Но что делать с этим домом — пока непонятно. Хотелось бы, чтобы у территории появился собственником с внятным намерением по ее дальнейшему развитию, - высказался директор самарского музея краеведения имени Алабина, заместитель председателя самарского отделения ВООПИИК Андрей Кочетков.

Активист движения «Том Сойер Фест» Антон Черепок сейчас занят восстановлением расположенного неподалеку «Дома купца Кожевникова», который тоже овеян легендой.

- Разница в том, что дом Кожевникова представляет собой реальную архитектурную и историческую ценность. Те самые часы на фасаде, окутанные таинственной историей, - это уникальная деталь, которой нет больше нигде вообще. Дом на Чкалова, конечно, сам по себе, без легенды, ценности не представляет, и я, честно говоря, не знаю, как к этому относиться. В целом этот район нуждается в каких-то решениях. Совсем рядом, на углу Чкалова и Арцыбушевской, есть здание, признанное объектом культурного наследия, со своей охранной зоной. И для меня важнее, если застройщик что-то соберется делать с этой территорией, чтоб не пострадало оно, - признался активист.

Краевед Игорь Махтев считает, что территориально рядом расположенные дом «стояния Зои» и дом купца Кожевникова — перспективная локация для создания музея городских легенд.

- Понятно, что в январе 1956-го что-то произошло, потому что дыма без огня не бывает, но что именно — никто уже не узнает. Факт, что люди собирались толпами и что теперь это городская легенда — такая же, как якобы выступление Шаляпина с балкона гостиницы на Дворянской. Мне кажется, если дом на Чкалова сохранять, то можно было бы создать в нем музей вот таких городских легенд. Можно было бы водить экскурсии сюда и к «дому с часами», - предлагает краевед.

К этой же идее в своих размышлениях в беседе с корреспондентом «КП-Самара» пришел и директор Самарского литературного музея, доктор филологических наук Михаил Перепелкин.

- Я лично разговаривал с людьми — таких было 5-6 человек, - которые, будучи детьми, видели толпы в этом районе в 1956-м году. Но нет ни одного очевидца самого «стояния». Поэтому если делать музей — надо понять, это должен быть музей чего? Греха, наказания? Мне кажется, надо опираться на факты, не подвергающиеся сомнению. Факт, что есть легенда — может быть, должен быть музей городских легенд. А может быть, музей эпохи. Ведь похожие легенды встречаются в разных местностях примерно в одни и те же времена, и это всегда времена кризиса, «слома» в общественном сознании. Когда в обществе — безвременье, тогда «разверзаются небеса» и появляются легенды о чудесных событиях, - считает ученый.